ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер

^ ЧАСТЬ 3-я «НАГРАДА»


1. Вольтер

В тот же денек, когда было подписано соглашение, очень старенькый, небольшой, необычно отвратительный человек отчаливал в далекий путь из местечка Ферне, размещенного у швейцарской границы. Большой старомодный экипаж, ожидавший ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер у ворот дома, схожего на замок, окружила челядь. Старик, поддерживаемый справа и слева, с трудом влез в карету. Провожающие, казалось, были растроганы. Высунувшись из окна, он просил их не волноваться. Можно пошевелить мозгами, что ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер они прощаются с ним навеки, путешествие продлится недолго, самое большее — полтора месяца. Он бросил работу на полуслове, все его бумаги остались на столе; он примется за их, как возвратится ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. И лошадки тронули.

Но не успел экипаж доехать до деревенской площади, как его приостановили. Практически все шли проститься с путником. Селение Ферне, когда тут основался и выстроил собственный замок старик, было малеханькой грязной деревушкой ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Скоро по приглашению старика из близкорасположенного городка Женевы в Ферне начало стекаться все в большей и большей степени народа, которым до погибели надоели пуританские строгости и преследования со стороны кальвинистского83 духовенства. Старик всем ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер давал кров и работу. Он сделал у себя бессчетные ремесла. Тут изготовляли часы, узоры и другие текстильные продукты, и Ферне стало сейчас большой процветающей деревней, одной из самых богатых деревень Франции ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер.

Старик — его звали Франсуа Аруэ, мир знал его под именованием Вольтера — ехал в Париж. «Театр Франсе» готовил к постановке его последнюю пьесу, трагедию «Ирэн», и он желал сам управлять репетициями ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер.

Издавна не лицезрел он собственного родного городка, 20 семь лет прошло с того времени, как он покинул Париж. Заезд в столицу не был ому категорически воспрещен, но прежний повелитель, Людовик Пятнадцатый, заявил, что не вожделеет созидать ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер в собственном городке этого человека. Но пот уже пару лет, как государством правит новый повелитель, Людовик Шестнадцатый, а Туанетта и Сиреневая лига восторгаются стариком.

И все таки он длительно не ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер решался отправиться в путь. Верный друг и секретарь, Ваньер, сопровождавший его на данный момент, всячески задерживал Вольтера от этой поездки. В свои восемьдесят три года старик преспокойно жил и работал в ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер собственном Ферне. Чего он ожидает от Парижа? Все, что мог предложить Париж, ему доставляли в Ферне. Все, кого он желал созидать, шли к нему сами. Ему безпрерывно, и в беседах и в ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер письмах, докладывали не только лишь обо всех парижских событиях, да и о том, что за ними кроется. Сидя в собственном Ферне, он имел возможность судить о французских и глобальных делах лучше, чем министры в ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер Версале. Во имя чего, фактически говоря, поменять старику покойную жизнь в собственном поместье на суетное, неспокойное существование в Париже?

Вольтер признавал правоту друга. Ну и докторы боялись за его здоровье. Но мадам Дени ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, племянница и поверенная его загадок, обосновывала ему, что он все таки скучает по Парижу, что он издавна грезит сам поставить на столичном театре одну из собственных пьес и не должен упускать таковой ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер прелестной способности. Другой домочадец, супруг приемной дочери Вольтера — маркиз де Вийет, прожужжал ему уши схожими аргументами. Вольтер охотно слушал его. Но он не оставался глух и к резонам Ваньера ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Так пребывал он в нерешительности, и если в ночной тишине он решал не делать глупостей и не покидать собственного красивого Ферне, то поутру гласил для себя, что не может доверить трагедию «Ирэн», дорогую его ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер сердечку, актерам, помышляющим только о своей славе, а не об успехе его пьесы.

Собственному верному Ваньеру старик произнес, что основная цель его поездки в Париж — достигнуть примирения с Версалем и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер тем содействовать предстоящей публикации собственных произведений. С огромным волнением гласил он Ваньеру о собственной жгучей тоске по Парижу. Больше четверти века провел он в глуши. Пусть в людной глуши, но все таки в ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер глуши, и перед гибелью он желал снова услышать шум, узреть контрастную суету родного городка. Он знал Париж, у него была память и воображение, и он осознавал: Париж его мечты прекраснее, живее ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, ярче реального Парижа. И все таки его тянуло узреть, услышать, почувствовать этот реальный Париж.

Но Ваньер исследовал собственного государя, он знал его величие и его беспомощности и осознавал, что настоящая причина этой ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер неосмотрительной поездки — не тоска Вольтера, а вольтеровское тщеславие.

Старик презирал тщеславие. Он был пресыщен славой. Ферне было духовным центром мира, из собственной усадьбы Вольтер управлял республикой разумов неограниченней, чем какой либо абсолютный монарх своими подданными ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Хоть какой человек в Европе, претендовавший на духовную значимость, находил Вольтера, писал ему, интересовался его суждениями, просил у него совета. Так поступали и два величавых сударя: Фридрих, повелитель Прусский, и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер российская королева Екатерина. Они признавали Вольтера равноправной державой. Старик хохотал над собственной славой, над всем этим трезвоном. Вольтер знал, — и весь мир беспрестанно говорил ему — что он воздвиг для себя монумент ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер долговечнее бронзы, что ценность его творений издавна не находится в зависимости от признания либо непризнания современников, что они подлежат суду будущих поколений, суду истории. И все таки старика тянуло насладиться славой сейчас. Он ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер желал сам почувствовать ее, вдохнуть полной грудью, желал внимать шуму собственного фуррора. Он жаждал насладиться почестями в городке, который некогда выгнал его. Ему хотелось снова услышать признание собственных наград, звучное, общественное, в ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер городке, где он родился.

Вот почему этот величавый старец, вопреки советам преданнейшего друга, докторов, вопреки собственному разуму, ехал из мирного, комфортного поместья через зимнюю Францию в гулкий и мучительный Париж.

Он имел много титулов ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Он был графом де Турне, сеньором де Ферне, камергером короля, но главное — он был Вольтером. Но во время этой поездки он не воспользовался ни одним из собственных знатных званий; в дороге и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер в 1-ые деньки пребывания в Париже он пожелал оставаться инкогнито.

Он не помыслил о том, что лицо его знакомо каждому, как голова короля на монетах. Где бы он ни возникал ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, везде его осыпали почестями. Обычно настолько надменные почтмейстеры старались без промедления предоставить ему самых стремительных лошадок. Стоило старику тормознуть, как известие о его прибытии с быстротой ветра облетала все селение, и люд сбегался, чтоб ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер посмотреть на него хоть одним глазком. Он не мог сесть перекусить, чтоб комната не заполнилась людьми. В Дижоне, в гостинице «Круа д'Ор», где Вольтер тормознул на ночь, он направил внимание ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер на то, как неискусно ему прислуживают, позже выяснилось, что слуги — сыновья состоявшихся городских жителей, которые переоделись прислужниками, чтоб побыть поблизости него.

В Море, близ Парижа, его повстречал маркиз де Вийет. Этот ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер юноша много лет слывший одним из самых оголтелых парижских ветрогонов, приехал в свое время в Ферне, чтоб согласно требованию моды заверить уважение величайшему писателю эры. Маркиз уже ранее не раз намекал своим друзьям, что ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер Вольтер был очень близок с его мамой, и если он, де Вийет, ощущает такую глубокую симпатию к старику, то это разъясняется полностью понятными причинами. Вольтер отлично принял юного маркиза, и тот остался ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер у него в Ферне. Вобщем, у де Вийета была причина не показываться некое время в Париже. Там некоторая танцовщица отдала ему публичную пощечину.

Посреди жителей Ферне была в ту ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер пору юная Рейн де Варикур, хорошая, безыскусственная, умопомрачительно благовоспитанная женщина. Вольтер выручил ее от монастыря, он называл ее всегда «добрая и прекрасная» и обращался с ней как с дочерью. Вольтеру казалось, что ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер ему удалось наставить юного ветрогона на путь разума. Маркиз очевидно нравился девице. Вольтер обожал устраивать браки, он поженил их. Так Вольтер, который, может быть, был папой маркиза, сейчас стал официально чем то вроде его ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер тестя.

Юноша сделал все, чтоб побудить Вольтера отправиться в Париж; длительное пребывание в Ферне маркизу наскучило. Он поехал в Париж с «доброй и прекрасной» и с племянницей Вольтера — мадам Дени — и приготовил старику ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер прекрасный прием в собственном доме; и вот в конце концов он воспринимал Вольтера в Море, ему очень хотелось показать друзьям свою близость к знаменитейшему человеку эры.

У городского шлагбаума Вольтера спросили ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, не везет ли он чего нибудь запрещенного. Вольтер ухмыльнулся:

— Если только себя самого.

Бюрократ посмотрел на него и воскрикнул:

— Бог мой, да это государь Вольтер!

Сбежалась масса. Маркиз де Вийет был горд ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер и доволен.

Дом маркиза был размещен в аристократическом квартале, на самом углу набережной Театен и улицы Бон. Неописуемо толстая мадам Дени уже с порога осыпала Вольтера приветствиями. «Добрая и прекрасная» отвела Вольтера ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер в его комнаты, черные и далековато не такие комфортные, как в Ферне; дом был старомодным.

Вольтер разделся при помощи камердинера, облачился в собственный постоянный халатик, засунул ноги в шлепанцы, покрыл лысую голову возлюбленным ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер ночным колпаком. Он обещал «доброй и прекрасной», что отдохнет с дороги. Это ему не удалось. В голову пришли новые, наилучшие варианты к катастрофы «Ирэн». Он принялся диктовать Ваньеру.

Диктовал он недолго ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Хотя все решили 1-ые два денька предоставить Вольтеру покой, но Вийет по секрету сказал хорошему 10-ку друзей, кто приедет к нему в пятницу, 10 февраля. И гости не замедлили явиться. Одним из первых прибыл ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер барон Ришелье, дряблый светский лев, который шестьдесят восемь лет тому вспять открыл Вольтеру мир парижских удовольствий. Оба издавна не лицезрели друг дружку. Оба отыскали, что не поменялись, что и 30 годов назад они ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер выглядели точно так же.

Гости все прибывали и прибывали, это был непрерывный поток старенькых знакомых. Вот об этом и грезил Вольтер, — люди, люди. Он воспринимал их в халатике, в ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер колпаке с кисточкой и в шлепанцах. У него была прекрасная память, он помнил в лицо каждого, даже если не лицезрел его многие годы, и для каждого находил теплое и умное слово.

Посреди ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер гостей был и мосье де Бомарше.

Известие о прибытии Вольтера взволновала его. Неуважительный Пьер экзальтированно благоговел перед этим старенькым человеком. Старик прожил свои восемьдесят три года так, как хотелось бы прожить свою жизнь ему, Пьеру ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Деньки Вольтера были заполнены страстями, большой литературой, маленькими интригами, славой, фуррором, театром, средствами и победоносной борьбой за торжество свободы и разума. Сейчас он жил, подобно владыке, в окружении собственных ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер подданных. Императрица и сам величавый повелитель относились к нему как к равному, и слава его гремела на весь мир. Его победы в борьбе с несправедливостью и с привилегированной тупостью стали историей. Этот старец мог ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер сказать для себя: если мир сейчас, когда он собирается его покинуть, стал чуть чуть умней и справедливей, чем в те времена, когда он в него пришел, то в этом есть ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер и его награда. Лестно было, что таковой человек уже издавна ценил и уважал Пьера, как равного. Вольтер поставил в собственном Ферне «Цирюльника» и написал Пьеру очень разлюбезное письмо о его «Мемуарах». И на ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер данный момент старик тоже отличил его посреди иных. Пройдя через массу уважительно расступившихся гостей, Вольтер приблизился к Пьеру и со словами: «Мой милейший друг и коллега», — обнял его. Пьер заботливо и уважительно ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер проводил старика к его ложу.

— Знаете ли, мой дорогой, — произнес ему Вольтер, — что без вас я навряд ли написал бы «Ирэн»? Фуррор вашего «Цирюльника» побудил меня испробовать снова мое старенькое перо ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Правда, ваше прекрасное произведение меня несколько и разочаровало. В моей пьесе вы отыщите священника по имени Леоне. Сначала он именовался Базиль. Но с того времени, как Базиль появился на подмостках, имя его ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер вызывает мысли, несопоставимые с темным характером моего старенького священника. На наиблежайшие века имя Базиль принадлежит вам, друг мой.

Пьер, обычно находчивый, не знал, что сказать. Вид Вольтера взволновал его до глубины души ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Перед ним, скрючившись, посиживал неописуемо худенький старик в безмерно широком халатике, в ночном колпаке, забавно торчавшем над его отвратительным лицом. Но на этом лице сверкали умные, добрые, умопомрачительно живы глаза; эти ничтожные ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер кости и пергаментная кожа были обителью величайшего из разумов, творивших и мысливших на данный момент.

Приветствовать Вольтера явилась и делегация Академии. Явились и члены труппы «Театр Франсе». Актеры и актрисы, люди прожженные, были тоже взволнованы ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, когда воочию узрели собственного поэта, который стал уже легендой. Пьесу, которую они репетировали, Вольтер начал писать в восемьдесят два года, потом она ему надоела, он отложил ее и взялся за ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер новейшую — за «Агафокла». Позже он снова возвратился к первой, катастрофы «Ирэн», окончил ее, вложив в нее ту же гигантскую ненависть к предрассудкам, как и в свои прежние пьесы. Конкретно они, актеры, глубоко прочувствовавшие его ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер трагедию, знали, что силы старика не иссякли. Этот сморщенный, беззубый человек на данный момент, как и 10-ки годов назад, был сгустком энергии, большущим, суровым пламенем, пожирающим зло.

Он с жаром спорил с ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер ними, слушивал их отзывы о собственной катастрофы, иногда уступал их желаниям, иногда стоял на собственном. Репетиции решили проводить у него дома, — он был очень слаб, чтоб ездить в театр ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Для начала он желал на последующий же денек прочесть им пьесу полностью. Но уже на данный момент он читал им отдельные места, и, невзирая на халатик и ночной колпак, стихи, произносимые его беззубым ртом ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, производили сильное воспоминание.

Появлялись все новые гости и докладывали, что улица Бон и набережная Театен забиты любопытными. Там стояли не только лишь любители литературы и театра, там толпились мастеровые, простолюдины, завсегдатаи кафе ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер и пивных — люд Парижа. Они не гласили: «Мы желаем созидать человека, написавшего „Генриаду“ либо „Кандида“, „Меропу“ либо „Заиру“. Они гласили: «Мы желаем созидать человека, боровшегося за невинную семью Каласа84 и за ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер Сирвенов85, за мадам де Бомбель86, за бедного Мартена и его близких, за несправедливо осужденного Монбайи87, за его супругу и малыша, которому не судьба было узреть свет. Мы желаем созидать человека, страстно протестовавшего против осквернения ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер трупа актрисы Адриенны Лекуврер, человека, который отменил у себя в поместье и в деревне окаянные налоги и который сделал всех, кто живет и работает в его Ферне, умнее, зажиточнее, счастливее».

Пьер не ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер мог оторвать глаз от окруженного почитателями Вольтера. Против обыкновения, Пьер держался робко: не вмешивался в дискуссии Вольтера с актерами, хотя и мог кое чем посодействовать, не воспринимал роли в беседах гостей. Молчком ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер и уважительно стоял он в стороне, смотрел и слушал. То, что символизировал небольшой храм в саду Пьера, было чистейшей правдой: перо принесло этому старцу столько славы и могущества, сколько, возможно, не принесла ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер ни одному монарху корона. И Пьер был счастлив, что их связывает общая судьба и родство душ.

На другой денек Вольтер принял триста человек, на последующий четыреста. Приходил Неккер и приходила мадам Дюбарри ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Приходили Кондорсе и Тюрго. Приходил кавалер фон Глюк, величавый музыкант; он был известным гордецом, да и он отложил свою поездку в Вену, чтоб поделить с другими счастье и честь свидания ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер с Вольтером. Несколькими часами позже пришел известный конкурент и неприятель Глюка, Пиччини. Приходили маркиз де Водрейль, Габриэль Полиньяк и Диана Полиньяк. Приходили поэты и писатели Парижа, «весь Парнас от подножия до ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер вершины», как произнес один из этих господ. Приходил архитектор Пигаль, получивший от мосье д'Анживилье заказ высечь из особо ценного порфира скульптуру самого величавого бойца современной эры — маршала Саксонского и самого величавого мыслителя и поэта ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер современности — мосье де Вольтера.

Пришел и доктор Франклин.

Он был преисполнен любопытства и восхищения. В протяжении 10-ов лет обменивался он с Вольтером разлюбезными посланиями. Вольтер всегда восхищался Франклином и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер его делом и прославил величавого янки в собственном «Философском словаре» за то, что тот укротил молнию и узнал ее законы и тем содействовал искоренению предрассудка, связанного с древних времен с молнией и грозами. Но, главное ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, этот Вольтер, больше чем кто либо другой, содействовал распространению мыслях, на которых была построена свободная Америка. И, сопровождаемый Вильямом, Франклин в практически торжественном настроении явился к собственному величавому сотруднике.

В комнате Вольтера ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер собралось человек 20. Вольтер лежал на кушетке, его немного лихорадило, глаза в глубочайших впадинах над огромным острым носом еще живее обыденного поблескивали на высохшем лице. Он желал подняться, но Франклин ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер не допустил этого и, подойдя к кушетке, нежно, но императивно опять уложил его.

Вольтер произнес, что рад лично поздравить Франклина с победами, одержанными его войсками. Он гласил по английски. Франклин ответил, что все, кто ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер в Америке интересуется литературой, лицезреют в Вольтере отца американской республики.

— Будь я так молод, как вы, мой почетаемый, — произнес Вольтер, — я бы поехал за море, чтоб поглядеть на вашу счастливую страну.

И он ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер на память процитировал стихи из «Оды к Свободе» Томсона, которые были в большой моде 40 годов назад. Франклин помнил их смутно. Племянница Вольтера от имени других присутствующих посетовала на то, что разговор ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер ведется на британском языке и никто его не соображает.

— Прошу прощения, — произнес Вольтер, — что поддался тщеславному желанию гласить на языке доктора Франклина.

Вильям Темпль с хвалебной скромностью затерялся в массе гостей. Но Франклин ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер подозвал его и представил Вольтеру. Вильям низковато поклонился. Вольтер длительно смотрел на него своими чуткими, ясными очами.

— Вы счастливчик, мой дорогой мальчишка, — произнес он в конце концов по французски. — Вам предначертано жить ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер в величавой стране в счастливую пору. Наклонитесь ниже, — попросил он и, положив свою дряблую руку ему на голову, произнес по английски: — «Бог и Свобода!» — Потом повторил эти же слова по французски ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. Все были глубоко взволнованы.

Час спустя Вольтер принял британского посланника лорда Стормонта.

Гости все шли да шли, и Вольтер дискутировал с ними, Вольтер проводил репетиции собственной пьесы и увлеченно правил ее. Вольтер читал ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер письма и диктовал подробные ответы. Вольтер набрасывал новые планы.

От всей этой суматохи верному Ваньеру становилось с каждым деньком больше не по для себя. Его не только лишь истязал ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер ужас за здоровье собственного государя, который таял у него на очах. Его больше подавляла другая забота. Ваньер был серьезным ревнителем разума, его страстным приверженцем. Вольтер же совершенно не хлопотал о своем достоинстве. Один из ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер его принципов говорил, что совсем незачем делать из себя страдальца; распространять правду можно и непонятными средствами. Он, не задумываясь, отрекся бы от собственных произведений, более того, он без стеснения подверг ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер бы их жестоким нападкам, если б признание собственного авторства могло пойти ему в ущерб. Ваньер боялся, что тут, в Париже, его государя просто могут склонить к отречению не только лишь от отдельных ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, да и от всех его произведений и главных мыслях.

При всем напускном легкомыслии, при всей свободе от предрассудков, идея о том, что его тело, тело еретика, как некогда тело Адриенны Лекуврер, будет выброшено на ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер свалку, подавляла Вольтера. В Ферне этого можно было бы избежать. Но умри он тут, в Париже, с его репутацией неверующего, церковь отказала бы ему в достойном погребении, и Ваньер знал твердо: Вольтер ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер готов на огромные жертвы, прямо до отказа от всех собственных принципов, если только это может спасти его тело от поругания.

Ужас Ваньера усилился, когда больше людей в темных сутанах стало пробираться ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер к Вольтеру. Их тянуло сюда честолюбивое желание наставить на путь настоящий величавого еретика. Чинно и принципиально прошествовал к нему настоятель собора Сен Сюльпис, мосье Терсак. Осторожно, но вкупе с тем и напористо ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер уговаривал Вольтера его племянник аббат Миньо. Ссылаясь на советы, пришел некоторый аббат Готье. С ним Вольтер дискутировал длительно и с растущим наслаждением.

— Вот это неплохой человек, — произнес он Ваньеру, — разлюбезный, простодушный. В случае ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер надобности он намного облегчит мне исповедь и отречение. Мы будем иметь его в виду.

«Ecrasez l'infame» — «Раздавите гадину» — было все последние десятилетия лозунгом Вольтера, и под гадиной он предполагал фанатизм ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, предрассудки, нетерпимость, церковь. В этой борьбе с предрассудками, которую так страстно, так великодушно и самоотверженно вел его государь, Ваньер лицезрел высшую заслугу Вольтера. Вот почему его, Ваньера, удручали теперешние речи старенького апостола ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер разума; при всей их шутливости Ваньер боялся, что в их была толика правды и что Вольтер не прочь в свои последние деньки отречься от главной идеи собственной жизни.

Он заклинал Вольтера ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер написать «заявление», которое удовлетворило бы церковь своими хитроумными формулировками, но не кинуло бы принципов философии. Если этого не сделать заблаговременно, то в последний час, когда величавый мозг Вольтера начнет гаснуть, к нему проникнут ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер церковники и, злоупотребив его слабостью, принудят сделать признания, далековато выходящие за границы хотимого.

Вольтер ухмыльнулся.

— Вы получите это заявление немедля, мой милый, — произнес он.

Вольтер сел и написал своим ясным, разборчивым ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер почерком: «Я умираю, почитая бога, в любви к моим друзьям, не питая ненависти к противникам и с омерзением к суеверию».

Ваньер, обрадованный, упрятал документ.

Спустя некоторое количество дней, через две недели после ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер приезда в Париж, у Вольтера, в то время как он диктовал, случился сильный припадок кашля.

— Теперь пора, зовите нашего хорошего аббата Готье, — простонал он, задыхаясь и скаля зубы, и кровь хлынула у него ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер из гортани и носа.

Явился аббат. Ваньер был должен показать ему «заявление», и Вольтер спросил, довольно ли этого, чтоб обеспечить ему добросовестное погребение. Он неуверенно посмотрел на аббата. А может, тот и правда ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер так глуповат?

— К огорчению, нет, — ответил аббат, — мы должны более основательно оформить нашу небольшую сделку.

По просьбе Готье Вольтер исповедался. Потом в присутствии собственного племянника, аббата Миньо, второго священнослужителя, и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер секретаря Ваньера он подтвердил документально, что, исповедавшись аббату Готье, погибает верным церковной религии, в лоне которой родился.

Аббат Готье быстро прочел документ.

— Я думаю, что этого довольно, — хитро и неуверенно бросил Вольтер.

Но аббат ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, покачав головой, заявил:

— К огорчению, нет, государь.

— Что же еще должен я написать? — спросил Вольтер.

— Пишите, — мягко, но императивно отдал приказ аббат, — пишите: «И если я обидел церковь, то прошу ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер прощения у бога и у нее».

Ваньер скрежетал зубами.

— Я должен это написать? — спросил Вольтер.

— Пишите тихо, дорогой мэтр, — нежно уговаривал его священник. — Таковой документик никому не повредит.

Вольтер стал писать. Ваньер смотрел на его ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер худенькую руку, сжимавшую перо, которое, казалось, не желало выводить буковкы.

— А сейчас, господа, — обратился аббат к остальным, — заверьте, пожалуйста, собственной подписью, что это «заявление» наш государь Вольтер написал своими руками, находясь в ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер здравом уме и по хорошей воле.

Оба священника подписали. Ваньер хмуро отказался.

Оставшись наедине со своим верным секретарем, Вольтер попробовал оправдаться.

— Должны же вы осознать, — разъяснял старик, — что перспектива быть ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер выброшенным на свалку очень неприятна. Я знаю, очевидно, что это предрассудок, но я делю его, и, как следует, попки держат меня в руках. Но все таки смеяться последним буду я, либо ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, поточнее, мой труп. Я заключил с церковью достаточно прибыльную сделку. Задумайтесь, я написал 50 тыщ страничек, и за каждую из их духовенство готово выкинуть меня на свалку, а сейчас какими то 3-мя малеханькими строками ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер я заставлю их похоронить меня благопристойно.

Но расчет этот не произвел на Ваньера никакого воспоминания, и Вольтер продолжал:

— Когда вы будете таким же старенькым, как я, мой дорогой, вы поймете, что прав ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер был Генрих Величавый и что Париж стоит обедни88.

Да и это не рассеяло сумрачных мыслей Ваньера.

Тем временем аббат Готье поторопился с драгоценным документом к собственному начальству, настоятелю собора Сен Сюльпис. Тот, озлобленный тем ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, что слава воззвания еретика выпала на долю какому то аббату, а не ему, главе собора, отыскал заявление очень расплывчатым, чтоб оно могло служить отречением от лжи, искупающим бессчетные проблемы, которые ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер причинил церкви Вольтер. Этого недостаточно, чтоб принять Вольтера в лоно церкви. Не хотя отступать, опечаленный аббат поспешно возвратился в дом хворого, чтоб вынудить у него более впечатляющий документ.

Но Вольтер ощущал ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер себя уже лучше и не принял попка. А когда неутомимый аббат на последующий денек появился опять, Вольтер ощущал себя еще лучше, и Готье опять пришлось уйти несолоно хлебавши. На 3-ий денек нездоровой ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер оправился так, что повелел сказать умоляющему о приеме аббату, что в наиблежайшие месяцы будет очень занят и не располагает временем.

Вольтер поправлялся умопомрачительно стремительно. Скоро он уже снова воспринимал гостей, которых являлось больше, писал, диктовал ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, репетировал с актерами, работал без утомились.

А еще через некоторое количество дней он встал с постели и вышел из дому, чтоб ответить на некие визиты.

Его несли в портшезе по ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер городку Парижу, одетого со старомодной пышностью; хилое тело его было закутано в дурачся и шубы. Стоял ясный, очень морозный денек. Все же он повелел отбросить занавески, желая созидать улицы, людей, Париж. Его всюду узнавали ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, люди останавливались, уважительно снимали шапки и шапки, бурно приветствовали его. Когда он исчезал в подъезде какого нибудь дома, кругом, ждя его возникновения, собирались густые толпы любознательных. С быстротой молнии разнеслось по Парижу ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер: «Вольтер тут!» И люди выбегали на улицы, как во время какой нибудь большой придворной церемонии.

Когда Вольтер ворачивался, на обоих мостах через Сену, на набережной Театен и улице Бон собралось ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер столько народа, что нечего было и мыслить пробиться через массу. Полицейским пришлось уговорами и силой расчищать дорогу портшезу. Так Вольтера пронесли через массу обожателей, и лицо его рдело от мороза и от радости.


Туанетта ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер после встречи с Франклином ощущала себя призванной поддерживать все передовое. Она не прочь была бы устроить сенсационную встречу с Вольтером. Вся Сиреневая лига делила пристижное восхищение величавым писателем, а тот уже много ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер лет старался установить дружественные дела с Туанеттой. Он написал для нее небольшую праздничную пьесу и очень прозрачно льстил ей в собственных произведениях. Туанетта не оставалась глуха к этим знакам внимания. Но ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер она отдавала для себя отчет в том, что вся Европа сочла бы официальный прием Вольтера в Версале политической демонстрацией.

Умная Диана Полиньяк отыскала выход. А что, если предоставить Вольтеру камергерскую ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер ложу в «Театр Франсе»? Ведь она находится рядом с ложей Туанетты, и таким макаром можно без усилий завязать безопасную, непосредственную беседу.

Но когда Туанетта сказала Луи об этом проекте, тот пришел в ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер ярость.

— Я запрещаю вам, мадам, — бушевал он, — слышите, я запрещаю вам вступать в какие бы то ни было дела с этим архиеретиком. Разговор с ним равносилен бесчестью.

— Господин де Вольтер — величайший писатель вашей страны ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер и, по видимому, всего мира, сир, — отвечала Туанетта.

— И, естественно, вы слышите музыку в его словах, — съехидничал Луи, — но я запрещаю вам слушать эту музыку.

Успокоившись мало, он растолковал собственный гнев.

— Ваш ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер брат Иосиф — уж на что вольнодумец, но даже он отказался от общения с этой блистательной дрянью.

И с мстительным наслаждением Луи сказал Туанетте то, что ей издавна было понятно.

— Старик задумывался, что ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер правитель навестит его проездом в Ферне. Он по праздничному разукрасил свою деревню и замок и повелел сконструировать триумфальные ворота. Но он просчитался. Наш Иосиф последовал мудрейшему совету ее величества, матери императрицы ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, и гордо прокатил мимо еретика и всей его мишуры. А сейчас вы желаете в театре, на очах у всего света, гласить с этим атеистом. Я запрещаю! Не бывать этому.

В тот же денек Морепа ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер спросил:

— Известно ли вам, сир, что государь де Вольтер находится в вашей столице?

— Я считал, что этому государю заезд в город запрещен, — холодно ответил Луи.

— Не совершенно, — объяснил Морепа ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер. — Таково было только желание покойного короля, погибшее вкупе с владыкой.

— Но это желание живет и во мне, — сухо произнес Луи.

— Однако и вы, сир, не сочтете комфортным силой удалить старика из его родного городка ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, — сделал возражение министр.

— Да, к огорчению, это не годится, — с грустью согласился Луи.

— Мне даже кажется, — продолжал Морепа, — что настолько старенькому человеку, который как никак является самым почитаемым писателем Европы, следует оказать ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер некие почести на его родине.

— Нет, — резко отвечал Луи, — мой долг — защищать веру и нравственность. Вообще то мне следовало бы с позором изгнать из собственной столицы этого старенького богохульника. Если я не замечаю ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер его присутствия, я и то уже, по моему, оказываю честь и милость литературе.

Гнев Луи был посильнее, чем то демонстрировали его слова. После ухода Морепа он принялся угрюмо рассматривать книжки и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер брошюры Вольтера, спрятанные в потайном шкафчике. Их было много. Они печатались в Амстердаме и Лейдене, в Гамбурге и Лондоне. Но они залетали и в его Францию, для их, так же как и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер для ветра, границы не служили препятствием. Это знамение, это кара господня, что создатель таких сочинений тотчас же после заключения контракта с мятежниками приехал в Париж. Сейчас, означает, эти ужасные старики ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер, Франклин и Вольтер, упали ему на голову. Нескромно и нахально, Ваалом и Вельзевулом, воцарились они в его городке, а собственная его супруга и его министры оказывают им почести.

Прибытие Вольтера еще больше осложнило для Луи ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер южноамериканский вопрос. Франклин рекомендовал французам:

— Поступите со своими неприятелями так же, как они поступили с вами в 50 5-ом году89. Без длительных дипломатичных деклараций пошлите в бой свои корабли. Отправьте флот ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер за океан и отрежьте эскадру адмирала Хау, продвинувшуюся в устье Делавэра. А после чего вы успеете объявить войну.

Многие французские министры и генералы тоже считали, что, раз контракт подписан, необходимо обогнать противника ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер и поруха на него. Нетерпеливый Водрейль и все члены Сиреневой лиги были за незамедлительное выступление. Но когда Вержен доложил королю о предложении Франклина, Луи возмутился и запротестовал:

— Упаси меня бог от такового ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер вероломства.

Он все еще возлагал надежды избежать войны. Упорно настаивая на том, что контракта не существует, пока нет известия о его ратификации южноамериканским Конгрессом, он добивался сохранения дружеских отношений с Англией.

Но равномерно Луи ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер стала подавлять его многосмысленная позиция. Ему, приличному человеку, казалось нечестным обмениваться с английским посланником разлюбезными фразами, после того как он подписал договоры, направленные против его, посланника, страны. В конце концов ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер он решил официально сказать королю Великобритании, что Франция признала независимость Соединенных Штатов, и поручил Вержену доказать этот акт в официальной нотке.

Тогда Вержен вспомнил, что в конце октября Бомарше вручил ему докладную записку ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер с приложением проекта декларации, которую Бомарше, будь он владыкой Франции, обнародовал бы немедля. Вержен повелел разыскать эту докладную записку и решил, что декларация, составленная Бомарше, полностью применима. Она была написана искрометно и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер звучала внушительно. Министр не постеснялся использовать для документа, представленного им королю, огромную часть формулировок Пьера. Луи прочел, вздохнул и подписал. Документ пошел в Лондон, и граф Ноайль, французский засол при Сент Джеймском ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер дворе вручил английскому премьеру нотку государя де Бомарше.

Прямо за этим Лондон отозвал собственного посла. Версаль ответил этим же. Это случилось 13 марта.

В тот же денек Вержен сказал медику Франклину, что с этого ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ «НАГРАДА» - Лион Фейхтвангер момента версальский двор рассматривает делегатов Конгресса как полномочных представителей 13-ти Соединенных Штатов Америки и в качестве таких имеет честь представить этих господ его христианнейшему величеству.


chast-pervaya-zhizn-stanovitsya-pohozha-na-rasplavlennij-metall.html
chast-pervuyu-posle-slova-libo-dopolnit-slovom-predyavlennie-respubliki-belarus.html
chast-polkovnika-naj-tursa-metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-kontrolnoj-raboti-dlya-bakalavrov-zaochnogo-otdeleniya.html