Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков

Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков

^ Часть VI. Страшный СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА
 
Глава XXVII. "Побасенки" Пушкина либо Белкина?
Обыгранные в "Евгении Онегине" биографические данные Катенина-землевладельца, освободившего собственных фермеров от барщины, Пушкин вторично использовал при разработке вида графомана Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков И.П. Белкина, туповатого недоучки, возомнившего себя литератором и историком ("История села Горюхина"). И, если подходить к оценке "Повестей Белкина" с учетом генезиса вида их "создателя", то становятся понятными и объяснимыми многие ставящие Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков в тупик комментаторов особенности этих повестей, создание которых, если исходить только из наружных признаков, является шагом вспять в творчестве Пушкина.

Признаюсь, что приведенный выше абзац — это все, что было в Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков этой книжке на момент ее первой публикации через систему "Веб". Душа не лежала к анализу "Повестей" из-за их видимой ущербности другого рода: представлялось, что после виртуозно исполненных образов рассказчика в "Евгении Онегине Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков", "Борисе Годунове", "Полтаве", "Домике в Коломне" Пушкин в "Повестях Белкина" грубо подал совсем неприкрытый образ рассказчика. Конкретно это было расценено как шаг вспять в разработке мениппей, и заниматься вскрытием этой структуры было Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков просто неинтересно.

Жизнь показала, что отход от принятого постулата исследования (бесспорная вера в непогрешимость Пушкина как художника) небезопасна. Ознакомление с 2-мя блестящими работами С.Г. Бочарова дало подсказку догадку, что в Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков этом случае дело совсем не в Белкине, а в чем либо более глубоко сокрытом. Вправду, когда имеешь дело с хоть какой мениппеей Пушкина, даже таковой снаружи примитивной, как "Повести Белкина", никаких выводов нельзя Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков делать до того времени, пока совсем не выявлен метасюжет.

Исправляю свое упущение.

Редко встречаются положительные выражения исследователей относительно художественных плюсов "Повестей Белкина" с их избитыми, взятыми у других создателей штампами. Практически, их ущербность признается Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков всеми, хотя прямо об этом гласить не принято (кроме Белинского, который писал, что не признает их надлежащими ни таланту, ни имени Пушкина). Хотя, естественно, встречаются и исключения. Узнаваемый пушкинист Б Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков.С. Мейлах писал не так давно: "Повести объединены общей мыслью — о целях людского существования, о людском достоинстве, о зависимости человеческих судеб от силы наружных событий и от возможности преодолевать эти происшествия своей волей Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков"1. С другой стороны, Б.В. Томашевский вообщем опровергал наличие в их какого-нибудь глубочайшего смысла: "Создавая "Повести Белкина", Пушкин, по-видимому, не ставил впереди себя задач широкого обобщения, а просто стремился Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков дать читателям ряд занятных повестей"2.

Но, как представляется, сами повести не дают достаточных оснований для таких заключений. В ближайшее время больше исследователей склоняется к тому, что "Повести" носят пародийный нрав, хотя аргументация таких Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков утверждений носит таковой же неубедительный нрав, как и утверждения Б.С. Мейлаха.

С.Г. Бочаров, работы которого отличаются глубиной, в книжке "О художественных мирах" выложил историю "белкиноведения", которая началась еще при жизни Пушкина Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков: в 1835 году О.И. Сенковский за подписью "А. Белкин" опубликовал "Потерянную для света повесть", которая пародировала "отсутствие содержания" в "Повестях Белкина". По фабуле этой пародии, некто пробует два раза поведать Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков в обществе увлекательную историю, но его слушатели так и не могут поймать ее содержание. Схожим впечатлением делился позднее и Л.Н. Толстой, который пробовал читать "Повести Белкина" детям в школе, но, к Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков собственному удивлению, удостоверился, что те находят их скучноватыми и тяжелыми для пересказа. Дальше С.Г. Бочаров докладывает: "В 1919 году "Повести Белкина" стали одним из объектов, на котором вырабатывалась и демонстрировалась опоязовская поэтика, — в статье Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков Б. Эйхенбаума "Болдинские побасенки Пушкина". Б. Эйхенбаум принял как формулу Белинского, так и заключительную "мораль" "Домика в Коломне", для того, чтоб снять вопрос о "смысле" и его толковании: "Ничего "выдавить Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков" из этих повестей ему не удалось — философия не поместилась", — комментировал он Белинского. "Повести Белкина" как "побасенки", таким макаром понимались не как произведение с малозначительным содержанием (такими они были для Белинского), как такие Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков произведения, где разумеется дело не в содержании"3.

Другими словами, если перевести на язык принятого нами постулата, Б. Эйхенбаум совсем справедливо исходит из невозможности сотворения Пушкиным данного цикла произведений без какого-то укрытого Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков смысла, придающего всем им в совокупы подлинную художественность. Другими словами, этот исследователь подходил к "Повестям" как к мениппее, но отсутствие методики анализа не позволило ему обосновать это.

О наличии укрытого смысла свидетельствует Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков и последующее событие. Под "заключительной моралью" "Домика в Коломне" имеется в виду сороковая, последняя строфа: "... Больше ничего Не выжмешь из рассказа моего". Эта поэма была написана там же, в Болдине, сразу с "Повестями Белкина Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков" (окончена 9 октября 1830 года). Но представляется, что в отношении этой "заключительной морали" Б. Эйхенбаум был несколько неточен. "Ничего нельзя выдавить" — кроме, пожалуй, того, что образ пародируемого Катенина выглядывает в этом "рассказе Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков" практически из каждой строфы — не говоря уже о первых восьми, что отмечено выше. Вот, к примеру, на глаза попались два первых стиха 38-й строфы: "Параша закраснелась либо нет, Сказать вам не умею Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков", где "сказать не умею" — чисто катенинская фраза, его речевой штамп. По данным "Словаря языка Пушкина", это место — единственное во всем творческом наследстве Пушкина, в каком он вообщем употребляет слово "уметь" в таком значении Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков. А взять заключительную, сороковую строфу — как раз ту, где говорится о том, что "Больше ничего Не выжмешь..." — сразу появляется вопрос о том, а все ли вообщем "выжато" из "Домика в Коломне"? Ах так Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков смотрится эта строфа с полном виде:

Вот вам мораль: по мненью моему,
Кухарку даром нанимать небезопасно;
Кто ж родился мужчиною, тому
Рядиться в юбку удивительно и зря:
Когда-нибудь придется же ему
Обривать Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков бороду для себя, что несогласно
С природой дамской... Больше ничего
Не выжмешь из рассказа моего.

Разве из этой маленькой "морали" так ничего "не выжмешь"? Ведь вся ценность ее заключена в пародируемой Пушкиным мелочной назидательности Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, так соответствующей для творческой манеры Катенина... Напомню, что "Домик в Коломне" был завершен после "Барышни-крестьянки" и всего за три денька до того, как Пушкин, окончив первую часть "Выстрела", приписал: "Окончание потеряно" (12 октября Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков), и за 5 дней до окончания "Выстрела" в том виде, в каком он и стал фактом литературной жизни. Пушкин создавал цикл "Повестей Белкина", вжившись в пародируемый им образ Катенина, и Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков это не могло не воздействовать на их содержание.

Доказательством этому служит "заключительная мораль" "Домика в Коломне": "Больше ничего Не выжмешь из рассказа моего". В.Г. Редько выразил свое удивление тем обстоятельством, что эта Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков "коломенская мораль" до сего времени не вызвала ни у других исследователей, ни у создателя этих строк никаких ассоциаций с таким пассажем в "Евгении Онегине" (1-XLIII):

Онегин [...]
Желал писать — но труд упрямый
Ему Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков был тошен; ничего
Не вышло из пера его...

Вправду, такое видное лексическое и смысловое совпадение не только лишь увязывает этические контексты "Онегина" и "Домика", да и дает подсказку исследователям тот ключ, с которым Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков следует подходить к анализу содержания "Повестей Белкина". Во всяком случае, самая 1-ая возникающая ассоциация практически дает подсказку формулировку догадки: в "Повестях Белкина" тот же рассказчик, что и в "Евгении Онегине". И то событие, что фигура Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков Белкина по собственному масштабу "не тянет" на Онегина, уже должно было бы навести исследователя на идея, что в "побасенках" с рассказчиком не все так просто... А ведь рассказчик - основное Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков композиционное средство...

... Итак, Б. Эйхенбаум сделал вывод, что смысл "Повестей Белкина", если такой вообщем имеется, заключается в чем либо, выходящем за рамки содержания повестей как таких. Если исходить из принятого в самом начале исследования постулата Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, что в творчестве Пушкина вообщем не может быть чего-то второстепенного и низкохудожественного, то на примерах "Евгения Онегина" и "Бориса Годунова" можно было созидать, что элементы "ущербной художественности" специально создавались Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков Пушкиным в качестве действенного художественного средства — в пародийных целях. О наличии в этом случае пародии свидетельствует увлекательный момент, который, все же, не получил подабающей оценки: 9 декабря 1830 года Пушкин направил П.А. Плетневу Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков письмо с такими словами: "... (Очень секретное — тебе одного). Написал я прозою 5 повестей, от которых Баратынский ржет и бьется — и которые напечатаем также Anonyme".

Тот факт, что Плетнев оказывается посвященными в эту мистификацию Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, не самое главное. Главный вопрос в том, что конкретно является в этих 5 снаружи "безопасных" повестях тем эстетическим объектом, по поводу которого Баратынский "ржал и бился". Ведь ясно же, что содержание повестей как таких Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков не могло вызвать отмеченной реакции друга Пушкина. Как следует, самый 1-ый читатель "Повестей Белкина" и соучастник недавнешней мистификации с "Балом" усмотрел в их какие-то понятные ему острые сатирические моменты.

Выяснение настоящего Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков содержания "Повестей Белкина" ведется современными исследователями по нескольким фронтам. 1-ое: анализ текста повестей по отдельности; 2-ое: подход к "Повестям" как к циклу, объединенному каким-то сокрытым художественным планом; третье, и, как Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков представляется, более перспективное — подход к анализу повестей через анализ свойства рассказчика.

Разбирать 1-ое направление навряд ли имеет смысл — отсутствие осязаемых результатов бессчетных работ очень внушительно свидетельствует о его бесперспективности, хотя некие Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков исследователи и пробуют находить в повестях какие-то гуманистические идеи, новые ракурсы рассмотрения Пушкиным этических заморочек. Кажется, время от времени им это даже удается - к примеру, один из исследователей нашел присутствие темы Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков комплекса вины в финишной сцене "Метели". Но в таких исследовательских работах не принимается во внимание то событие, что образы многих героев лишены внутренней логики; а именно, в той же "Метели" расчетливое, искусно контролируемое Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков поведение героини в финишной сцене не только лишь противоречит утверждениям исследователей о "комплексе вины", но просто не согласуется с утверждением о чувстве любви, которое эта героиня типо испытывала.

Подобные "нестыковки" в ряде всевозможных случаев Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков доведены до гротеска. К примеру, хотя в "Барышне-крестьянке" главные сцены происходят на природе, в тексте нет ни 1-го упоминания, о флоре — той растительности, на фоне которой происходят романтические встречи Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков Лизы-Акулины с юным соседом — кроме, правда, упоминания о яблоках и грибах, которые героиня типо собирала в роще (делала вид, что собирала). С определенной натяжкой такое еще можно было бы как-то разъяснить "концентрацией Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков деяния", если б за этим не пряталось нечто еще худшее: отсутствие простого правдоподобия. Вспомним: перед первой встречей с Владимиром Лиза хочет идти в рощу с босыми ногами. Создается воспоминание, что на Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков дворе — жаркое лето, и что только изнеженные ножки, но никак не погодные условия побудили Лизу обуться в лапти. И вправду — лукошко в руках, упоминание о сборе грибов... Но читаем пристально Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков достаточно подробное описание природы при всем этом первом выходе Лизы в лес: весна, 6-ой час утра; на востоке заря, но солнце еще не поднялось. Означает, на дворе — совершенно ранешняя весна, период равноденствия, никак не Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков позже первой декады апреля (по новенькому стилю!) Другими словами, как раз то время, когда в роще и на полях еще лежит снег, а утренние заморозки навряд ли позволили бы незадачливой даме щеголять Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков по насту не то что с босыми ногами, но даже в модельных, специально сплетенных по мерке лапотках на босу ножку. О каких грибах вообщем может идти речь ранешней весной, когда даже для Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков подснежников еще рано? И о какой охоте с ружьем, когда у всей лесной фауны как раз период течки, и когда ни у 1-го приличного охотника не подымется ни рука, ни ружье ни на Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков парнокопытное, ни на пушное, ни на пернатое, занятое своим воспроизводством?..

Так что углубленный поиск художественных плюсов в "Повестях Белкина" может привести разве что к еще одним находкам схожих непонятных противоречий, но никак Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков не глубочайшего гуманистического смысла. И о каком глубочайшем смысле вообщем может идти речь, если человек, взявшийся за создание собственных "побасенок", не имеет простого представления о деревенской жизни? Как и о Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков том, как ведут себя даже самые расчетливые кокетки в те редчайшие моменты, когда на их вправду нисходит подлинная любовь... Ведь ясно же: взял слащавое французское творение с бородой, механически поменял имена, ввел Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков некие детали антуража в виде лаптей ну и пустил в таком лубочном виде в свет, даже не попытавшись как-то войти в сделанные чужим пером стереотипные образы и внутренне переосмыслить их. Выходит, что Пушкин Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков в преддверии собственной 100 тринадцатой любви все еще так и не узнал, как дрожит окутанная любовью дама, как она теряет при всем этом свое самообладание, кокетство, гордость, высокомерие, природный эгоизм? Как, будучи не Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков в состоянии справиться с собой, рвет не для себя одежку? Что ей в такие моменты совсем не до прохладного расчета, какой приписан злосчастному виду Маши?.. Чтоб приплести такое к любящей героине Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, необходимо быть совершеннейшим девственником, судить о женщинах по дешевеньким изданиям и ни капельки не уважать их — хотя бы в такие моменты, если уж не удается усмотреть в их природном кокетстве и коварстве Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков некоторое предначертание выше, которое нам понять не дано...

И неуж-то после всего этого мы должны веровать, что такую галиматью мог написать Пушкин, и заставлять себя заниматься сбором сливок на объекте Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, который далековато не амбрэ?.. Давайте лучше оставим эту бесперспективную затею и все-же выясним, что все-таки желал сказать нам Пушкин, вложив эту откровенную чушь в уста некоего Белкина — фигуры так маленькой Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков и жалкой, что появляется колебание относительно того, не ошибся ли Пушкин вообщем в выборе калибра объекта собственной сатиры. Но, связанные словом (принятым постулатом о непогрешимости художественного чутья Пушкина), мы обнаруживаем очередной феномен: под Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков пером гения этот ничтожный Белкин должен все-же что-то значить, по другому либо Пушкин — не Пушкин, либо, быстрее, Белкин — не совершенно Белкин. Другими словами, как и с какой целью эта галиматья преобразована Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков в художественное средство, раскрывающее его, Пушкина, творческий план.

Что касается подхода к анализу повестей как к одному циклу, то необходимо подчеркнуть, что на этом направлении исследовательских работ достаточно достойные внимания выводы Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков содержатся в работах В.С. Белькинда и С.М. Шварцбанда4.

С.М. Шварцбанд, исследовавший 5 повестей исходя из убеждений их жанровой природы, выявил наличие в цикле "устных и письменных тенденций". По Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков его воззрению, "механизм взаимодействия устных и письменных тенденций [...] и определял диалектику природы белкинских творений": вступление ("От издателя"), устный литературный сказ ("Выстрел"), устный литературный рассказ ("Метель"), письменный литературный сказ ("Гробовщик"), письменный литературный рассказ ("Станционный смотритель Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков"), и, в конце концов, новелла, другими словами сочиненное произведение ("Барышня-крестьянка"). Таким макаром, этот исследователь справедливо усматривает в жанровой последовательности отдельных частей цикла наличие определенного метода, отражающего изменение во времени манеры ведения сказа Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков.

Конкретизируя, можно добавить к этим увлекательным наблюдениям, что Пушкин не только лишь сымитировал изменение во времени творческой манеры некоего "сочинителя", выступающего под именованием Белкина, да и откомментировал в совсем ином Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, публицистическом жанре нечто аналогичное: "Он [...] оставлял одну ветвь поэзии, как скоро становилась она модною, и удалялся туда, куда не аккомпанировали его ни пристрастные толпы, ни эталоны какого-либо писателя [...] Быв одним из первых Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков апостолов романтизма [...] он 1-ый отрекся от романтизма и обратился к традиционным кумирам [...] Таковы были 1-ые беды [...] они имели воздействие и на последующие его произведения [...] В книжке, сейчас изданной, просвещенные читатели увидят идиллию, где Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков с такою прелестною верностью постигнута буколическая природа..." (ну чем же не оканчивающая цикл "Повестей" "Барышня-крестьянка"? — А.Б.).

Это — из "первоапрельской" статьи "Сочинения и переводы Павла Катенина", в какой Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков Пушкин язвительно подвел результат творческой биографии собственного "преображенского компаньона", упомянув при всем этом и "Старенькую бывальщина", "... где столько простодушия и настоящей поэзии". Но даже независимо от содержания этой пушкинской статьи, сам вывод С.М Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков. Шварцбанда дает основание выдвинуть догадку, что весь цикл "Повестей" является романом-мениппеей, в каком изображается некто, сочиняющий в сельском уединении низкопробные "побасенки". Напомню, что основным героем мениппеи всегда является "создатель Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков" сказа, и что объектом изображения является также и то, как этот "создатель" делает свое творение; исходя из догадки, что цикл "Повестей Белкина" является мениппеей, мы этим самым предполагаем, что весь цикл на самом Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков деле должен представлять собой роман, замаскированный под "побасенки" — другими словами, исходя из убеждений наружной, маскирующей формы, это — вправду "побасенки", но не Пушкина, а Белкина; а на самом деле это должен быть Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков роман Пушкина, сатирически изображающий то, как эти бесталантные "побасенки" создаются.

К огорчению, очень ценный вывод С.М. Шварцбанда все таки не заносит конечной ясности в вопрос о нраве сатирической интенции Пушкина, так Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков как этот исследователь рассматривал только вопросы жанровой природы 5 повестей. Необходимо подчеркнуть, что при разработке какого-нибудь произведения его жанровая форма является только одним из многих приемов композиции, при этом в этом случае Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков определялся жанр каждой повести в отдельности, но не самого цикла как предполагаемого одного целого. Тут следует сделать одно теоретическое отступление.

Сведение отдельных произведений в единый цикл может быть только при наличии нового Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, более высочайшего уровня композиции. Как следует, если "Повести Белкина" вправду замышлялись Пушкиным как нечто цельное, то выявление черт цикла следует начинать с психических особенностей и интенции рассказчика, так как конкретно через эти Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков элементы реализуется композиция (напомню, что композиция представляет собой этическую составляющую при разработке вида, в этом случае вида цикла произведений).

На 1-ый взор, в случае с "Повестями Белкина" эта задачка не представляет собой никакой задачи, так Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков как рассказчик заблаговременно объявлен, повести предварены его чертой, содержащейся в письме некоего "ненарадовского помещика", эта черта дополнена массой автобиографических сведений и психических черт Белкина в отдельном его произведении "История села Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков Горюхина", где, казалось бы, все начальные моменты для определения композиции цикла изложены максимально верно и доходчиво. Создается воспоминание, что осталось только проследить, какой отпечаток эти психические особенности накладывают на повести как цикл Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, выявить интенцию рассказчика, и главные композиционные элементы, объединяющие 5 разрозненных повестей в цикл, станут явными. Но снаружи совсем обычной вопрос выявления черт Белкина как создателя повестей на поверку оказывается очень сложным и заполненным Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков феноминальными противоречиями.

С.Г. Бочаров, уделивший огромное внимание исследованию роли Белкина, все таки обязан был констатировать, что "Белкин вправду проблематичен, оказывается не просто подойти и разглядеть его очертания, он представляет собой такую художественную Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков действительность, для определения которой у литературоведения не хватает улавливателей"5. Другими словами, тут прямо сформулирован вопрос о решающем значении вида рассказчика в постижении пушкинской интенции; не считая этого, содержится констатация отсутствия литературоведческой Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков методики, применимой для анализа произведений такового класса.

Ссылаясь на справедливое выражение В.В. Виноградова, находящееся в его книжке 1941 года "Стиль Пушкина", о том, что "Повести Белкина" нужно учить и осознавать так, как они есть Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, другими словами с видами издателя, Белкина и рассказчиков, С.Г. Бочаров делает более справедливое заключение: "Создатель" Белкин представляет собою композиционную функцию в большей мере, ежели "образ героя" в обыкновенном Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков смысле. Но эта композиционная функция олицетворена и индивидуализирована, воплощена как "лицо" и "нрав". Определение меры этого воплощения и этой особенности и составляет делему Белкина"6.

В этой фразе практически сформулировано то, что определено Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков выше в качестве головного композиционного элемента художественного произведения: решающее значение психических доминант и интенции рассказчика. Исследователь, довольно глубоко проработавший содержание вида Белкина, окончил собственный анализ такими словами: "Но история белкинского вопроса указывает Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, что к виду подобного типа у литературоведения не хватает подходов" — другими словами, исследователь опять совсем справедливо подчеркивает отсутствие методик, адекватных для решения задач такового типа. Представляется целесообразным применить описанную методику структурного анализа Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков, беря во внимание при всем этом приобретенные С.Г. Бочаровым выводы.

1. Мейлах, Б.С. Творчество А.С. Пушкина. Развитие художественной системы. М. "Просвещение", 1984, с. 52. Возврат

2. Томашевский, Б.В. Пушкин. Материалы к монографии, 1824-1837. М Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков., 1961 кн. 2, с. 515. Возврат

3. Бочаров, С.Г. О художественных мирах. М., "Русская Наша родина", 1985, с. 39. Возврат

4. Белькинд, В.С.: "Принципы циклизации в "Повестях Белкина" А.С. Пушкина"; Шварцбанд, С.М.: "Жанровая природа "Повестей Белкина". Обе Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков статьи размещены в сборнике Даугавпилского пединститута "Вопросы сюжетосложения". Вып.3: "Сюжет и жанр". Рига, 1974. Возврат

5. Бочаров, С.Г. Поэтика Пушкина. М., "Наука", 1974, с. 132. Возврат

6. Там же, с. 139. Возврат

 

К оглавлению

 
Рассказчик цикла Часть VI. ОПАСНЫЙ СОСЕД ИВАНА ПЕТРОВИЧА БЕЛКИНА - Альфред Барков "Повести Белкина" — совсем
не Иван Петрович Белкин, а некоторый аноним —
помещик из села Ненарадово. Им написана
"История села Горюхина", где Белкин
— объект его сатиры.
 


chast-vtoraya-devochka-iz-drugogo-kruga-zhivago-annotaciya-doktor-zhivago.html
chast-vtoraya-doklassicheskaya-joga.html
chast-vtoraya-eptorp-tsheslavnij-ivlin-vo-oficeri-i-dzhentlmeni.html