Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!

Часть стала на место целого.

И ей удалось вобрать в себя чувственный образ целого.
Как это оказалось вероятным?

*

В разгар войны в Америке возобновили “Потемкина”.
Досняли к нему пролог и эпилог.
Озвучили его Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!.

И, назвав его “Семечки свободы”16, выпустили на экран.
В таком виде “Потемкин” стал как рассказ старика пар-
тизана, участника потемкинских событий, в трагические деньки
обороны Одессы от фашистских орд.
В связи с этой новейшей версией Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! кинофильма журнальчик “Theatre arts”
вспоминал историю кинофильма.
Посреди многого другого в этой статье писалось:

“...Тут родилась техника pars pro toto* ...”
Переосмысление роли большого плана из информационной
детали “в частность, способную вызвать Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! в сознании и эмоциях
зрителя — целое”, вправду почти во всем связано с этим
фильмом.

Таково пенсне доктора, в подходящий момент заменившее собственного но-
сителя.

Болтающееся пенсне стало на место доктора, барахтающегося
посреди водных растений после матросской экзекуции Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!.
В одной из собственных статей я приравниваю этот способ использо-
вания большого плана к тому, что в поэтике понятно под на-
званием синекдохи17.

А то и другое ставлю в прямую зависимость Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! от психологичес-
кого парадокса pars pro toto, другими словами возможности нашего вос-
приятия через представленную часть воспроизводить в созна-
нии и эмоциях — целое.

Но когда художественно вероятен этот парадокс?
Когда закономерно и исчерпывающе Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! часть, частность, личный
эпизод способны поменять собою целое?
Естественно, единственно в тех случаях, когда часть, частность либо
_________
*— часть заместо целого (лат.).

137

личный эпизод — типические.

Другими словами тогда, когда в их, как в Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! капле воды, вправду кон-
центрированно отражается целое.

Образ доктора с его острой бородкой, подслеповатыми очами
и близорукой недальновидностью — с руками и ногами укла-
дывается в свойственное очертание пенсне эталона 5-ого года,
как Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! фокстерьер, посаженное на узкую железную цепоч-
ку, закинутую за ухо.

Совсем так же сам эпизод восстания на “Потемкине” чис-
то исторически вобрал в собственный “сюжет” бессчетное множе-
ство событий, глубоко соответствующих для “генеральной Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! репети-
ции” Октября.

Тухлое мясо разрастается до знака нечеловеческих критерий,
в каких содержались не только лишь армия и флот, да и эксплуа-
тируемые работники “величавой армии труда”.
Сцена на юте собрала внутри себя соответствующие Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! черты беспощадности, с
которой королевский режим подавлял всякую попытку протеста,
где, когда и вроде бы она ни появлялась.
И эта же сцена включила в себя и более обычное, нередкое
для 5-ого года ответное Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! движение тех, кто получал приказ
расправляться с восставшими.

Отказ стрелять в массу, в массу, в люд, в собственных братьев —
таковой же соответствующий штришок для обстановки 5-ого года, и
этим отмечено славное прошедшее всех Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! и всех военных со-
единений, которые кидала реакция на угнетение восставших.
Траур над телом Вакулинчука перекликался с бессчетными
вариантами, в каких похороны жертв революции становились
огненной демонстрацией — и поводом к жесточайшим схват-
кам и Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! расправам.

В сцене над телом Вакулинчука воплотились и чувства и судь-
бы тех, кто на руках собственных несли тело Баумана по Москве18.
И все таки случаи отказа стрелять в массу были единичными Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! и
утопали в океане пролитой людской крови.
И сцена на лестнице вобрала в себя и Бакинскую бойню, и 9-е
января, когда так же “наивной массой” люд радуется ве-
сеннему воздуху свободы 5-ого года и когда Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! эти порывы так
же бесчеловечно давит сапогами реакция, как зверски подожг-
ла митинг в Томском театре вкупе со стенками самого строения
разнузданная темная сотка погромщиков.
В конце концов, конец кинофильма, решенный победоносным проходом
броненосца Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! через адмиральскую эскадру и этим мажорным

138

аккордом обрывающий действия кинофильма, совсем так же
несет внутри себя образ революции 5-ого года в целом.
Мы знаем последующую судьбу исторического броненосца.
Он был интернирован в Констанце...
Потом возвращен Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! королевскому правительству...
Матросы частью спаслись...

Но Матюшенко, попадающий в руки королевских палачей, в даль-
нейшем казнен...

Но верно решается конкретно победою конец судьбы
экранного потомка исторического броненосца.
Ибо совсем так же сама революция Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! 5-ого года, подав-
ленная в потоках крови, заходит в анналы истории революций
сначала как явление беспристрастное и исторически победо-
носное.

Как величавый предтеча окончательных побед Октября.
И через этот образ победительно решенной жертвы Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! просту-
пает во всем пафосе роль величавых событий 5-ого года, посреди
которых исторические действия на “Потемкине” менее част-
ного эпизода, но конкретно такового, в каком может отразиться
величие целого.

9

Но вернемся к исполнителям и Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! анонимам...
Все практически участники кинофильма безвестны и безыменны, не счи-
тая Вакулинчука — Антонова, Гиляровского — сейчас режиссе-
ра Александрова, Голикова — Барского, сейчас уже перестав-
шего быть режиссером, да боцмана Левченко, чей Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! свисток так
помогал нам в работе.

Каковы судьбы этих сотен анонимов, с энтузиазмом пришед-
ших в картину, с неослабевающим рвением бегавших под паля-
щим зноем ввысь и вниз по лестнице, нескончаемой вереницей
ходивших траурным шествием по Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! молу в открытое море?
Больше всех мне хотелось бы повстречать безыменного малыша,
рыдавшего в детской колясочке, до того как коляска, подпры-
гивая со ступени на ступень, летела вниз по лестнице.
Ему на данный Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! момент — 20 лет.

Где он... а может быть, она? Я даже не знаю, мальчишка это был
либо девченка!
Что делает?

139

Защищал ли юношей Одессу?

Либо женщиной была угнана в иностранное рабство Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!?

Ликует ли на данный момент в освобожденной возрождающейся Одессе?

Либо лежит где-нибудь в братской могиле, кое-где далековато на

Лимане?

10

И все таки отдельные имена и фамилии из массовок “Одесской
лестницы” я помню.
И это Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! непопросту.

Есть в практике режиссуры таковой “Бонапартов прием”.
Довольно понятно, как Наполеон расспрашивал собственных сол-
дат о ком-либо из однополчан и позже поражал того осведом-
ленностью о его домашних Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! делах.
“Как поживает жена твоя Луизон?”
“Как живут твои предки — хорошая старушка Розали и тру-
долюбивый Тибо — на окраинах Сен-Тропеза?”
“Поправилась ли тетушка Жюстина от подагры?”
Масса мчится вниз по лестнице.
Более 2-ух Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! тыщ ног бегут вниз по уступам.
1-ый раз — ничего.
2-ой — уже наименее энергично.
3-ий раз — даже лениво.
И вдруг с вышки,
через сверкающий рупор,

перекрывая топот ног и шуршанье башмак и сандалий,
звучит Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! иерихонской трубою —
нравоучительный крик режиссера:

“Товарищ Прокопенко, нельзя ли поэнергичнее?”

На мгновенье массовка костенеет: неуж-то с этой окаянной

вышки видно всех и каждого? Неуж-то режиссер аргусовым

оком смотрит за каждым Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! бегущим? Неуж-то знает каждого в

лицо и по имени?

И в обезумевшем новеньком приливе энергии массовка мчится далее,
строго уверенная в том, что ничто не улизнет от внимания
недреманного ока режиссера-демиурга.
А меж тем Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! режиссер проорал в свою сверкающую трубу
фамилию случаем известного ему участника массовки.

140

11

Но кроме этих тыщ анонимов, еще есть один — совсем свое-
образный аноним.

Этот аноним вызвал огромное беспокойство даже Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! междуна-
родного порядка: менее и более как запрос в германском
рейхстаге, сейчас схожем остовом собственного пробитого и сгорев-
шего купола на огромную мышеловку, из которой разбежа-
лись крысы, за ранее обгрызши его фасад и угловые
башни Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!, как огромный кусочек лежалого сыра.
Анонимом этим были... суда адмиральской эскадры, которая в
конце кинофильма надвигается на “Потемкина”.
Их много, и они суровые.

Вид их и количество во много раз превосходили Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! численность
того флота, которым располагала юная русская держава
в 1925 году.

Отсюда лихое беспокойство германского соседа.
Означает, агентурные и шпионские данные о военной мощи Рос-
сии — неверны и преуменьшены?

В итоге — запрос в рейхстаге о подлинной Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! численности
нашего флота.
У ужаса глаза значительны.

И ужаса этого германец узнал хороших 19 лет спустя — весною
1945 года, когда наши победоносные войска вступили в Берлин
в ответ на бредовое безумие германской злости. Но в 1926
году Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! эти очень обширно в испуге открытые глаза проморга-
ли на дисплее то событие, что кусочки общих планов на-
двигающейся эскадры — менее и более как кусочки старенькой
хроники маневров... старенького южноамериканского флота.
В одном Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! из кадров мерцает даже испещренный звездами и по-
лосами флаг...

Прошли годы, и суровая мощь нашего флота стала реаль-
ностью. И память о мятежном броненосце живая в груди плея-
ды его железных Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! потомков.

А подлинный южноамериканский флот (как некогда в картине — кад-
ры!) плечо о плечо реально стоит с нами рядом и совместно с нами де-
рется за одно с нами дело, за окончательное Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! истребление и ис-
коренение фашизма в мире!

141

12

И здесь пришло место воздать подабающее главному анониму —
уже не анониму-участнику, но анониму-творцу:

нашему величавому русскому народу,
его геройскому революционному прошлому
и его величавому творческому Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! вдохновению, которое неиссяка-
емо питает творчество наших живописцев и мастеров.
И этому величавому многомиллионному вдохновителю и истин-
ному творцу наших произведений пусть будет тут принесена
огненная благодарность всех тех, кто творит в Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! нашей стране.




[Чудо в Большенном театре]

...Рукоплескания в Большенном театре, как картечь, неслись по
полуциркулям коридоров. Я в коридоре, волнуясь не только лишь за
судьбу кинофильма, да и за слюни. Последняя часть пронеслась на
слюнях Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!.

Взбираясь все выше от партера в бельэтаж, с яруса на ярус, по
мере того как растет волнение, скупо и встревоженно лов-
лю отдельные взрывы рукоплесканий.
Пока в один момент, как картечь, не срывается зрительный Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! зал в це-
лом — раз (это пошел кадр с красным флагом).
Два — это по штабу генералов грохнули орудия “Потемкина”
в ответ на расстрел Одессы.

Продолжаю плутать по пустынным концентрическим кори-
дорвеям.
Никого.

Даже Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! вахтеры все забрались вовнутрь. Зрелище необыкновенное,
в первый раз за историю в ГАБТ — кино.
На данный момент будет 3-я “картечь”. “Потемкин” уйдет через ад-
миральскую эскадру, “победно рея знаменем свободы”.
И вдруг Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! — прохладный пот.
Всякое другое волнение позабыто и перебито.
Слюни!!

Боже мой: слюни!
Слюни...

Впопыхах в монтажной мы запамятовали склеить конец последней
части кинофильма1.

Монтажные кусочки конца — встречи с эскадрой — крошечные.
Чтоб они не Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! разлетались, не перепутались, я слепляю их слю-
ной.

Позже передаю монтажницам в клейку. Смотрю 1-ый ва-
риант. Рву его. Монтирую 2-ой — опять рву.
И вдруг я ясно вспоминаю — монтажница не успела скле Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!-

143

ить последний окончательный вариант. Тот, который из
коробки уже вылез на бобину.
Хваткий ацетон не поменял слюны.

А последний ролик, знаю по времени, слышу по музыке — уже
пошел!

Чем я могу посодействовать Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!?!

Глупо, ярусами полуциркульных коридоров сбегаю
вниз — они соединяются в спираль, в штопор, и этим винтом хо-
чется вонзиться, врезаться, вкопаться в подвалы, в землю, в ни-
что.

На данный момент будет обрыв!

Дробью посыпятся из аппарата Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! кусочки...
И будет сорвано дыхание конца картины.
И вдруг, представьте! Волшебство! Слюна выдерживает!
Картина домчалась до конца.

И мы очам не верим, на монтажном столе позже без малей-
шего усилия Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! отлепляя друг от друга те же крошечные кус-
ки, которые, держась друг за друга чудодейственной силой как
целое промчались через проекционный аппарат!..




^ Memoires posthumes*

Принято публиковать воспоминания по погибели.
Обычно после погибели создателя Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!, чтобы не задеть, чтобы не оби-
деть.

Ну а если случится, что умрет не создатель, а тот кусочек жизни и
истории, которые были современниками создателя?
Тогда можно писать прижизненные посмертные воспоминания.
Такими Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! они и будут.
Об ушедшей Европе
и пережившем ее создателе.

__________

* Посмертные воспоминания (франц.)



Epopee*

Пролог


1929 год.

Глубокая осень, переходящая в зиму.
Берлин.

Мартин-Лютер-штрассе.

Меблированные комнаты “Пансион Мари-Луизе”.
Две большенные полуторные кровати.
Германские Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! обширные перины.
Под одной — Фридрих Маркович Эрмлер.
Под другой — я.

Фридрих сейчас прибыл из Москвы.
Ему Берлин не нравится.
Ему тут некомфортно.
“Что я буду тут делать?”
Ему уже охото домой Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!.

Я уже несколько месяцев за границей. Успел объездить с докладами Швейцарию1.
Выступал в Гамбурге.
В Берлине понимаю толк.

Завтра я начну Фридриху демонстрировать Берлин2.
А сейчас он мне ведает о столичных настроениях Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!: “В
Москве о для тебя ничего не слышно... В Москве считают, что ты
недостаточно колоритно путешествуешь...”
В Москве, естественно, не понимают, что съездить в Голливуд —
это цель моей поездки — совершенно не так просто и Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! на переговоры уходит популярная толика времени.
Все же в Москве, в синематографической Москве, считают, что я путешествую недостаточно... как он произнес?.. ко-
__________
* Эпопея (франц.)

146

лоритно?

“Вот если б для тебя, — продолжает Фридрих Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! мечтательно, — политически где-нибудь понашуметь...”
Я очень сговорчив.

“Понашуметь?.. Колориту не достаточно?”
Я посапываю и переворачиваюсь на бок.
Погодите. Дайте повод.
Дайте срок. Москва будет довольна.
Что будет? Пока никому не понятно...
Угасает свет Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!.
Оба засыпаем...



Сорбонна

Проходит несколько месяцев...
1930 год.
Париж.

Середина февраля.

Я уже успел съездить с докладами в Лондон1.
Побывал в Бельгии, где выступил перед рабочими в знамени-
том предместье Льежа.

Заглавие его Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! Серенг-ла-Руж (“Красноватая”!) гласит за себя.
Избегая лишнего любопытства милиции, уезжаю из оте-
чества Тиля Уленшпигеля незначительно резвее, чем подразумевал.
Это мешает заехать в Остенде в ответ на разлюбезное приглаше-
ние старика Джеймса Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! Энсора. Я очень сожалею об этом, так
как люблю его гротескные офорты, где скелеты и люди свива-
ются в самые фантастические узоры, продолжая на пороге XX
века традиции этих причудливых и странноватых фламандских пред Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!-
ков типа Иеронимуса Босха.
Выступаю в Голландии.
Тут — не без малеханьких сенсаций.
Голландия неразрывно с юношества связана с представлениями о
какао Ван-Гуттена, остроконечных чепцах и, естественно, о гигант-
ских древесных Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! сабо.

1-ое, о чем я спрашиваю, сходя с поезда в Роттердаме (мой
1-ый доклад тут), это: “Где же сабо?”
Назавтра все газеты выходят с жирным заголовком: “Где же
сабо?” (по-голландски “кломпен”), — спрашивает Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! Эйзен-
штейн”.

147

На пути к музею Ван-Гога в Гааге наше такси чуть ли не сшибает с
ног... царицу Вильгельмину.

В те идиллические годы уже немолодая царица, как всякая
обычная смертная дама, пешком гуляет Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! по улицам своей
столицы.

В последнюю секунду такси успевает свернуть в сторону...
Упиваемся колоритом наилучшего в мире собрания холстов Ван-
Гога.

Тут рядом с поразительным рисунком “Жниц” на знатном
месте сверкает красками именитый портрет почтового чи Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!-
новника с оранжевой бородой2. Потоки крона, охры и корич-
неватого золота так же безудержно змеятся к остриям раз-
двоенной его бороды, как потоки иссиня-черного и темно-зе-
леного взвиваются ввысь в извивающихся Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! спиралях его кипа-
рисов.

Но сенсация не тут.

Посреди очень миролюбиво встретивших меня в Амстердаме га-
зет оказалась и статья какого-то патера.
Патер очень тепло писал о огромной проповеди Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! гуманитар-
ных мыслях, которые несет с собой русская кинематография.
На последующий денек поднялась неимоверная газетная буря, об-
рушившаяся на бедного патера.

Общий тон этой бури в особенности законченно выразила одна га Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!-
зета: “Что большевики способны вступать в альянс с самим
сатаной, — мы не сомневаемся нисколечко. Но созидать, как их
еще прикрывает сутана, — это уж очень!”
Но ни особого шума, ни тем наименее особенного колорита
все это не заносит Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!. (Разве что в биографию бедного патера!)
И вот как и раньше Париж.

Через край переполненный впечатлениями Париж.
Но сенсаций — пока никаких.
Медлительно тянутся переговоры с Америкой.
Бурно проносятся увеселения “нового Вавилона Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!”3.
Страдательно исхаживаются маршруты положенного узреть турис-
там.

Шмен-де-Дам4 и поля схватки под Верденом.
Музей Клюни, куда прогуливаются только глядеть выставлен-
ный железный “пояс целомудрия”.
Музей Карнавале, посвященный истории городка Парижа Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!.
Но вот, в конце концов, в ответ на напористые просьбы я даю согла-
сие выступить с докладом в Сорбонне.

148

Ничего такого особенного!

Маленькой доклад о русском кино-
Демонстрация кинофильма “Старенькое и новое Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!”...
Под эгидой секции “des recherches sociales” — “соц
изысканий”.

В зале Ришелье. На одну тыщу персон.
“Старенькое и новое” еще не разрешено цензурой.
Но показ в стенках Сорбонны считается закрытым просмотром.
Сорбонна — экстерриториальна.
Таковой показ в Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! цензурном разрешении не нуждается.
И кое-где под сидячей фигурой кардинала Ришелье устанавли-
вается переносной киноаппарат для демонстрации кинофильма.
Отлично, что просмотр состоится вне разрешения цензурного
комитета.

Цензура кинофильм, естественно, никак не Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! пропустит в той атмосфере
антипатии к Союзу, которая царствует здесь-
Совершенно не так давно воспретили нашу хронику какого-то из очеред-
ных физкультурных парадов.

Единственный мотив — лица участников парада улыбаются.
Означает Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!, в Русском Союзе совершенно не так плохо?!
Русская пропаганда!
За-пре-тить!

Французская цензура, как лицезреем, сверхбдительна!
Или дело британский цензурный комитет в Лондоне... Я толь-
ко что оттуда. Там один цензор слеп, это Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! для немых кинофильмов?
Другой — глух, это для звуковых?? А 3-ий в период моего
пребывания совсем... погиб!

Правда, все это нисколечко не мешает нашим фильмам совер-
шенно не демонстрироваться в Лондоне, хотя цензура Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! даже не
считается муниципальным учреждением.
Отлично, что хоть в Париже еще есть неприступные оплота
свободы зрелищ!

Голубые билетики — приглашения — разлетаются по Парижу.
Выясняется, что вечер ожидается с огромным нетерпением.
Но вот чья-то Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! подлая вероломная рука закидывает один го-
лубой билетик на один письменный стол.
Письменный стол принадлежит государю Кьяппу, преслову-
тому префекту милиции городка Парижа.
Ну что все-таки. Мы не возражаем, чтоб в публике Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! был бы и мосье
Кьяпп. “Будем как солнце”5. Будем светить и хорошим, и злым.
Но дело совершенно не так безвредно, как кажется.

149

Приезжаю за полчаса до начала доклада в Сорбонну.
В длинноватом коридоре встречаюсь Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! с Муссинаком и медиком Ал-
ланди — председателем вечера.
С боковой стороны из зала доносится рокот голосов.
У входных дверей — давка.
У входа в здание — столпотворение.
Дело, естественно, не столько в моей Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! персоне, сколько в том, что в
настолько недружелюбном в те годы к Москве Париже раздастся
глас приезжего москвича.
Но... на Алланди и Муссинаке нет лица.
Оказывается, что невинный голубой билетик на столе префек Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!-
та — это совсем не приглашение государю префекту пожало-
вать на просмотр. Билет, посланный префекту милиции, пре-
крутит закрытый вечер в вечер... открытый. А на открытом
вечере для демонстрации кинофильма требуется разрешение цен-
зурного комитета. “Старенькое Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! и новое” разрешения не имеет.
Только-только прибыло распоряжение милиции, запрещающее
демонстрировать кинофильм.

Мне приоткрывают боковую дверь в зал.
В щелочку я вижу — собирается публика. Многие уже на местах.
Возвышается сидящая Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! фигура Ришелье.
Под ней — проекционный аппарат.
И около аппарата... в полной форме полицейский, в традици-
онной пелеринке, в белоснежных перчатках.
Он стоит, конвульсивно ухватившись за ножку проекционной
машины.

“Quel outrage! Какое оскорбление! Это 1-ый flic Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! (полицей-
ский) в стенках Сорбонны со времени Наполеона III!”
“Он прибыл совместно с запретом. В его задачку заходит не допус-
тить демонстрации кинофильма...”

“Merde*!” Я уже так свыкся с французским языком Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!, что
ругаюсь, не прибегая к переводам.
Ну что все-таки? Идти домой?!
Как можно!!!

Оба организатора умоляют остаться.
У меня заготовлено вступительное слово на 20 минут.
Не могу же я им веселить аудиторию Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! в течение целого вече-
ра?!
За стенкой неожиданный грохот,
______
* “Дерьмо!” (франц.).

150

как шум от вырвавшейся очень большой пробки из очень боль-
шой бутылки шампанского.

Это масса прорвалась во входные двери. Смяв контроль, люд-
ские потоки Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! затопляют зал.
Организаторы умоляюще глядят.
Как можно отменять вечер?!
Стремительно совещаемся, — что все-таки делать.
Испытать демонстрировать кинофильм?
Наперекор воспрещению?
Но этого, видимо, милиция только и ожидает.
Полицейский попробует Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! приостановить проекцию.
Полицейский, возможно, получит по шейке от кого-нибудь из бо-
лее экспансивных зрителей.
Но из-под земли возрастут другие полицейские...
Вбегает кто-то из младших устроителей вечера, бледноватый как
полотно: “Во Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! дворе Сорбонны располагаются отряды милиции!”
“Quel outrage! Quel outrage!”
“Вот видите: поднимется стычка”.
“Произойдет стычка с милицией”.
В публике много товарищей — французских коммунистов.
Милиция будет очень рада в общей свалке переловить тех, кого
ей нужно Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!...
Новый взрыв.

Это масса опять прорвала еле-еле наладившийся контроль.
Уже забиты проходы.
Посиживают на ступенях.

Недоумевают, смотря на полицейского.
Галдят, как огромный улей.
Как быть?

На тыщу мест — уже три Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! тыщи человек.
Другой из младших устроителей приносит еще больше тревож-
ную известие: “В зале большой процент “царских субчиков”
(“camelots du roi”) — членов молодежной организации монар-
хистов.

Все подготовлено к большенному скандалу Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!...
Принимаем резвое решение.

Больше чем на 40 минут я не сумею растянуть свое сообще-
ние.

А позже — чем черт не шутит — сыграем с публикой в... “во-
просы и ответы”.
И да поможет мне бог Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!!

151

Зал разражается грохотом нетерпения.
Ныряю головой вперед, как в бушующий океан.
Рев, который поднимается с мест, способен заглушить рев лю-
бого океана, таковой поднимается ураган негодования, когда док-
тор Алланди докладывает о воспрещении префекта Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! демонстрировать
кинофильм.

Бедный ажан 20 раз меняет краску в лице — то он ба-
грово-красный, то бледноватый, как салфетка.
Естественно, тяжело придумать более признательную атмосферу...

*

В суть самого доклада тут в Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! особенности вдаваться нечего.
Кроме общих идейных позиций и особенностей со-
ветского кино я излагаю милое моему сердечку учение об “ин-
теллектуальном синематографе” — синематографе понятий,
которым я как раз в это время в особенности увлечен.
В Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! специальной литературе все это изложено очень обстоятель-
да и тщательно6.

Это учение об чувственном и умственном “оберто-
нах” и схема “от тезы к виду — от вида к понятию” и все
прочее на Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! многие годы давало еду для освоения, споров, поле-
мики, выработки методики.

Но повторяю: это все — материал для специальной литерату-
ры и имеется в любом количестве особых статей.
По ходу дела попадает немного Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! сюрреализму, тогда еще модно-
му даже в самом Париже, если словом “немного” можно именовать
утверждение докладчика о том, что они делают прямо проти-
воположное тому, что следует делать...7
Но тут увлекательнее всего, естественно Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!, выложить драматическую
сторону самого вечера, тем паче что описание этой стороны в
теоретические статьи, естественно, никогда не попадало!
Начать с того, что я терпеть не могу выступать перед публикой.
Оцепенение.

Но здесь идет Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! навстречу такое горячее дыхание наэлектризован-
ной гневом аудитории, что всякое оцепенение и скованность
тают как воск.

Вдруг по-настоящему сам проникаешься подлинной яростной
возмущенностью.
Ты — в самом сердечко научной мысли Франции,

152

Франции Декартов и Вольтеров Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!,
Франции “Прав человека” и коммунаров,
Франции многолетний борьбы за свободу.
И вдруг некий грязный flic смеет посиживать (а к этому моменту
он даже сел около киноаппарата!) у подножия скульптуры велико-
го кардинала Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!!
Но не достаточно того.

На данный момент вокруг меня — Париж.

Париж, в собственной правящей вершине также нахально смеющий не
признавать Русский Альянс (невзирая на имеющиеся дип-
ломатические дела),

Париж, смеющий в обскурантистской замкнутости отворачиваться
от страны Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!, перехватившей у Франции, подобно эстафете, све-
точ эталонов свободы и мчащей его вперед к неслыханным гори-
зонтикам.

И вот я стою в этом самом Париже, древностью камешков взыва-
ющем к Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! наилучшему, что есть в населении земли, и сразу в
разгуле реакции позволяющем потокам темной реакции топить
мельчайший призрак проявления свободы!
(О том, что весь двор заполнен милицией, уже понятно в пре-
зидиуме вечера.)

И Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! в таковой обстановке, в таковой момент, с бушующей яростной
тысячной массой впереди себя, я имею право слова, имею воз-
можность гласить.

Будь я человеком патетического склада, вроде Довженко либо
Пудовкина,я,естественно,разразился бы Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! речью трибуна,
сотрясал бы античные стенки Сорбонны руладами, достойными
Кальвина либо Савонаролы.

Но мне, невзирая на всю мою “солидность”, даже до сего времени
поближе не тип “сокола из Мо”, огненного Боссюэ, либо огненно Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!-
го Гамбетты, но быстрее Анри Рошфор, а говоря по совести...
Гаврош8.

И поэтому не ударами грома, взрывами хохота атакую я моего
противника — Голиафа французской реакции.
В особенности в той части, которую я называю игрой в Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! “вопросы и
ответы” с аудиторией и которая наступает после доклада.
Выбор орудия оказался совсем правильным.
Назавтра “Матэн” (либо некий другой аналогичный орган)
будет писать: “Страшитесь большевиков не с кинжалом в зубах, а
со хохотом на Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! губках!”
А для вмешательства милиции нет никаких оснований.

Помилуй бог, — чего же вмешиваться! — ведь перед вами ты-
сячная аудитория, которая прелестно и дружелюбно развле-
кается.

Но, боже мой, над чем только Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! она не забавляется!
На данный момент уже не вспомнить, что у меня летит с языка в ответ на
самые невинные и безопасные вопросы.
Это, кажется, единственный раз в жизни, что мне приходится
“держать” конферанс и Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!, не задумываясь, “резать” ответами.
Теоретическое объяснение.
Бутада*!

Фактическая справка.

И бац! — копытом в цензурный комитет.
Снова бутада.
Снова справка.

И опять, бац! — сейчас по министерству зарубежных дел.
И здесь же — бац Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!! бац! бац! — по префектуре.
Аудитория бешено гогочет.

Ее уже пленило и ошарашило то, что приезжий иноземец, да
еще из страны, которую почему-либо считают безрассудно серьезной и
совсем чуждой юмора (я уже произнес, что Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! цензура упраздняла
наши хроники конкретно за... ухмылки!)
— вдруг совсем забавно выступает перед аудиторией, и при
этом используя даже не книжно-акдемический “переводной”
стиль французского языка, а самые удалые бульварные
обороты речи, а местами просто Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! “арго”.
Это внезапно как со стороны докладчика, так и для стенок,
где он выступает.

Мои скитания по предместьям Парижа снабдили меня отбор-
ным набором французского острословия.
Но время от времени и я Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! лингвистически спотыкаюсь.
Для такового варианта в Париже есть дивное средство, — когда у
человека в общении не хватает четкого обозначения, он, не
смущаясь, гласит “chose” (предмет) либо “machin” (тоже пред-
мет, исключительно в более урбанизированной Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! этимологии), обрисовы-
вая самый предмет или жестом, или словесным описанием.
Необходимо было созидать, с каким экстазом и рвением аудитория
единогласным ревом давала подсказку недостающие мне слова в
моменты неминуемой остановки после каждого моего “ma Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!-
chin” и “chose”.
_________
* Boutade — смышленый выпад (франц.)

154

(Сейчас можно сознаться в том, что эта игра мне так понрави-
лась, что было инкрустировано несколько “machins” и “choses” и
кроме нужных.)

Кажется, в особенности серьезно в первый Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! раз миссис Констанс
Рурк в книжке “Южноамериканский юмор” распространяется на тему
о хохоте как самом массивном факторе коллективного объедине-
ния людской массы.

Часы, проведенные в Сорбонне, самый броский тому пример.
Куда Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! пропала оппозиционная прослойка “царских субчи-
ков”?

Нет, они тут. Вот мерцают их береты.
Куда девалась еще больше недружелюбная прослойка белоснежных
эмигрантов, рассчитывавших позабавиться во время скандала?
В общих раскатах хохота вправду оказывается, что иног Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!-
да не только лишь в Царствии Божием бывает, что “несть ни эллина,
ни иудея”9.

Вобщем, тяжело, естественно, удержаться, когда с почетной ка-
федры Сорбонны официальный лектор “срезает” провокаци-
онный вопрос с места Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!, в ответе пользуя слово “depucelage” —
“утрата девственности” — в самой уличной фразеологии.
Это — в ответ на чей-то вопрос: “Вправду ли уж так прав-
чудо утверждение докладчика, что критика рабочей аудитории
так ценна для Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! творцов синематографа?”
Ответ говорит, что ценны только два вида критики:

классово конкретная реакция и критика рабочих ауди-
торий, для которых мы работаем,
и критика проф знатоков;

менее нам увлекательна “промежная” критика тех, кто не
дорос Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! до подлинного познания и осознания нашего дела и вмес-
те с тем “растерял невинность” конкретного восприятия!
С печатной странички это, может быть, даже звучит неостро-
умно.

Но в разгоряченной хохотом аудитории, с Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! фигурой Ришелье,
парящей в воздухе над ней, с потеющим фликом у киноаппара-
та и полицейским окружением вокруг — он [ответ] взрывается
как ракета.
Совсем так же, как последний ответ на последний вопрос:

“Правда ли Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!, что в Русском Союзе навечно погиб хохот?”
В ответ на это я отвечаю... своим раскатом хохота.
В то время у меня зубы еще очень прочные, отличные и белоснежные.
И, кстати сказать, совсем Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! искренний хохот в ответ на неле-

155

пость этого догадки звучит совсем внушительно.
Покидаем поле схватки.
Проходим полутемным двором Сорбонны.
Темно глядят понапрасну вызванные полицейские.
Как позже ведали, посреди их в Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! течение некого вре-
мени витала фигура самого государя префекта.
По-видимому, это правда.
Проходим переулочками вокруг Сорбонны.
Покалеченых и убитых не видно, хотя выясняется, что “с примене-
нием грубой силы” от входных дверей было Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! “отважено” еще
очень и сильно много народу.
Проходим мимо открытых дворов.
Очам не верим!

В переулках, во дворах... грузовики с милицией!
Ожидалась, видимо, форменная бойня.
Вечер заканчиваем в кабачке Опьяненного Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! корабля, нареченного в
честь “Bateau ivre”, сочинения Артюра Рембо.
Кабачок отделан под внутренность обычного корабля. На-
лет “пьяности” ему присваивают сами гости.
Потом умиротворенно отправляемся спать в наш небольшой “Hotel des
Etats-Unis”.

*

Девять часов утра Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! последующего денька.

Мощнейший удар кулака в дверь моего малеханького номера.

Удар был на три часа ранее, потому что милиция нагрянула ровно

в 6 часов утра10.

Но владелец отеля, став поперек лестницы, грудью Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! защитил

мой покой.

“Государь Эйзенштейн возвратился вчера поздно”.

“Государь Эйзенштейн дремлет”.

“Ранее 9 утра я к государю Эйзенштейну никого не

пущу!”

Милый владелец отеля “Des Etats-Unis”!

Я не могу для себя простить, что не помню Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! его фамилии.

Но сначала несколько слов о самом отеле.

Это узенькое, как узки строения лишь на Монпарнасе, здание в

две комнатки по фасаду шириной и этажей в 5 в высоту.

Мы стремимся проехать в Соединенные Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! Штаты.

Считаем свое пребывание в Париже преходящим и мимолет-
ным.

Считаем Париж типичным “maison de passe”, как произнес
бы я, если б передо мной была вчерашняя аудитория Сорбон-
ны, а не белоснежный лист бумаги Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!.

(Maison de passe — проходной дом — деловитое обозначение
домиков, куда заходят, длительно не задерживаясь и встречаясь там
с дамой, которая своими способами пробирается туда к назначен-
ному часу.)

Все мысли заняты Соединенными Штатами Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!. Потому что же из всех
вероятных малеханьких гостиниц — их тут 10-ки! — было не
избрать конкретно тот, над которым вывеской возвышается цель на-
ших скитаний: “Отель Соединенных Штатов” — “Hotel des
Etats-Unis”!

В отеле на 5 этажей Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! — 10 малеханьких, полностью похо-
жих друг на друга номеров.

Понизу контора — она же столовая владельцев. И хозяйская спальня.
Отель совсем домашний.
Даже доходность его не очень волнует владельцев.
Они держат его, быстрее, для времяпровождения.
Он Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! красивый знаток гранильного дела, достаточно большой
руанский коммерсант.

Много лет вел торговлю не очень драгоценными камнями, вде-
ланными в не очень дорогие кольца и браслеты, сделал на этом
довольно огромные средства. В известном возрасте Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! решил про-
дать не только лишь камешки, да и все свое “дело”, а самому коротать
остаток дней в Париже.

Мадам — толстая южанка с черным валиком прически и чер-
ными, как вишни, очами Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!.

Немножко косой жидковолосый плечистый блондин
Шарль в полосатой жилетке без пиджака с классической ме-
телкой из перьев французского отельного слуги.
Две так нередко сменявшиеся горничные, в большинстве случаев из
бретонок, что их нереально Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! было уяснить.
Их постоянно при уборке комнат щупал по различным этажам
Шарль своими длинноватыми костистыми пальцами.
Они старались заглушенно визжать, но визг доходил до низу.
Из “конторы” выходил “мосье” и выразительно кашлял в шах Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?!-
ту лифта.

Визг прекращался, с тем чтоб возобновиться в новеньком этаже.
Был еще ночной охранник — швейцар, вечно полупьяный и веч-

157

но дремавший на 2-ух составленных совместно креслах из нижне-
го Часть стала на место целого - Wie sag' ich's meinem Kinde?! общего “фойе”.





chast-viiiperechen-osnovnih-faktorov-riska-vozniknoveniya-chrezvichajnih-situacij-prirodnogo-i-tehnogennogo-haraktera.html
chast-vosmaya-gde-vi-sejchas.html
chast-vozvrashenie-druga.html