ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая

^ ЧАСТЬ 3-я С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ


Глава 1-ая ПИСЬМО НА ФЛОТ

— Веселенькая жизнь! — ворчал Фрол, с завистью посматривая на мои погончики.

Он бы с наслаждением отсидел месяц в карцере, только бы не появляться в классе ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая и в столовой без погон и без ленточки. Фролу казалось, каждый собирается напомнить, что он одет не по форме. Но товарищи упрямо делали вид, как будто не замечают, и хвалили Фрола, если он ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая отлично отвечал урок. Один только Бунчиков, когда Фрол с ним заговаривал, багровел от подбородка до самых оттопыренных ушей. Вова старался не замечать, что у Фрола на плечах нет погон, а на ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая бескозырке — ленточки, но Бовины глаза, как назло, останавливались конкретно на плечах Фрола и на его бескозырке.

До конца месяца было далековато, когда мы отнесли скворца в лазарет. Все раненые окружили ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая Гуськова, и матрос посадил птицу на грудь и нежно звал его: «Скворушка! Скворушка!» Скворец смотрел на Гуськова схожими на темные кнопки очами и вдруг, к всеобщему наслаждению, кликнул на всю палату: «Полундра!» Раненые ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая смеялись до слез, улыбнулся и моторист, по словам соседей, за все деньки впервой. Он спрашивал нас, где же Фрол. Мы отвечали: «Дежурит». И Гуськов просил передать Фролу огромное флотское спасибо.

Когда мы ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая возвратились в училище, Фрол совершенно расстроился. Ему было грустно до слез, что не он отнес скворца в лазарет.


* * *


— Ты знаешь, — сказал мне Фрол через некоторое количество дней, — я от Стэллы письмо получил. Досадное ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая.

— Да ну? Покажи.

Очень крупно и верно, без единой помарки, Стэлла писала Фролу:

«Я выяснила, что ты входил к нам, Фрол, и прочитала твою записку. Ну и безграмотно же ты пишешь ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая! А здесь к отцу приходил один офицер — он служит в вашем училище, — и я спросила его о для тебя. Он произнес, что ты боевой мореплаватель, но не много дисциплинирован, получаешь тройки ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая, а сейчас тебя наказали за самовольную отлучку и за грубость и на целый месяц сняли с тебя погоны и ленточку.

Я не знаю, что это означает, но, наверняка, наказание это очень огромное ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая. Я желала с тобой дружить, но сообразила, что ты входил ко мне, — когда ушел самовольно, а это очень нехорошо. Ты приходи, когда у тебя будут пятерки и тебя отпустят.

Папа прочел, что я написала, и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая просил приписать, что ты, естественно, придешь и он будет рад созидать тебя и Никиту.


До свиданья. Твой друг Стэлла».


Многие буковкы замаслились и стерлись — наверняка, Фрол читал письмо много раз ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая.

— Хвастает своими пятерками! — произнес Фрол сурово. — Я ей покажу! Я приду к ней и суну ей в нос пятерки. Одни пятерки, и ни одной тройки!

— У тебя же их нет пока...

— Будут ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая! — стукнул Фрол кулаком по тумбочке. — И пятерки, и погоны, и ленточка! Все будет, будь спо... спокоен будь, Кит. И на море летом поедем. Ты знаешь, чем море пахнет?

— Ничем, по-моему.

— Врешь, славно пахнет ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая! Вот не скажу для тебя чем — не то рыбой, не то дегтем либо стружками, а отлично пахнет... Здорово! Эх, Кит! Я во сне катер каждую ночь узреть желаю, а не выходит. Лягу ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая на кровать, все про катер собственный думаю, а засну — вижу другое. Всякую ересь вижу, Кит! Как будто тащат меня на гауптвахту; кто — не усвою, а только за ухо дергает ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая и все приговаривает: «Не нарушай дисциплину, не нарушай дисциплину!» Проснусь в мгле и радуюсь: не было этого! А засну — снова начинается. Еще ужаснее. Как будто из училища выпроваживают. Сняли с меня все флотское, раскрыл Кудряшов ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая дверь на улицу: «Иди, Живцов, на все четыре стороны!» А куда я пойду? На катера? Они ведь гвардейцы сейчас. У их ленточки — полосатые, темные с желтоватым. За два кабельтова видно ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая. А у меня... — Фрол с ожесточением нахлобучил на уши потерявшую весь шик бескозырку.

— Смирно! — скомандовал Вова Бунчиков: он дневалил по кубрику.

Мы вскочили. В кубрик вошел адмирал, совершавший вечерний обход. Мы ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая привыкли к посещениям начальника. То он возникал во дворе во время гимнастики; то приходил в столовую и спрашивал, сыты ли мы и всем ли довольны; то входил в класс на урок либо возникал в коридоре ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая на перемене. А ночкой, бывало, проснувшись, я лицезрел адмирала в кубрике. Он проходил меж рядами коек и старался ступать неслышно, чтоб не нарушить наш сон. Адмирал был строг к нам в ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая тех случаях, когда мы были повинны, но зато и за нас стоял горой. Все знали, что он «распушил» кока, приготовившего невкусный обед, изгнал кладовщика, пытавшегося украсть от каждой порции несколько граммов масла, дал ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая под трибунал гардеробщика, приносившего в училище папиросы и в обмен выманивавшего сахар и белоснежный хлеб. «Всякого, кто мне будет мешать воспитывать будущих моряков, — говорилось в приказе, — я свирепо удалю из училища».

И ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая на данный момент адмирал проходил меж кроватями, приподнимал одеяла и инспектировал, чисто ли белье для постели. Убедившись, что чисто, он ловко и прекрасно, одним неуловимым и, как видно, издавна ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая обычным движением застилал кровать. Пройдя мимо нас, он, как все, сделал вид, как будто Фрол не наказан и ничем не отличается от других. Похвалив Бунчнкова за превосходное состояние кубрика, отчего Вова отчаянно ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая заморгал, адмирал вышел.

— Как ты думаешь, Кит, — спросил Фрол озабоченно, — адмирал написал на катера?

— Нет, не написал.

— А ты откуда знаешь?

— Адмирал бы прямо оказал: «Напишу».

— А командир роты?

— Ну, Сурков не напишет.

— А Кудряшов ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая?

— Нет, Фрол, я думаю, и Кудряшов никому не писал.

— Ну, тогда Протасов настрочит. Его ведь вздраил за меня адмирал. А когда человека драят, он на всех злится.

— И все таки Протасов ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая — неплохой.

— А ты откуда знаешь, неплохой он либо нет? Пойди-ка лучше, спроси.

— Ну как я спрошу его, Фролушка?

— Как, как! «Товарищ старшина, разрешите обратиться?» А когда разрешит, начинай: «Написали ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая вы про Живцова? И если не написали, то, может, не нужно, а?»

Я знал, где отыскать Протасова, и направился в пустой класс.

Старшина посиживал за далекой партой и читал только-только приобретенное ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая письмо.

— Товарищ старшина!

Протасов не откликнулся.

— Товарищ старшина, — повторил я громче, — разрешите обратиться?

Старшина поднял голову:

— Я вас слушаю, Рындин.

— Скажите, пожалуйста, вы не написали про Живцова на флот?

Он уставился на ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая меня непонимающими очами.

— Живцов не желает, чтоб знали на катерах. Они ведь гвардейцы сейчас, ему постыдно. А не считая их... не считая их, у него никого нету на свете.

— У кого никого нету на свете ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая? — переспросил старшина странноватым голосом.

— Да у Живцова же — ни отца, ни мамы! А старшего лейтенанта Русьева, усыновителя, фашисты ранили, в лазарете лежит. Если не написали, товарищ старшина, то, может ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая, не нужно, а?

— Ах, вот вы про что! — сообразил Протасов. — Вы друзья с Живцовым?

— Еще с катеров!

— Почему вы решили, что я стану писать о Живцове?

— Да как? Мы страшились — напишете.

— Понимаете, Рындин, — произнес старшина ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая, — я уверен, гвардейцы желают выяснить о Живцове более приятные вещи.

— Так не написали?

— Нет. Для чего? Я убежден, что это больше не повторится.

— Спасибо. Вот огромное спасибо!

— За что благодарите? — опешил ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая старшина. — Живцов довольно наказан. Идите, Рындин, скажите Живцову: я не сомневаюсь, он будет хорошим нахимовцем.

Я выпалил:

— А ведь мы о вас, товарищ старшина, не так задумывались.

— Как вы обо мне задумывались ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая?

— Поначалу мы вас не очень обожали. А сейчас мы вас любим, добросовестное слово, мы вас очень любим!

Старшина поднялся из-за парты, и лицо его вдруг прояснилось.

— Славные вы ребята ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая, — произнес он умопомрачительно теплым голосом. — До чего же славные вы ребята!

— Я ведь тоже вас поначалу не совершенно осознавал, — добавил он.

Ворачиваясь в кубрик, я задумывался: «Живет старшина с нами рядом, не отходит ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая от нас ни на шаг, он всюду с нами — в кубрике, в классе, в умывальной, а мы длительное время не знали, что его зовут Павлом. И не знаем, есть ли у него ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая отец, мама, сестры, братья. Мы с Фролом — друзья, а у старшины нет друзей. Он самый юный из старшин в училище. А его боевые товарищи так далековато!»

Я сказал Фролу:

— Не написал.

— Правду говоришь ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая?

— Добросовестное морское! «Когда Живцов заслужит, — гласит, — напишу. А нехорошее писать не стану. Для чего, — гласит, — я буду нехорошее писать?»

— Вот это здорово! — обрадовался Фрол. — Так для тебя и произнес?

— Точно так и ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая оказал и добавил: «Я не сомневаюсь, он будет хорошим нахимовцем».

Фрол помолчал.

— Что ж? Будем жать. А пока знаешь что? Давай сочиним письмо. Только пиши ты, а то я ошибок наделаю.

— Кому письмо ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая?

— На катера, капитану первого ранга.

Я взял перо и чернила и придвинул тумбочку к кровати. Фрол прошелся по кубрику.

— Пиши, Кит, — начал он диктовать: — «Дорогой товарищ капитан первого ранга! Пишут ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая вам нахимовцы Рындин и Живцов». Написал? «Получили от вас письмо и радуемся, что вы гвардейцы и скоро будете освобождать Севастополь». Написал? Погоди... — Фрол потер лоб.

— Давай напишем, что нам в училище нравится ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая, — предложил я.

— Пиши: «Нам поначалу в училище не понравилось, а сейчас нравится. И обучаться сначала было скучновато и тяжело, а сейчас стало легче и веселее». Написал? Валяй далее: «Рындин обучается отлично ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая, а Живцов пока плохо».

— Что ты, Фрол?

— Пиши, говорю! «Живцов дает добросовестное гвардейское, что он нажмет и будет обучаться отлично и даже отлично». — Он положил руку мне на плечо. — А сейчас пиши: «У Рындина с ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая дисциплиной отлично, а у Живцова непринципиально. Мы поначалу курили, но в училище не разрешают курить, и нас вызывали к адмиралу, который произнес, что если будем курить, из нас «морских волков» не ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая получится, а возрастут дохленькие человечки. А позже Живцов...» — Он передохнул. — «...Живцов сделал таковой проступок, что с него сняли погоны и ленточку на целый месяц. Это самое огромное наказание, которое можно ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая придумать. Такового наказания у нас на катерах нет. И посиживать на гауптвахте куда легче. Но Живцов дает добросовестное флотское, что, дорогой товарищ капитан первого ранга, больше с ним ничего такового никогда не случится. И на ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая каникулах мы приедем в гости, если вы позовете, и у нас все будет на «отлично»,

Выпалив все это одним залпом, Фрол пробурчал:

— Ты пиши чище, чище! На катера пишешь!

— Да ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая ведь ты, Фрол, торопишься.

— Я тороплюсь, чтоб не позабыть, а для тебя спешить незачем.

Фрол длительно соображал, уставившись мне в переносицу.

— Дописывай: «Желаем вам поскорее перебить всех фашистов. С нахимовским приветом Никита ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая Рындин, Фрол Живцов».

«Нахимовский привет» я одобрил. Фрол подписался верно, большущими знаками.

— Будем посылать? — спросил я.

— Глуповатый вопрос!

— И про тебя, и про ленточку, и про погоны?

— Почему нет? Подписывай.

— Но ведь ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая ты сам страшился, что адмирал напишет на флот... Либо Кудряшов... Для чего я прогуливался к Протасову?

— Чудак, Кит! Как ты не понимаешь? Когда другие про тебя пишут — одно, а когда ты сам про себя ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая — другое. Вот знаешь, — продолжал Фрол, — я раз зимою дома большущую миску разгрохал. Желал на кота свалить, а позже взял ну и признался. Мать ругать не стала, только произнесла: «Мне миску жаль, но ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая ты, Фрол, молодчина». Это для тебя понятно?

Он запечатал письмо в конверт. Я надписал адресок.

— Отнеси. Желал бы я знать, где оно их застанет! В Крыму?..

Я отнес письмо ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ С НАХИМОВСКИМ ПРИВЕТОМ - Книга первая в канцелярию.


chast-sedmaya-ulibka-karenina.html
chast-sh-didakticheskie-maternal-semenovich-a-v-s-302-nejropsihologicheskaya-korrekciya-v-detskom-vozraste-metod.html
chast-shestaya-ezhednevnie-stressi.html