ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров

^ ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. Надуманная Погибель ИСТОКИ РИТУАЛОВ Погибели
Что лежит в базе похоронных ритуалов и самого дела к погибшим — толькокультурные традиции народов либо же нечто большее, беспристрастное?

Нередко мы просто следуем обрядам, не задумываясь ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров об их истоках. У нас, скажем, мертвых принято хоронить в горизонтальном положении со сложенными на груди руками. А вот евреи Ветхого завета должны лежать на боку, повернувшись лицом к стенке, как ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров и лежал Иисус Христос. Выходит, христиан хоронят не так, как был похоронен сам Иисус Христос, который, кстати, лежал совсем не в гробу, а в каменной пещере, заваленной камнем — как принято хоронить ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров у иудеев. В таковой позе — лицом к стенке — испанцы XVI века определяли марранов — иудеев, только формально обратившихся в христианство.

В базе погребальных ритуалов лежат представления о погибели, а они-то были различными в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров различные эры. Наши современные христианские традиции, к примеру, не достаточно похожи на традиции христиан еще 700 годов назад.

Неплохой этому пример — отношение к вопросу перемещения души. 700 годов назад христиане не имели ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров наших взглядов на различение тела от всего сердца. В верованиях, предыдущих XIII веку, праведник возносится на небо, сохраняя и свое тело, и душу. Иконография этого периода нередко указывает, как ангелы подхватывают лежащее тело и возносят ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров его в рай, в «небесный Иерусалим».

А вот с XIII века утверждается, как отмечают историки христианства, новенькая концепция: ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ДУШИ, а не всего людского целого. Вначале латинское слово anima ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, «душа», обозначает все человеческое целое и не исключает тела. Но начиная с XIII века иконография в целом и в особенности надгробная иконография ясно свидетельствуют о том, что люди тех пор понимали погибель конкретно как отделение ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров души от тела. А в сценах Распятия в XV–XVI веках ангел часто прилетает, чтоб принять отлетающую душу хорошего разбойника, казненного вкупе с Христом.

Что все-таки случилось в XIII веке? Появилась ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров новенькая Библия? Нет. Никаких новых текстов к Библии не было добавлено. Может, Бог отдал людям новые сведения о том, что такое погибель? Нет таких фактов. Просто поменялись сами мнения по ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров этому важному вопросу: усложнение концепции Загробности было вызвано, сначала, усложнением самой людской философии.

И этот факт гласит о той очевидной правде, что с каждым веком наши представления о Боге и Загробности все далее отделялись ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров от того, что написано в Библии. Подменялись теми взорами, которые необходимы насущно в данную определенную эру государству и обществу.

Взоры христианства на философию Библии изменялись под воздействием 3-х основных ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров причин: общественного заказа, личных суеверий и беспристрастных наружных причин, связанных с темой погибели. К соц заказу можно отнести в широком смысле и обозначенные выше конфигурации во взорах на переселение души, и так же ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров развитую в средних веках идею о типо «первородном грехе» Человека, новейшую концепцию Ада и Рая.

А самое главное — это новое осознание основным в христианстве не самого факта воскресения всех без критерий и оговорок христиан ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров (что было обещано хоть какому, кто воспримет христианскую веру), а перенос фокуса внимания на жертвенный подвиг Христа. Что делало христиан обязанными священникам по дефлоту. Эта Мысль отлично укладывалась в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров средневековую концепцию ужаса и мук — как головного сдерживающего мозги христиан фактора, сменившего разочарование в том, что обещанного Христом воскресения так и не пришло (обещание воскресения являлось исходным фактором распространения христианства).

К личным ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров суевериям можно отнести очень почти все, что, видимо, лишено оптимального зерна и является только заблуждением.




«Сможет ли останки сей восстать к жизни вновь?» — картина художника середины XIX века ярко воплотила внутри себя ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров очень соответствующий для тех пор энтузиазм к религиозным проблемам и вопросу о погибели.

^ Плод каштана, прорастающий на могильной плите с надписью «Resurgam» — «Восстану вновь», — как разумеется, содержит внутри себя символический ответ.


К примеру, это представление ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров о том, что источником привидения являются останки покойника, которые для «успокоения привидения» следует перезахоронить по подобающему ритуалу. Хотя такового повода мыслить официальная церковь не давала: скажем, кардинал Антонио Бареберини ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, погибший в 1631 году и никак не являвшийся безбожником, выбрал для собственного надгробия в Риме неутешительную идею — «Здесь покоятся останки, и пыль, и ничто». Как НИЧТО может быть прибежищем либо источником привидений?

Тут, обращаю ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров внимание, мы упираемся в вопрос максимально удобный — каким образом кости либо другие останки могут являться прибежищем привидения? Дело очень запутывает то событие, что ранее тела усопших погребали иногда не в одной могиле, а в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров нескольких. Внутренности Вильгельма Завоевателя похоронены в Шалю, тело в аббатстве в Канне, сердечко в Руанском соборе. Какой конкретно орган Вильгельма должен создавать привидение? Внутренности, сердечко либо кости?

Много лет спустя Карл ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров V имел также три гробницы, а его прославленный коннетабль Бертран дю Геклен, погибший в 1380 году, даже четыре: для плоти, сердца, внутренностей и костей. В XIV веке этот обычай был так ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров всераспространен, что папа Бонифаций VIII счел необходимым его запретить. Но в предстоящем этот запрет очень нередко игнорировали.

В 1723 году во Франции стал известен вообщем анекдотический случай. Погиб барон Орлеанский, и, «как обычно, вскрыли тело ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, чтобы его забальзамировать, а сердечко (вместилище любви и души) положить в коробку и отнести в Валь-де-Грас. Пока происходило вскрытие, в той же комнате находился датский дог барона, который, ранее чем ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров кто-нибудь успел ему помешать, ринулся на сердечко и съел его». Выходит, вместилищем привидения должен сейчас быть дог? Либо его фекалии, в которые перевоплотился сердечко барона?

Логика дает подсказку, что сердечко, кости, внутренности ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров и прочее — это все равные неживые части тела, которые не имеют друг перед другом никаких преимуществ в вопросе быть вместилищем привидения. Точно так частями тела являются обрезанные ногти либо локоны ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров (а локоны к тому же нередко хранят как талисманы). В общем, суеверие здесь все привело к абсурду, хотя если заглянем в истоки, то увидим, что вначале у этого суеверия были оптимальные корешки.

Следует напомнить ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, что до XVIII века всех мертвых христиане хранили в церквах в центре поселений, в стршном сосредоточении мертвых тел. Там мертвецы ожидали, как будто соленые огурцы в кладовой, обещанного воскресения. Но ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров позже Церковь под нажимом санитарных служб и городских жителей решила, что воскресения нельзя осознавать практически, и стала выносить кладбища за город. Итак вот в церквах европейских городов, где покоились 10-ки, а то ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров и сотки тыщ трупов, были часты возникновения привидений, но их посреди мертвецов и понимали привидениями мертвых людей — так появилась увязка привидения с разложившимися останками. По сути это были привидения живых коматозников, которых тоже с ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров излишком находили посреди мертвецов. Но провести это различие народное сознание не могло — отсюда и появилось суеверие, которое в собственном развитии все далее отдалялось от действительности.

Так и появился миф, что ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров привидения делают мертвые кости, хотя мертвое ничего живого сделать не может. А привидение ЖИВОЕ — ибо существует, совершает работу, ориентируется в окружающей среде, подчинено внутренним закономерностям и т. д. И здесь мы ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров подходим к третьему источнику, влиявшему на наши представления о погибели и загробности, — это аномальные реалии, существовавшие беспристрастно. Главными из их являются, на мой взор, две: эпидемия вампиризма и летаргия (как часть, может быть, самостоятельная ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, первого глобального явления).

Они оказали глубочайшее воздействие на представления о погибели в последние века, при этом, мы даже не отдаем отчета в том, как грандиозно это воздействие.


^ ЖИЗНЬ ТРУПА
Ранее мы уже ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров рассматривали тему погребенных живьем и ее связи с неувязкой вампиризма. Эпидемия повальной летаргии (и повальных обмороков по хоть какому поводу) очень удивительно совпадает во временных рамках с эпидемией вампиризма в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров Европе. Обе начались приблизительно в 1640-50-х гг. и кончились к концу XVIII века, а пик пришелся на период середины этого срока.

Думается, необходимо снова возвратиться к этому вопросу, потому что более углубленное знакомство создателя ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров этих строк с источниками той эры указывает, что тема только приоткрыта. Действия тех пор, которые носили глобальный нрав, еще ожидают собственного осознания. Наука так и не смогла разъяснить, чем была ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров вызвана эта эпидемия обмороков и летаргии, а ее принципная связь с вампиризмом вообщем нераскрыта.

Европа выяснила о вампиризме от Австро-Венгрии, которая посреди XVII века отвоевала у Турции часть Балкан. И если в Сербии ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, Моравии, Греции и близлежащих землях почерпнутый от турок вампиризм царствует в последней небезопасной форме (говоря языком докторов), то в более прохладную Европу он, подобно вирусу гриппа, приходит в форме ослабленной. Это, естественно, условное ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров сопоставление, но факт остается фактом: сразу с эпидемией вампиризма на Балканах, в Центральной Европе (Чехия, Словения, Венгрия, Южная Германия) и в Восточной Европе (Речи Посполитой, включавшей Беларусь и Украину ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров) — в Западной Европе — сразу! — начинается эпидемия летаргии и обмороков.

По срокам эти эпидемии схожи, как схожи и в сущности явления: вурдалак — это коматозник, впавший в вампирическую летаргию. Поэтому есть полные основания считать оба ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров действия сторонами 1-го парадокса.

В то время в научных журнальчиках Европы возникают научные статьи о 2-ух явлениях, как бы вместе связанных только скептицизмом науки: это вампиризм в Австро-Венгрии и Речи Посполитой (включавших ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров практически все страны Центральной и Восточной Европы) — и рост числа погребенных живьем в Западной Европе. Сразу с возникновением вампирологов, пишущих конкретно о первых событиях, возникают ученые, пытающиеся разобраться в том, что происходит ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров в Западной Европе. Посреди последних увлекательны книжки Паоло Заккиа и врачалютеранина из Дрездена Христиана Фридриха Германна. Паоло Заккиа издал Трактат по судебной медицине (понятно его лионское издание 1674 года), где особенное место уделено ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров странноватым посмертным явлениям. Трактат Германна также посвящен исследованию трупов и погибели; он размещен после его погибели, в 1709 году, его отпрыском, тоже доктором, под необыкновенным для нас заглавием: «О чудесах мертвецов». Как ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров сказано в трактате, «речь идет о расчудесных и таинственных явлениях, связанных с трупами, и конкретно доктор должен уметь отделять естественные феномены от явлений другого порядка».

С нашей точки зрения, все «чудеса» здесь заключаются чисто ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров в вампирических явлениях. Никаких других «чудес», не считая сферы вампирической комы, нет.

Обе книжки говорят о погибели, какой ее лицезрели докторы конца XVII века. Сначала, Гарманн поражается сходству погибели со ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров сном — что, кстати, достойно особенного современного философского и практического рассмотрения. Согласно тем мнениям, сон делает человеку познание Бога и общение с Ним, которому кладет конец просыпание. И во сне, и в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров погибели есть сосредоточение души вне тела, тогда как в бодрствующем живом теле душа рассредоточена снутри него. Эти суждения частично близки нашему осознанию природы вампирической комы и полтергейста, но, естественно, и сейчас являются только ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров догадками. А в то время сходство меж гибелью и сном ставило вопрос о могуществе погибели и о степени отделения души от тела на фоне все увеличивающихся фактов погребения живьем.

Гарманн спрашивает: quid cadaver? «что ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров есть труп?». 1-ое положение, близкое к идеям величавого Парацельса, приписывается еврейской медицине: труп — еще тело и уже покойник. Погибель типо не лишает труп чувствительности, он сохраняет «вегетативную силу», «след ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров жизни», ее остаток (что на сто процентов расползается с опытом пациентов Моуди, где в состоянии медицинской погибели сознание типо покидает тело). Это мировоззрение основывается на бессчетных наблюдениях, от Платона до позднейших времен, но, как ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров мне кажется, все это касается не мертвого тела, а коматозника. А неудача Гарманна в том, что он, как и другие его коллеги, напрочь запутался в том, где покойник, а где ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров коматозник.


^ «ЧУДЕСА МЕРТВЕЦОВ»
Посреди приводимых Гарманном наблюдений есть и так именуемая cruentatio, другими словами расчудесная способность трупа жертвы излучать кровь в присутствии убийцы. Подозреваю, что и в данном случае идет речь конкретно ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров о живом коматознике, а не о трупе, потому что истечение крови может быть только при сохранении кровяного давленияа означает, при работающем сердечко. Не достаточно того, кровь у трупа сходу после погибели начинает распадаться на ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров фракции: сухое содержимое крови оседает, образуя трупные пятна, а сама кровь от этого становится прозрачной жидкостью, что делает лицо мертвеца бледноватым. Таким макаром, кровь не может исходить у трупа, потому ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров что у трупа уже нет крови: есть только тусклая жидкость и сухой кровяной осадок.




«Применение трупа в быту». Выкопанные ночкой на кладбище и украденные из могил трупы использовались в средние века как сырье для производства ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров чернокнижниками действующих фармацевтических средств.


В трактате Гарманна приводится и современный ему случай: один государь, когда его погибшую супругу несли на кладбище, попросил могильщиков нести ее осторожно, чтоб не причинить ей боли. Как ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров мы лицезреем, в то время даже думающие люди не могли осознать обычный вещи: если «покойник» испытывает боль (нужно считать, указывает ее тем либо другим методом, видимо, вызывающим кошмар у невежд), то ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров он живой и просто находится в коме. И его нужно не нести закапывать в землю, а вылечивать и вытаскивать из комы, возвращать к жизни.

Описываются народные представления, как будто тело погибшего способно ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров слышать и вспоминать, а поэтому, продолжает Гарманн, всюду рекомендуется не гласить поблизости покойника больше, чем необходимо «для его потребности и чести». Под «потребностью» имеется в виду обычай пару раз окликать погибшего ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров по имени, чтоб удостовериться в его погибели. Нужно увидеть, что этот обычай живой у нас и сейчас, и точно так окликал доктор погибшего Льва Толстого, о чем подробнее мы побеседуем ниже.

Тут мы тоже ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров лицезреем неосознаваемую проверку покойника на его коматозность. Неосознаваемую, потому что Гарманн гласит о том, что слышать и осознавать способен конкретно покойник, хотя ясно совсем, что таковой способностью может владеть только коматозник, а ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров не мертвое тело.

Позднее Гарманн будет осужден следующими биографами именитых докторов как человек легковерный, «принимающий как факт хоть какой невообразимый рассказ». Гарманн и по правде колеблется в выборе позиции ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров: с одной стороны, вера в чувствительность трупа хотя и обширно всераспространена в народе, отвергается ортодоксальными учеными как суеверие; с другой же стороны, много достоверных наблюдений гласит в пользу конкретно этого, осуждаемого наукой представления.

На ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров мой взор, все решалось бы просто, если б Гарманн верно различил труп от коматозника. Никаких в таком случае заморочек с наукой нет, а зато фактура была бы наукой не отвергнута ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, а зачтена в багаж научных познаний по вопросу летаргии.

Не сумев разобраться в азах — где мертвое, а где живое, дрезденский доктор, в итоге, склоняется к признанию тезиса о чувствительности мертвого тела. Как он пишет ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, если свидетельства кровотечения в присутствии убийцы остаются непонятными (с его точки зрения!), другими словами много других признаков активности мертвецов. Волосы, ногти и зубы продолжают расти у человека и после погибели (вздорное представление, имеющееся ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров и в наши деньки и стопроцентно опровергнутое судебной медициной, которая в этом лицезреет только процесс усыхания тела от утраты воды). Гарманн продолжает: на трупе может выступать пот, эрекция полового органа ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров покойника также подтверждается многими наблюдениями, в особенности у повешенных.

По сути последнее событие разъясняется только незапятанной физиологией — приливом крови в низлежащие области тела и заполением кровью всех сосудов. Но создатель той эры находит в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров этом нечто большее, типо отражающие некоторые следы жизни. Прогуливались рассказы о неких любителях острых чувств, пытавшихся насладиться половым возбуждением, которое, как числилось, испытывает человек в 1-ые минутки после повешения (еще одно ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров суеверие), но нередко не успевавших впору приостановить этот неповторимый опыт. Когда раздевали боец, павших на поля боя, пишет Гарманн, то их находили в том состоянии, в каком они могли быть, если б ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров сражались в любовной битве. Доктор добавляет, что эрекцию у покойников можно вызвать, если впрыснуть в артерии трупа некоторую жидкость.

Тут опять вопрос наличия давления крови в теле трупа либо коматозника. Никакой «любви ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров» здесь нет и близко. А эрекцию у новых покойников может вызвать яд кобры, действие которого основано на том, что кровь преобразуется в коллоид, загустевает и несколько расширяется в объеме. Следует также ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров добавить, что древние создатели, описывая неспешную погибель распятого человека, указывают, что на 2-ой денек у еще живого казненного наступает непроизвольная эрекция от прилива крови в низлежащую часть тела, что причиняет ему мучительную ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров боль — вровень с мукой от других обездвиженных членов тела. Мучительная эрекция — часть пытки распятием.

Представление о чувствительности трупа было плотно сплетено с мыслью неделимости тела, ни один элемент которого не может жить ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров раздельно от всего целого. Гарманн дает дань престижной тогда теме пересадки органов и докладывает несколько случаев, типо точно документированных. Так, один дворянин лишился на войне носа, ему приставили нос другого человека, операция удалась, и ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров новый нос оставался некое время на собственном месте, пока вдруг не начал сгнивать. Выяснилось, что вот тогда начальный обладатель носа скончался, завлекая за собой в бездну разложения и собственный нос ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, находившийся далековато от него.

Вообщем говоря, у меня здесь появляется подозрение — не эта ли история стала источником для гоголевской повести «Нос»? Во всяком случае, меня беспокоит более судьба начального обладателя носа, который его ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров вроде бы дал — и с чем все-таки он жил все это время? Странноватая история.

Все подобные явления Гарманн относит к естественным, отличая их от чудес, вроде ходящих мертвецов либо мертвецов благоухающих, что ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров было для его современников верным признаком святости погибшего.

Здесь опять вылезает, как шило из мешка, политика. Одних вечных мертвецов нужно именовать суевериями, а других — вечных святых христианства — считать вещью реальной ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, научной, понятной и прелестной. В их Гарманну со своими рассуждениями лезть нельзя — а то отлучат от церкви.

Выходит, обычный вечный покойник (коматозник по сути) — это суеверия. А тот же самый коматозник, но ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров угодный интересам Церкви — уже дар Божий и элемент пропаганды культа. И ватиканская комиссия посиживает и, подсчитывая призы и минусы, вычисляет, принять еще одного коматозника в число вечных святых либо нет.

Церковь в эту эру ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров решала, какой коматозник — суеверие, а какой — дар Божий.

Гарманн разрешает трудные препядствия:

«В других случаях тяжело осознать, имеем ли мы тут дело с феноменом природы, чудом либо дьявольским наваждением. Таковы ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, к примеру, случаи движения отдельных конечностей покойника: так, одна монахиня поцеловала руку умершей монахине, а та в ответ три раза сжала ее руку. Более спорными, но суровыми и заслуживающими углубленного исследования были случаи, когда ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров трупы издавали какие-либо звуки, подобные, к примеру, свиному хрюканью, из глубины могилы; когда потом одну такую могилу разрыли, то с страхом узрели, что покойник съел собственный саван, — то ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров было суровое предвестие чумы».

Нужно и здесь увидеть, что покойник ничего есть не может, так как ему и есть незачем — у него прекращен обмен веществ, тело померло, еда не нужна, потому что усваивать ее ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров нечем. А есть может только живой коматозник. Этой очевидности Гарманн не лицезреет.

Длинноватую главу в собственной книжке Гарманн посвящает этим издающим звуки и изголодавшимся трупам, так и не определившись в том ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, является это порождением беса либо вызвано естественными причинами, повлиявшими на трупы. Бред в том, что все максимально просто: это не трупы, а живьем погребенные. Ибо звуки могут издавать живы, а покойник ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров мертв.


^ ПРИМЕНЕНИЕ ТРУПОВ В БЫТУ
Интересно, что миф о чувствительности трупа тогда имел очень принципиальные практические следствия в быту. Трупы рассматривались как сырье для производства очень действующих фармацевтических средств, которым совсем не приписывалось никакого ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров волшебного нрава. Пот, выступивший на теле погибшего, числился надежным средством против геморроя и опухолей. Гарманн пишет: чтоб вылечить хворого, довольно время от времени пошеркать воспалившееся место рукою покойника, как это вышло ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров с одной дамой, исцелившейся от водянки, когда ее погладили по животику еще не остывшей рукою только-только погибшего человека.

Эта практика, что более всего любопытно и поразительно, касается не только лишь ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров одной Германии, тем паче Германии той позабытой эры. Она существует и сейчас — у нас.

Ведает Нина Андреевна Курусова, г. Владикавказ:

«Вот таковой случай произошел со мной лет 50 вспять. Жили мы тогда в маленьком ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров поселке на Кубани. Время было тяжелое, послевоенное, радостей не много, и поэтому каждое событие — будь то свадьба, кино либо даже чьи-то похороны — притягивало к для себя всех местных деток как магнитом. Помню, как ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров мы бегали вокруг взрослых, пока они несли гроб на кладбище, хотя многие гласили: нельзя переходить дорогу покойнику! И вот у меня на руке меж огромным и указательным пальцем стала расти шишка ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров. Была она жесткая и стремительно увеличивалась в размере. Детки в школе стали меня страшиться, тогда и мать отвела меня к доктору. Старичок доктор поглядел и произнес: приходите через неделю, будем ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров резать. Это меня, естественно, испугало. А здесь еще все молвят: «Это ты дорогу покойнику перебежала, вот и шишка появилась. Чтоб вылечить ее, нужно прикоснуться ею к мертвецу…» А по соседству мальчишка погиб, лет 5. Я вошла ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров в комнату с гробом, когда там никого не было, и пошеркала свою шишку о руку мертвеца. Жутко было, но я возлагала надежды: а вдруг поможет? И точно — стала моя шишка ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров таять практически на очах и скоро совсем пропала, как будто и не было ее.

С течением времени эта история забылась. Но сейчас я все почаще вспоминаю ее. Тогда о раке ничего ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров не знали, и навряд ли операция посодействовала бы мне. Но что излечило меня? Ведь не мертвец же, по правде?..»

Как лицезреем, нет ничего нового, есть только все старенькое и известное. Которое так ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров же тяжело разъяснить в рамках науки сейчас, как и века вспять.


^ «БОЖЕСТВЕННАЯ ВОДА»
Вернемся к книжке Гарманна. Он приводит также рецепт «божественной воды», нареченной так за свои волшебные характеристики: берется полностью труп ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров человека, отличавшегося при жизни неплохим здоровьем, но погибшего насильной гибелью. Мясо, кости и внутренности разрезаются на маленькие куски; все смешивается и при помощи перегонки преобразуется в жидкость. Вместе с другими мед эффектами эта ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров вода позволяла оценить шансы тяжелобольного на исцеление: в определенное количество «божественной воды» добавляли от 3 до 9 капель крови хворого и осторожно взбалтывали над огнем. Если вода и кровь отлично смешивались, то это означало, что нездоровой ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров будет жить. Если же смесь не выходила, он умрет. Кроме крови разрешалось использовать в этом опыте мочу, пот либо другие выделения хворого.

Можно, естественно, полагать, что тут работают некоторые ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров нераспознанные эффекты гомеопатии, но сама сущность опыта очень припоминает опыты нацистов в концлагерях. Во всяком случае, эти опыты останутся уникальными без их повторения, так как в наше время их повторить нельзя. Никто ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров не позволит перегонять для извлечения «божественной воды» рагу из пропущенных через мясорубку трупов людей.

С другой стороны, это, как подано в книжке, практика. При этом, практика доказанная, самая испытанная. Как на это глядеть ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров? Что может дать смешение частей трупа (пусть при жизни имевшего не плохое здоровье) с частями либо выделениями живого человека?

Единственное, что я могу преддожить в качестве разъяснения, заключается в последующем. И разъяснение это ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, как кажется, может лежать исключительно в сфере концепции Матрицы. Есть люди, которые гибнут от погибели физического тела (насильной гибелью), но их матрица еще какое-то время живая и сильна. А есть ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров люди, которые медлительно погибают от всяких болячек поэтому, что слабнет и чахнет их матрица — вне связи с состоянием физического тела. Тут поэтому и привлекаются носители фактуры матрицы здорового, но погибшего насильной ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров гибелью человека, что его тело мертво, а матрица пока есть.

В таком видении вопроса мы проверяем реакцию матрицы хворого человека.

Если считать, что возможностью смешивания вещества трупа с веществом хворого является возможность обмена ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров веществ, который гипотетически управляется матрицей, то отсутствие консистенции в нехорошем случае будет гласить о том, что матрица исследуемого хворого не способна упорядочивать материю для обмена веществ. А в положительном случае матрица хворого ее упорядочивает ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, создавая смесь.

Но это разъяснение делает другой вопрос: а для чего нам использовать плоть только-только погибшего человека? Таковой тест, как кажется на теоретическом уровне, можно проводить, используя фактуру ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров не мертвого, а хоть какого живого здорового человека. Может быть — предположу — на эту закономерность случаем натолкнулись исследователи средневековья, которые находили применение конкретно плоти мертвого тела. А за отсутствием рациональной теории никто не представил, что ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров для сотворения эффекта не непременно использовать вытяжку от мертвого тела, а к ней применима вытяжка и хоть какого здорового живого тела. Во всяком случае, Гарманн ни словом не пишет о таковой кандидатуре ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров.

Но с другой стороны, наши средневековые коллеги совсем не так неумны. Сопоставление плоти хворого с плотью живого человека ничего бы не отдало, потому что активной стороной в этом тесте выступала бы активная плоть ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров здорового человека. И, следуя рациональной логике, таковой тест вероятен только тогда, когда плоть хворого обладает био активностью, а сравниваемая плоть ею не обладает — мертва, хотя еще живая ее матрица ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров.

Вот так, без моего желания, оказалось, что в рамках концепции матрицы сообщаемое Гарман-ном имеет полностью точный научный смысл. Пусть в рамках догадки, но в рамках научного познания.

А мысль Матрицы становится аналогичной корням, которые ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров имеют растения, но их не лицезреют. Наши корни-матрицы могут упираться в собственном развитии в неизвестные препятствия (пусть даже и корешки родных соседей), тогда и, несмотря на физическое состояние тела, мы умираем ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров. При погибели корешки еще какое-то время остаются. Что и употребляется в данном тесте.

Аргументом здесь может являться то событие, что после погибели близнеца оставшийся близнец или тоже следом ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров погибает, или в один момент начинает набирать в здоровье и в других показателях развития, интеллектуальных в том числе. Это, но в наименьшей мере, касается братьев и сестер. В народе есть вековая мудрость: со гибелью брата ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров либо сестры считают, что в оставшегося «пойдет рост».

Это натуральная вегетация. Матрица, как выходит, следует этим законам вегетации. Отмершие побеги дают место живым.

Все это, правда, только догадки, которые, должен ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров признать, кажутся очень необыкновенными. Но очень необыкновенны и сами факты, приводимые Гарманном.

К примеру, не знаю, как можно разъяснить последующее наблюдение Гарманна: в периоды менструаций дамам Западной Европы воспрещали дотрагиваться до покойников ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров — это угрожало оборвать обычный месячный цикл.

Создатель «Трактата по судебной медицине» Паоло Заккиа также отыскал необходимым целую главу предназначить «нетленности трупов». Его взоры идентичны со взорами Гарманна, за экономией места не ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров стану их повторять. В XIX веке медицина отторгнет этих и других создателей — отвергая вообщем идею о «чувственности трупа». Но при всем этом ученые XIX века так и не сообразили, что под «нетленными трупами» создатели ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров прошлых полутора веков предполагали почаще совсем не трупы, а коматозников.

Типичным пережитком старенькой медицины смотрится научная статья, размещенная в 1860 г. в «Ревю франсэз де медсин милитэр» и посвященная выражениюлиц боец, павших ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров на поле боя. Эта необыкновенная статья содержала очень суровое и масштабное физиономическое исследование трупов; с того времени, как мне понятно, никто в мире больше не проводил таких исследовательских работ.


^ ВСЕОБЩАЯ ПАНИКА
Но энтузиазм ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров докторов (и всего общества) той эры к погибели и состояниям трупа был вызван беспристрастной предпосылкой, которой посреди XIX века уже не было: в Европе с XVII по начало XIX века неистовствовала ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров эпидемия летаргии.

Люди при мельчайшем волнении повсевременно падали в обморок (что мы с удивлением лицезреем в художественной литературе того периода), а более значительные потрясения психики либо организма приводили к глубочайшей коме — и ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров неверному захоронению живьем.

Как пишут создатели той эры, поруха взялась непонятно откуда: люди стали в один момент просто подверженными обморокам и коме, а число захороненных живьем было настолько большущим, что в обществе началась ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров самая реальная ПАНИКА. Некие врачи Франции и Германии утверждали, что каждый 5-ый либо 6-ой захороненный в этих странах покойник является по сути живым человеком.

Появились везде и странноватые завещания, которых мир ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров не знал ни ранее, ни позднее. В завещаниях XVIII века практически всегда содержится требование

проверки тела на факт погибели. Нередко это проведение вскрытия (очень многие оживали под скальпелем доктора, проводившего вскрытие, как ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, к примеру, аббат Прево, создатель «Манон Леско»).

В завещании 1771 года, составленном графиней де Совиньи, предусмотрен уже целый ряд мер предосторожности, продиктованных ужасом погребения живьем:

«Я желаю, чтоб меня вскрыли спустя 48 часов после моей ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров кончины и чтоб в течение всего сих пор я оставалась в собственной постели».

Химик Жан Шапталь, ставший при Наполеоне I министром, объясняя в собственных воспоминаниях, почему он не стал доктором, вспоминает, как в один ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров прекрасный момент в анатомическом театре в Монпелье ему предстояло вскрыть человеческое тело, погибшего за 4 либо 5 часов перед этим:

«Но при первом же ударе скальпеля по хрящам, соединяющим ребра с грудиной, труп поднес ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров правую руку к сердечку и слабо пошевелил головой. Скальпель выпал у меня из рук, я в страхе убежал».

Но многие коматозники погибали на анатомическом столе, не приходя в сознание ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, потому мысль проверки собственного тела на факт погибели методом вскрытия нравилась никак не многим. Люди страшились не только лишь быть похороненными живьем, да и быть живьем разрезанными, очнуться от очень глубочайшего сна под ножиком ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров в анатомическом театре. В одном из завещаний 1669 года уточняется:

«Я объявляю, что моим намерением является, чтоб тело мое сохранялось как можно подольше, до того как оно будет предано земле, без того, но ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, чтоб выполнялось вскрытие для бальзамирования».

А вот завещание 1712 года:

«Прежде всего я запрещаю, чтоб, по каким бы то ни было вероятным суждениям, выполнялось какое-либо вскрытие моего тела, будучи убежден ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, что из этого нельзя извлечь никаких указаний к полезности и обережению моих дорогих малышей, которых я довольно люблю, чтоб пожертвовать ради их своими антипатиями, если б я задумывался, что это принесет им хоть мельчайшее благо ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров».

Завещание советника парижского парламента 1723 года:

«Я желаю и желаю, чтоб не выполнялось вскрытие моего тела, какая бы ни была причина либо повод, даже в целях предотвращения у других того либо другого преходящего ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров недуга».

Эти завещания, как и другие им подобные, приводит в собственном исследовании «Человек перед лицом смерти» Филипп Арьес. Он, правда, не отыскивает разъяснения этой панике, и даже не дает ни 1-го ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров догадки, а только констатирует факты.

Арьес пишет:

«И в искусстве, и в литературе, и в медицине XVII–XVIII вв. царствовали неуверенность и двусмысленность в отношении жизни, погибели и их пределов. Повсевременно присутствующей стала ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров сама тема живого трупа, покойника, который по сути живой…Потом данная тема захватила и ежедневную жизнь, так что, как пишет в 1876 г. в «Энциклопедическом словаре мед наук» А. Дешамбр, мозгами ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров завладела «всеобщая паника» ужас быть похороненным живьем, очнуться от долгого сна на деньке могилы. Доктор не преумножал. Беспокойство проявилось сначало посреди XVII в. в завещаниях. В «Историях и разысканиях о древностях Парижа ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров» (1724) А. Соваль приводит старенькую историю о некоем студенте из Фрисландии, похороненном в Париже на кладбище Сен-Сюльпис. Через некое время у его надгробной скульптуры отвалилась рука, и близкие покойного стали мыслить, что что ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров-то вышло и под землей. Могилу разрыли и с страхом узрели, что покойник съел свою руку! Для современников Соваля это, непременно, была история о человеке, похороненном заживо».

Именуемые Арьесом сроки начала летаргической паники ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров — середина XVII века — точно совпадают со сроками начала эпидемии вампиризма в Восточной Европе.

Арьес пишет: «Подобные истории обширно прогуливались тогда в городках и при дворах, и логично, что больше ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров завещателей дополняли свои предсмертные распоряжения требованием не хоронить их ранее, чем через 48 часов после того, как их признают погибшими, и не подвергать их никаким испытаниям огнем либо железом с целью удостовериться в их погибели ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров. Старейшее известное мне завещание, в каком появилась эта озабоченность, относится к 1662 г.:

«Да будет мое тело похоронено спустя 36 часов после моей кончины, но не раньше».

И очередное, 1669 г.:

«Пусть трупы ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров сохраняются до утра последующего после погибели дня».

Это 1-ая и самая очевидная мера предосторожности: обеспечить определенный просвет времени меж гибелью и погребением. Как правило это 24, 36 либо 48 часов. Но бывает и подольше: в 1768 г. одна авторитетная ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров дама распорядилась, чтоб ее тело сохраняли до похорон целых три денька. И это без всяких средств консервации! Другая мера предосторожности: бросить тело в течение определенного времени так, как оно есть, ни трогать ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, ни раздевать, ни одевать, ни обмывать, ни, тем паче, создавать вскрытие. Завещание 1690 г.:

«Пусть меня оставят на дважды по 20 четыре часа в той же постели, где я умру, и пусть ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров меня похоронят в той же одежке, не трогая меня и не делая ничего другого». 1743 г.: «Как скончается, пусть оставят ее на 12 часов в ее кровати, в той одежке, какая на ней будет, а ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров потом еще на 24 часа на соломе». 1771 г.: «Я желаю быть похороненной спустя 48 часов после кончины, и чтоб в течение всего сих пор я оставалась в собственной постели».

Арьес показывает, что еще одна ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров мера практиковалась во Франции сначала очень изредка, но к концу XVIII века получила некое распространение: надрез на теле. Баронесса Елизавета Орлеанская предписывает в 1696 году:

«Пусть мне сделают два надреза бритвой на подошвах ног ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров».

Через практически 100 лет в завещании обычный горожанки из Сен-Жермен-ан-Лэй (1790 г.) записано: «Я желаю, чтоб мое тело оставалось в моей постели в том же положении, в каком оно ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров будет в момент моей погибели, в течение 48 часов и чтоб после чего мне дали два удара ланцетом по пяткам».

Как я понимаю, надрезы на подошвах были испытаны практикой: надрезы скальпелем в этих местах куда ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров более отлично возвращали коматозника к жизни, чем надрезы в других частях тела. И практика эта, видимо, исходила от докторов, проводивших эксгумацию.

Но все это так кануло в Лету, что ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров осталось только эхо, отражаемое в тексте завещаний той эры и в обрывочных упоминаниях в мед книжках тех пор. Но даже в завещаниях XIX века есть тот же самый мотив, которому следуют, видимо ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, уже не столько спасаясь от реальной угрозы (эпидемия летаргии существенно угасла), а в силу традиции. Для Арьеса завещание 1855 года Матье Мале «звучит старомодно»:

«Я желаю, чтоб в моей погибели убедились до того ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, как похоронят, методом надрезов и всеми методами, применяемыми в схожих случаях».

«Старомодно» — это концепция Филиппа Арьеса, который лицезреет отношение к вопросу погибели более отражением моды, чем отражением реалий. В этом я с почетаемым ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров историком совсем не согласен.


^ ЗАКОПАНЫ Живьем
Арьес продолжает:

«Но исключительно в первой половине XVIII в. этим вопросом занялись докторы, оповестившие скоро общество об одной из суровых угроз. Были бережно собраны все ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров старенькые данные о «чудесах мертвецов», о кликах, раздававшихся из могил, о трупах, поедавших собственные части тела. Все сходу отыскало разъяснение в свете того, что было понятно о надуманной, кажущейся погибели. Разъяснение получили и такие древнейшие ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров погребальные ритуалы, как conclamatio — троекратное окликание погибшего по имени, обмывание и одевание мертвеца, выставление тела на всеобщее обозрение, громозвучное оплакивание усопшего и молитвенное бдение над ним, выжидание в течение нескольких ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров дней, до того как предать тело земле либо кремировать. Все это было понято как меры предосторожности, призванные уберечь от погребения человека заживо».

Как показывает Арьес, conclamatio практиковалось даже сначала XX века: в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров 1910 году на жд станции, где погибал Лев Толстой, доктор три раза окрикнул его по имени, до того как констатировал погибель. И даже сейчас протокол Ватикана просит, чтоб у смертного одра папы было три раза ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров звучно произнесено его имя, приобретенное им при крещении.

Но вернемся к событиям той' эры. В 1742 году датский анатом Якоб Бенигнус Винслов издает в Париже диссертацию о ненадежности признаков погибели и ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров о очень поспешных захоронениях и бальзамированиях (Winslow J.В. Dissertation sur Г incertitude des signes de la mort et de l'abus des enterre-ments et embaumement precipites. Paris, 1742). В ней он винит христианство ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров в том, что под давлением христианской церкви были оставлены и позабыты многие народные меры предосторожности, не дозволяющие похоронить живого человека. Конкретно на христианство Винслов ложит вину за эту беспечность в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров отношении тех, кого сочли погибшими. Датский анатом сам в детстве и молодости два раза чудом уберегся от чрезвычайно поспешных докторов и могильщиков и полностью справедливо считал, что когда он в 3-ий раз ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров попадет в коматозное состояние, то погибели избежать уже навряд ли сможет. Был ли Винслов и по правде похоронен позже живым — непонятно, но, согласно воззрению докторов, люди, пережившие хоть раз кому, имеют склонность опять ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров в нее впадать.

Как пишет Винслов, случаев неосторожности и небрежности властей, управляющих погребением, и сначала духовенства, было огромное количество — и нередко очень драматичных. Самыми легкими были случаи «воскресения» во время ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров переноса тела в церковь либо на кладбище. Винслов докладывает о дочери 1-го ремесленника, которую сочли мертвой и понесли на кладбище — лежа на носилках, «она, к счастью, подала признаки жизни». Другой надуманный покойник ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, некоторый носильщик, очнулся уже в братской могиле, куда его скинули вкупе с погибшими в местной поликлинике. Глубочайшей ночкой ему удалось порвать собственный саван, выкарабкаться на поверхность и постучать в будку кладбищенского охранника. Охранник ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров отпер ему ворота, и он возвратился к для себя домой.




Уилъям Хоггарт. «Расплата за жестокость», гравюра 1750 года. Хоггартом показана обычная сцена общественного вскрытия тела повешенного правонарушителя (с его шейки так и ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров не снята петля) в помещении Английского Царского Хирургического Института. В нишах висят скелеты казненных и анатомированных в Институте разбойников Джеймса Филда и Мак-Лина. Скелеты эти до сего времени выставлены в музее ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров Английского Царского Общества Докторов.


А вот смешной случай, рассказанный уже Арьесом: когда парижский хирург государь Шевалье уснул в один прекрасный момент таким глубочайшим сном, что не подавал никаких признаков жизни, его принялись трясти ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, окликать по имени, но все неудачно. Тогда кто-то вспомнил, что доктор был азартным картежником, и, подойдя к его постели, звучно произнес несколько карточных определений. И здесь же нездоровой очнулся от летаргии ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров и вскочил с постели.

Но в подавляющем большинстве случаев надуманных покойников все таки успевали похоронить. Время от времени счастливый случай помогал живым впору увидеть свою ошибку и спасти злосчастного, запертого в гробу. Арьес приводит ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров историю, когда в Тулузе 1-го паломника сочли погибшим, уложили в гроб и расположили до похорон в часовне погребального братства. На последующий денек одна дама пришла молиться в ту же ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров часовню, и ей показалось, что она слышит какое-то шевеление в гробу. Испугавшись, она поторопилась позвать священника. Сначала ее приняли за юродивую, но, потому что она упрямо продолжала утверждать, что слышала нечто ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, доносившееся из гроба, гроб открыли и отыскали погибшего еще живым. Ему здесь же оказали первую помощь, но было уже поздно: мало спустя он погиб. Госпожа Дю Нуайе, рассказавшая об этом, добавляет:

«Вот что ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров я лицезрела меньше 2-ух недель вспять и что повергает меня в дрожь, когда я об этом думаю. Ибо я воображаю, как нередко хоронят живых людей, и признаюсь вам, что не желала бы схожей ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров участи».

Доктор П. Ле Клер, директор коллежа Людовика Величавого, обожал обрисовывать случай, произошедший с сестрой первой супруги его отца. Ее похоронили на общественном кладбище в Орлеане с дорогим кольцом на ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров пальце, и на последующую ночь жадный слуга вырыл гроб, открыл его и попробовал снять кольцо с пальца умершей. Когда это не удалось, он просто отрезал палец. Сильное потрясение так повлияло на покойную, что возвратило ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров ее к жизни. Она вскрикнула от боли, и вор в страхе удрал. Потом злосчастная, как смогла, выкарабкалась из могилы и возвратилась домой. Она пережила собственного супруга, успев даже подарить ему наследника.

В ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров предстоящем, как и сейчас, случаи погребения живых хоть и уменьшились на порядок, но всеравно повсевременно происходят. 28 февраля 1866 года кардинал Фердинанд Донне, архиепископ Бордо, произнес речь в сенате Франции:

«Я сам в деревне, где ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров служил сначала собственного пастырского поприща, воспрепятствовал двум погребениям живых людей. Какой-то из них прожил еще 12 часов, а другой полностью возвратился к жизни… Позже, в Бордо, одну молоденькую даму сочли умершей: когда ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров я приехал к ней, сиделка готовилась уже закрыть ей лицо… В предстоящем эта дама стала супругой и матерью».

Как показывает Филипп Арьес, с конца XVIII века власти Франции и ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров примыкающих государств Западной Европы стали принимать конструктивные меры, чтоб усилить контроль за погребениями. Движущим мотивом был конкретно ужас перед захоронением людей живьем. Просвет в 24 часа меж кончиной человека и преданием тела земле, который ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров до этого устанавливали сами себе завещатели, был в XVIII веке ОФИЦИАЛЬНО утвержден во Франции. В 1792 году было введено правило, по которому погибель должны были удостоверить двое очевидцев. Постановление, принятое 21 вандемьера IX года республики ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров по французскому революционному календарю (октябрь 1800 г.), говорило:

«Лица, находящиеся при нездоровом в момент его предполагаемой кончины, будут избегать в дальнейшем закрывать и закутывать его лицо, снимать его с кровати, чтоб положить на соломенную ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров подстилку либо матрас из конского волоса, и выставлять его на очень прохладный воздух».

На мой взор, это совсем неправильное постановление, которое смешивает без разбора тривиальных мертвецов со вариантами надуманной ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров погибели. Следуя этому постановлению, французы были должны безвольно глядеть на то, как с обыденного покойника исходит трупный яд, пропитывая кровать. После чего приходилось кровать выкидывать, что было расточительно для малоимущих семей. А вот ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров для коматозника эта предосторожность ничего не решала, потому что постановление не предусматривало полностью никаких мер по извлечению коматозника из комы.

Из-за нередких случаев надуманной погибели докторы в Западной Европе стали вообщем ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров страшиться констатировать погибель — что дико сейчас для себя представить. В «Словаре мед наук в 60 томах», вышедшем в Париже в 1818 году, в статье «Погребение» сказано:

«Врачей изредка зовут констатировать погибель, эта принципиальная ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров забота отдана наемным людям либо тем, кто совсем чужд познанию физического человека. Доктор, который не может спасти хворого, избегает находиться при нем после того, как тот издаст последний вздох, и все практикующие докторы, кажется ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, прониклись этой теоремой 1-го величавого философа: не подобает доктору навещать мертвеца». По сути очень нередко докторы констатировали у надуманного покойника погибель, что являлось при его «воскресении» для доктора крахом карьеры. Поэтому ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров докторы равномерно стали избегать всего, что касалось установления факта погибели. Отсюда и испуганный лозунг медицины той эры: мы изучаем только живое тело, а мертвое докторов не касается.

В конце XVIII века ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, как пишет Арьес, во Франции рекомендовалось устраивать особые хранилища, где трупы оставались бы под наблюдением прямо до начала процесса разложения, чтоб можно было быть полностью уверенным в факте погибели. Но проект этот был ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров осуществлен не во Франции, а в Германии: такие ОБИТУРИИ, либо морги, нареченные vitae dubiae azilia, «убежища жизни, находящейся под сомнением», появились в 1791 году в Веймаре, в 1797 — в Берлине, в 1803 — в Майнце ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, в 1818 — в Мюнхене. В каком-то из схожих моргов разворачивается действие одной из новелл Марка Твена: в его рассказе руки погибших привязаны к звонкам, откликавшимся на хоть какое движение.

К огорчению, я пока не сумел ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров отыскать никаких дополнительных сведений об этих германских моргах для непонятных случаев погибели, но хотелось бы выяснить их эффективность: сколько «нетленных покойников» там удалось выявить.


^ ОТБОЙ Волнения
Филипп Арьес резюмирует, празднуя, по его ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров воззрению, торжество Здравого Смысла:

«Юридические меры контроля были приняты как раз тогда, когда панический ужас быть похороненным живьем стал понемногу слабеть (другими словами поздно и никчемно. — В.Д.). Речь кардинала ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров Донне в сенате звучала как глас из прошедшего. Современная ему медицина оспаривала действительность надуманной погибели и опасность погребения живьем настолько же авторитетно и уверенно, как столетием ранее лупила в набат и сеяла ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров панику. В обоих случаях положительная наука выступала против устаревших предрассудков. Конструктивно поменялось и отношение науки к старенькым преданиям о «чудесах мертвецов». Поколение доктора Винслова, в 40-х гг. XVIII в., принимало все эти ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров истории серьезно, с той только обмолвкой, что их следовало интерпретировать как случаи кажущейся погибели. Другая волна страхов поднялась в 1770–1780 гг., совпав по времени с кампанией за перенос кладбищ за границы городов ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров; выразителями обеих публичных реакций были одни и те же лица. Напротив, в «Энциклопедическом словаре мед наук», изданном в Париже в 1876 г., истории об оживших покойниках рассматриваются как пустые вымыслы, а все достояние мед литературы ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров на этот счет как полностью «бесплодное». Сейчас уже докторов XVIII в. винят в болтливости и легковерии».

Как пишет в XIX веке известнейший доктор Эжен Бушю, «дело в более малом уровне цивилизации, а ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров не в боязни погребения заживо».

Вот и все. Тут вампиризм и эпидемия летаргии во Франции — близнецы-братья в собственной участи. Вампиризм французские ученые XVIII века разъясняли «низким уровнем цивилизации славян и ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров дикостью схизматического православия». Но фактом считали погребения живьем у себя, во Франции. А через 100 либо 150 лет уже новые французские ученые объявляют собственных земляков дурачинами, так как Франция XVIII века — «более малый уровень цивилизации ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров» по сопоставлению с Францией XIX века.

Эта затычка позволяет затыкать любые дыры в нежелании что-то изучить. Но при всем этом унижает разумы либо прошлого века, либо примыкающих государств: «там все поголовно свихнулись ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров». Когда недоразвитыми народами огульно считают всех, кто живет в Восточной Европе, то это, простите, расизм.

В этом свете я не полностью понимаю термин «позитивная наука», который употребляет Арьес в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров приведенной выше цитате.

Эта «позитивная наука» в лице Парижской Академии в это самое время приняла предписание впредь считать выдумкой и не рассматривать все случаи «падения камешков с неба». Почему же в отношении ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров метеоров мы знаем, что «позитивная наука» Парижской Академии опростоволосилась, а в отношении иных реалий, к которым сия организация (использовала настолько же «позитивный» подход, мы должны считать, что она была права?

Весь «позитивизм» науки ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров той эры исключительно в том и заключался, чтоб вчеркивать факты в заранее предписанную картину мира, а все неловкие факты именовать чушью и предавать сарказму и осмеянию.

Точно так опорочили в Париже ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров на весь свет тех ученых, которые собирали метеоры и их изучали. Ничего «позитивного» в таком подходе нет.

В конце концов, язык не оборотится сказать, что «истории об оживших покойниках рассматриваются как пустые вымыслы ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров». Сейчас есть 10-ки тыщ фактов наблюдения современной медицины за людьми, находящимися в коме. Следуя за тем, что Арьес именует «позитивной наукой», этих «мертвецов» нужно немедля зарыть и с ними не возиться, потому что они ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, коматозники, — пустой вымысел.

Но очень комфортно современных коматозников именовать такими, а коматозников прошедших веков — «пустым вымыслом». Это снимает многие трудности в истории медицины и позволяет «сохранить неплохую мину» науки «при ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров нехороший игре». Хотя всякий обычный человек осознает, что как есть сейчас коматозники, так они были и ранее. Они не в XX веке появились, когда их признали и научились определять и выхаживать ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров. Они были и ранее. А нам молвят, что ранее их не было, были только «пустые вымыслы».

Сколько народу угробили врачи Франции, называя впавших в кому «пустым вымыслом» — вот вопрос…


^ ДВЕ ЭПИДЕМИИ
В истории ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров с нашествием летаргии на Западную Европу оставлен в стороне главный вопрос: вопрос предпосылки. Имея в виду, что ее природу пока никто не открыл.

Итак вот важным в теме является тот факт ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, что не было в Европе ни вампиризма, ни летаргии до того определенного момента, когда Австро-Венгрия отвоевала у Турции Балканы. С этого все началось. Как пропали границы меж отвоеванным кусочком Европы и мусульманской ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров Турцией, появились связи народа Балкан с Европой. И началось сходу одновременное шествие по Европе и вампиризма, и повальной летаргии.

Французы возникновение эпидемии летаргии во Франции относят к середине XVII века. Тяжело представить ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, что это явление независимо от той превосходной эпидемии вампиризма, которая наводнила Европу с Балкан. Ах так раз положительный научный взор эти два явления не может оставлять не связанными вместе.

За 20 лет эпидемия вампиризма ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров окутала с Балкан всю примыкающую часть Европы — Чехию, Словакию, Венгрию, Южную Германию, Польшу, Литву-Беларусь, Украину, Западную Россию. Но далее она пошла в виде эпидемии летаргической комы — во Францию, Германию, Великобританию, Данию, Бельгию ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, Голландию. Почему — не знаю. Как не знаю, почему в Финляндии, куда как более черной, чем страны славян, не дошли эти «веяния», как не было ни вампиризма, ни эпидемии летаргии ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров в большей части Скандинавии. Предположу, что на Север зараза не пошла поэтому, что там, что обыденно, просто холодно.

Очень комфортно географическое распространение парадокса разъяснять распространением суеверий (хотя «суеверие» почему-либо подчиняется температурным границам), но ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров при всем этом тяжело представить, как такое суеверие может распространяться через границы к народам других конфессий, другого языка и вообщем другого склада ума. Так распространяется только чума, холера и оспа. И вирус ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров гриппа сейчас. А вирус — это не суеверия.

Для меня остается открытым вопрос, переживала ли Западная Европа, как все в Европе, вправду эпидемию вампиризма, пряча ее в рамки эпидемии комы, либо же по ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров сути зараза была там ослаблена, удалившись от эпицентра.

Но пришла зараза ослабленной либо сильной — это не меняет того факта, что зараза пришла. Поэтому эпидемия комы во Франции является частью эпидемии вампиризма, и это ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров и есть положительный научный подход.

Механику эпидемии летаргии еще предстоит открыть, но уже понятно, что летаргия в Западной Европе имела нрав заразительного заболевания, а в ее истоках либо коматозник ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, либо другое, что еще предстоит отыскать в рамках научного подхода. Но было бы желание в этих поисках — поисках как раз положительных. Отвергнутых и отвергаемых никак не по причинам научным. К огорчению, все исследования в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров данной теме идут, как молвят, «против течения» — по очень многим причинам, приемущественно — внутренним в науке.

Никто из ученых планетки до нынешнего денька не сумел вразумительно ответить, что такое летаргия (от ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров обморока, ставшего в рассматриваемое время эпидемией, до глубочайшей комы). Как никто не знает, что такое сон. Но конкретно ответ на эти вроде бы «бытовые» вопросы и имеет ответ на вопрос сна человека, впавшего в вампирическую ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров кому.

Так как мы спим каждый денек, нас это не поражает. Хотя это, если посмотреть со стороны, умопомрачительно, потому что лишено физиологической логики: отключение сознания с сохранением работы всех других органов тела ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров. Что уже очень удивительно. Тело не дремлет, переваривает еду, а сознанию почему-либо вдруг нужно спать повсевременно.

Я понимаю, что желудок и кишечный тракт должны усвоить еду в хим процессах. Но они ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров-то и не дремлют. А вот сознание, которому всего-то нужно усвоить информацию — без всякой химии и физики процесса — почему-либо нуждается в ОТДЫХЕ.

Но отдых ли это? Либо ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров цикл сокрытой от нас работы?

Вот в чем вопрос. Навряд ли в рамках Природы и Эволюции выработались циклы отдыха. Эволюция напротив все загружает СМЫСЛОМ, а там, где был отдых, делает работу. Ибо в ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров рамках Эволюции нет ничего, что не было бы заполнено конкурентнстью.

А тут сон Эволюцией не заполнен. Означает, есть у него беспристрастное «второе дно». И находить его нужно вне биологии, в рамках ЧАСТЬ VII. ПОИСКИ ГЛАВА 24. МНИМАЯ СМЕРТЬ - Книга вампиров, видимо, концепции Матрицы. Там, где этот эволюционный смысл единственно появляется в процессах, нам еще не узнаваемых, а только пока предполагаемых.





chast-vtoraya-prilozheniya-k-pervoj-knige-1-glava.html
chast-vtoraya-prilozheniya-k-pervoj-knige-4-glava.html
chast-vtoraya-prilozheniya-k-pervoj-knige-9-glava.html