ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян

^ ЧАСТЬ 3-я


1

Ночь я провел неспокойно, пробудился рано, но длительно вертелся в кровати и протирал глаза, пока не пришел в себя. Вот уже месяц я вел цивилизованный стиль жизни, но никак не мог к нему ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян привыкнуть и каждое утро пробуждался в тревоге, так как не слышал шороха травы и не чувствовал рядом с собой теплого тела Новы.

Но вот я проснулся совсем. Я занимал в ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян институте одно из наилучших помещений – мортышки показали свою щедрость. У меня были комната с отдельной ванной, одежка, книжки, телек. Я мог читать все газеты, я был свободен, я мог выходить, прогуливаться по улицам ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, посещать любые вида и представления. Мое возникновение в публичных местах всегда вызывало любопытство публики, но ажиотаж первых дней начал уже стихать. Сейчас научным управляющим института был Корнелий. Зайуса уволили, вобщем, предоставив ему другой ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян принципиальный пост и наградив в утешение еще одним орденом, а на его место назначили жениха Зиры. В итоге вышло омоложение научных кадров и существенное повышение числа ученых-шимпанзе, что сходу ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян повысило активность во всех секторах. Зира стала ученым секретарем нового управляющего.

Что касается меня, то сейчас я участвовал в работах Корнелия уже не как подопытный зайчик, как равноправный сотрудник. Нужно сказать, что Корнелий ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян достигнул этого с большим трудом, сломив сопротивление Огромного Совета. По-видимому, власти до сего времени никак не могли признать мою настоящую суть и происхождение.

Я стремительно оделся, вышел из собственной комнаты ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян и направился к зданию института, где некогда сам был пленником, к сектору Зиры, которым она все еще продолжала управлять, невзирая на свои новые обязанности. С согласия Корнелия я вел там периодические наблюдения над ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян людьми.

И вот я в зале с клеточками, расслабленно иду по проходу меж ними как один из владельцев этой планетки. Нужно ли гласить, что я захожу сюда нередко, еще почаще, чем ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян это нужно для моей исследовательской работы? Иногда обезьянье общество начинает меня утомлять, и тут я нахожу собственного рода убежище.

Все пленники сейчас меня отлично знают и слушаются безоговорочно. Делают ли они различие меж мною ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, Зирой и сторожами-гориллами, которые приносят им пищу? Сомневаюсь, но хотелось бы в это веровать. Вот уже месяц я работаю с ними, но мне все еще не удается обучить их ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян чему-нибудь более сложному, чем обыденные трюки, доступные хоть какому отлично выдрессированному животному. И все же я подсознательно ощущаю, что они способны на еще большее.

Я пробую обучить их гласить. Это для меня ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян вопрос чести. Очевидно, пока ничего не выходит, другими словами практически ничего: неким пленникам удается повторить за мной три-четыре односложных звука, но ведь это могут и наши шимпанзе! Очевидно, это малость ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, но я не отступаюсь. Мне присваивает мужество напористость, с какой пленники стараются сейчас изловить мой взор; глаза их за ближайшее время как-то поменялись, и мне кажется, я улавливаю в их любопытство ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, хорошее от животного тупого недоумения.

Я медлительно обхожу все помещение, останавливаясь перед каждой клеточкой. Я разговариваю с пленниками, говорю с ними нежно, терпеливо. Сейчас они привыкли к речи, к этим настолько необыкновенным ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян в устах людей звукам. Похоже, они меня внемлют. Я говорю по нескольку минут, потом отказываюсь от фраз и произношу отдельные недлинные слова, повторяю их не один раз, надеясь услышать ответ. Вот ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян пленный с трудом произносит один слог, но больше от него ничего достигнуть не удается. Он стремительно утомляется, отрешается от сверхчеловеческой задачки и падает на траву, как будто после целого денька изнурительной работы. Я вздыхаю и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян перехожу к последующему. В конце концов я добираюсь до клеточки, где прозябает Нова, одинокая и грустная. Во всяком случае, мне, человеку Земли, кажется, что она должна быть грустна, и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян я стараюсь найти это чувство на ее чудесном и невыразительном лице.

Я нередко думаю о Нове. Мне тяжело запамятовать проведенные с нею часы. Но я никогда больше не заходил в ее клеточку ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян: меня держит чувство людского плюсы. Ведь она менее чем животное! Сейчас я вращаюсь в высших научных кругах, и схожее панибратство просто невообразимо. Я краснею при одной мысли о нашей недавнешней близости. С ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян того времени как я перебежал в другой лагерь, я веду себя с Новейшей точно так же, как с ее сородичами, не позволяя для себя проявить к ней никаких дружественных эмоций.

Все же я обязан ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян признать, что она представляет собой высококлассный подопытный экземпляр, и всекрете радуюсь этому. Нова делает огромные успехи, опережая других пленников. При моем приближении она подходит к решетке, и лицо ее искажается ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян гримасой, которую с натяжкой можно принять за ухмылку. До того как я успеваю заговорить, она сама произносит с полдесятка выученных ею слогов. И очевидно старается произнести их лучше. Означает ли это, что она ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян способнее других от природы? Либо долгий контакт со мной развил ее возможности и сделал восприимчивее к моим урокам? Последнее предположение мне нравится больше: оно льстит моему тщеславию.

Я произношу ее имя, позже свое, указывая ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян пальцем то на нее, то на себя. Она повторяет мой жест. Но вдруг я вижу, как лицо ее искажается злостным оскалом, и в то же мгновение слышу у себя за ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян спиной тихий хохот.

Это Зира решила беззлобно подшутить под моими усилиями, а ее присутствие всегда приводит Нову в ярость. Вкупе с Зирой пришел Корнелий. Его очень занимают мои опыты, и он часто навещает меня ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, чтоб осведомиться о результатах. Но сейчас он явился с другой целью. Вид у него очень взволнованный.

– Улисс, вам не хотелось бы совершить со мной маленькое путешествие?

– Путешествие?

– Это достаточно далековато ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, практически на другой стороне планетки. Археологи отыскали там развалины, очень любознательные, если веровать их отчетам. Но раскопками управляет орангутанг, и возлагать, что он сможет сделать из находок правильные выводы, не приходится. Они столкнулись ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян с потрясающей загадкой – если ее разгадать, это может сыграть решающую роль в моих исследовательских работах. Академия отправляет меня в командировку, и я полагаю, что ваше присутствие тоже будет очень полезным.

Я пока ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян не понимаю, какой от меня может быть прок, но соглашаюсь с радостью: мне издавна уже хотелось повидать другие области Сороры. Корнелий приглашает меня к для себя в кабинет для подробного ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян разговора.

Таковой оборот дела приводит меня в экстаз: по последней мере не придется сейчас продолжать обход. А мне предстояло посетить еще 1-го пленного – доктора Антеля. Состояние его остается прежним, потому о его освобождении пока не ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян может быть и речи.

Все же по моей просьбе Антеля расположили в отдельную и достаточно комфортную палату. Посещать его для меня – тяжкий долг. Он не поддается ни на просьбы, ни на уговоры ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян и ведет себя как самое истинное животное.

2

Мы направились неделю спустя. Зира полетела с нами, но через некоторое количество дней она должна была возвратиться, чтоб в отсутствие Корнелия смотреть за работой института ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян. Сам же Корнелий рассчитывал задержаться на месте раскопок еще подольше, очевидно, если находки окажутся вправду увлекательными.

Нам предоставили особый самолет, очень схожий на наши 1-ые реактивные самолеты, но еще ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян более комфортный, с отдельным небольшим салоном, куда снаружи не проникало ни звука и где можно было расслабленно говорить. Там я и повстречался с Зирой.

Я был счастлив, что отправился в это путешествие. С ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян обезьяньим обществом я уже довольно акклиматизировался, потому нисколечко не опешил и не ужаснулся, лицезрев за рулем нашего лайнера пилота-шимпанзе. Еще больше меня занимали расстилавшийся понизу пейзаж и прекрасное зрелище восхода ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян Бетельгейзе. Мы летели на высоте приблизительно 10 тыщ метров. Воздух был умопомрачительно прозрачен, и огромная звезда вставала над горизонтом, как наше солнце, видимое в сильную подзорную трубу. Зира не утомлялась им восторгаться.

– Скажи ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, бывают у вас на Земле такие же красивые восходы? – спрашивала она. – Может ли твое солнце сравниться красотою с нашим?

Я отвечал ей, что Солнце не такое красноватое и огромное, как Бетельгейзе, но ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян мы им полностью довольны. Зато наша Луна еще больше и ярче ночного светила Сороры.

Мы веселились, как будто школьники, отпущенные на каникулы, и я шутил с Зирой, как со старенькой хорошей знакомой ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян. И когда через пару минут к нам присоединился Корнелий, я чуть не обиделся на него за то, что он помешал нашей трепотне. Корнелий был озабочен. Вобщем, все ближайшее время он приметно нервничал. Чтоб довести до ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян конца предпринятые им изыскания, ему приходилось работать неописуемо много, и иногда он пропадал у себя в лаборатории по целым денькам. О собственной работе он не гласил никому, и даже Зира, как ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян мне кажется, знала о ней не больше меня. Мне же было понятно только, что его тревожила неувязка происхождения обезьян и что взоры ученого-шимпанзе все более и поболее расползались с признанными теориями ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян. В то утро Корнелий в первый раз познакомил меня с некими своими соображениями, и я сообразил, почему моя умеренная личность разумного человека представляет для него такую гигантскую ценность. Он начал ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян с того, о чем мы дискутировали и спорили уже тыщи раз.

– Вы мне гласили, Улисс, что у вас на Земле мортышки – истинные животные, не так ли? И что, напротив, люди достигнули такового уровня цивилизации, который ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян равен нашему, а почти во всем даже превосходит его? Не страшитесь меня обидеть: для ученого правда дороже самолюбия.

– Да, почти во всем мы вас опередили, это непременно. И наилучшее тому подтверждение – мое ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян присутствие на Сороре. Вы же, мне кажется, еще находитесь тут на стадии…

– Знаю, знаю, – утомилось оборвал меня Корнелий. – И об этом мы уже гласили. Мы только проникаем в области ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, которые вам закончили быть потаенной несколько веков вспять… И тут меня беспокоят не одни ваши рассказы, – продолжал он, нервно расхаживая по небольшому салону. – Вот уже длительное время меня преследует одна ужасная идея ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, даже не идея, а гипотеза, но подтверждаемая некими определенными фактами. Мне кажется, что эти потаенны мироздания уже были разгаданы тут, на нашей планетке, в дальнем прошедшем другими разумными созданиями.

Я мог бы ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян ему ответить, что это воспоминание, как будто совершаешь уже кем-то когда-то изготовленное открытие, появлялось у многих ученых Земли. Может быть, это чувство вообщем является универсальным, и, может быть, конкретно на нем зиждется ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян представление о существовании бога. Но я не отважился его оборвать. Он был весь во власти еще не оформившейся смутной мысли и выражался с большой осторожностью.

–… Другими разумными, – вдумчиво повторил Корнелий. – И ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян может быть, что это были совсем не…

Внезапно он замолк. У него был мученический вид, как у человека, который ощупью приближается к правде, нестерпимой и неприемлемой для его сознания.

– Вы мне гласили также, что ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян мортышки у вас владеют высокоразвитым подражательным инстинктом, не правда ли?

– Они подражают нам практически во всем, другими словами, я желаю сказать, во всех действиях, не требующих осмысленного подхода. Это в их ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян так развито, что глагол «обезьянничать» стал у нас синонимом глагола «подражать».

– Зира, – пробормотал Корнелий убитым тоном, – не кажется ли для тебя, что нам тоже свойствен этот дух «обезьянничанья»?

И, не ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян дав ей способности вымолвить слова в защиту собственных сородичей, Корнелий взволнованно продолжал:

– Это начинается с ранешнего юношества. Все наше обучение основано на подражании.

– Но ты же знаешь, это орангутанги…

– Да, все дело ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян в их, так как они воспитывают молодежь своими книжками. Они принуждают ребенка-обезьяну повторять все ошибки наших протцов. Этим и разъясняется медлительность нашего прогресса. Вот уже 10 тыщ лет мы остаемся все такими ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян же и топчемся на месте!

Тут следует сказать несколько слов о медлительности развития обезьяньей цивилизации. Меня это поразило, когда я изучал их историю, и в этом я увидел основное отличие обезьян от людей. Правда ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, и у нас были периоды практически полного застоя. У нас тоже были свои орангутанги, составлявшие идиотические программки, оглуплявшие молодежь, и это продолжалось достаточно длительно.

Но не так длительно, как у ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян обезьян, а главное, совершенно на другой эволюционной ступени. Черный период застоя, на который сетовал ученый-шимпанзе, затянулся тут на 10 1000-летий. За этот период времени ни в какой области не вышло сколько-либо приметных ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян сдвигов, разве что за последние десятилетия. Но самое любознательное во всем этом для меня было то, что их 1-ые легенды, 1-ые летописцы, 1-ые мемуары говорят о высокоразвитой цивилизации, на самом деле ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян собственной не достаточно чем отличающейся от современной. Древнейшие документы десятитысячелетней давности свидетельствуют, что общая сумма познаний и заслуги тех дальних времен были полностью сравнимы с нынешними познаниями и достижениями. Но о том, что было еще ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян ранее, не сохранилось ни записей, ни устных преданий, ни 1-го даже монумента – полный мрак и пустота! Короче, создается такое воспоминание, как будто обезьянья цивилизация расчудесным образом появилась сходу 10 тыщ ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян годов назад и с того времени практически не изменялась. Средняя мортышка находила это в порядке вещей и ни над чем же не думала. Но любознательные мозги, такие, как Корнелий, не могли примириться с ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян существованием этой потаенны и мучительно пробовали в нее просочиться.

– Но ведь есть же мортышки, способные к созидательному творчеству, – запротестовала Зира.

– Да, появились, – согласился Корнелий, – в особенности за последние годы. С течением ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян времени идея может воплотиться в действие. Так оно и должно быть, ибо такой естественный ход эволюции… Но то, чего я желаю, Зира, то, чего страстно добиваюсь, – это выяснить, как все началось!.. Сейчас мне уже ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян не кажется настолько неописуемой идея, что в базе всей нашей цивилизации лежит обычное подражание.

– Подражание чему? Либо кому?

Но здесь Корнелий замкнулся и опустил глаза, как будто сожалея, что произнес очень ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян много.

– Я еще не сделал окончательных выводов, – проговорил он в конце концов. – Мне необходимы подтверждения. Может быть, мы найдем их в руинах погребенного городка. Согласно отчетам он существовал не 10 тыщ годов назад ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - Пьер Буль Планета обезьян, а много-много ранее, в эру, о которой мы не знаем ничего.



chast-put-v-beskonechnost.html
chast-pyataya-lallibroh-kniga-2-bitva-za-lyubov.html
chast-pyataya-otel-kitaj-shanhaj-29-sentyabrya-1937-goda-kadzuo-isiguro-kogda-mi-bili-sirotami.html