ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА

Йога находится всюду — в устной традиции Индии не в наименьшей степени, чем в текстах на санскрите и местных наречиях. Это так правильно, что йога не стала быть характерным только индийской духовности элементом.

Мирче Элиаде, Йога: Свобода и бессмертие

ГЛАВА 4. ЙОГА В ДРЕВНОСТИ

Эту непреходящую йогу Я сначала произнес Вивасвату, Вивасват сказал ее Ману, Мудрейший ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА Ману поведал Икшваку. Друг от друга перенимая, Не знали цари-провидцы. Бхагавадгита (4.1–2)

I. ИСТОРИЯ для САМОПОНИМАНИЯ

Йогу именуют живым реликтом. Она относится к самым ранешным показаниям индийского культурного наследства. Благодаря миссионерским усилиям индуистских свами она вступила в новейшую стадию расцвета в нашем столетии, как в Индии, так ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА и в других частях света. Сейчас сотки тыщ обитателей Запада интенсивно занимаются той либо другой формой йоги, хотя и не всегда имея ясное понятие об ее обычных целях и задачках. В большой степени это вызвано их нехороший осведомленностью о богатой письменной истории йоги. Потому 2-ая часть данного тома служит изложению главных ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА вех на протяженном и сложном пути развития йоги.

История поставляет очень принципиальный материал для осознания мира, в особенности людской культуры. Более того, история повествует нам о нас самих, так как наши убеждения и склонности в значимой степени формируются культурой, к которой мы принадлежим. Мы те, кто мы есть не только ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА лишь вследствие нашей своей личной истории, но также вследствие общей истории людской цивилизации. Как замечает германский философ и психиатр Карл Ясперс:

«Никакая реальность не оказывается настолько значимой для выработки нашего самосознания, как история. Она открывает нам самый широкий горизонт населения земли, донося до нас содержание традиции, на которой ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА и возводится наша жизнь, указывает нам те измеряла, по которым мы равняем наше истинное, высвобождает нас от безотчетной каббалы нашего собственного века, учит нас созидать человека в его высочайших проявлениях и непреходящих творениях… Мы способны лучше осмыслить наш сегодняшний опыт, если взглянем на него через призму истории» [155].

Без подабающего осознания ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА исторического развития йоги тяжело представить, чтоб мы могли по-настоящему оценить ее духовное наследство либо смогли упражняться в ней осмысленно и с наибольшей отдачей. Исследование истории йоги дает нам более необъятную картину по сопоставлению с тем, ч то мы можем вынести из большинства фаворитных книжек на ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА эту тему.

Исследование исторической эволюции йоги это нечто большее, чем научное изыскание; в реальности оно способствует нашему самопониманию, а означает, нашим усилиям освободиться от сковывающих ограничений эго(ис)тичной личности. Следующие главы поведают кое-что о славной традиции йоги, которая занесла большой вклад в копилку постижения внутренней природы человека. Очевидно, нереально ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА даже на нескольких сотках страничек запечатлеть все то, что раскрылось филологической науке. Вправду, никто еще не пробовал до сего времени соединить все имеющиеся данные, что потребовало бы владения несколькими языками (включая санскрит и тамильский) и поистине энциклопедических познаний. Потому предпринимаемая мной попытка имеет впереди себя более умеренную цель возведения ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА предварительных лесов для нашего осознания йоги.

В предшествующей главе мы лицезрели, как историю индуизма можно условно разбить на девять периодов, идущих от доведийской эры до нового времени — протяженностью выше восьми тыщ лет. При чтении очередных глав следует не упускать из вида данную схему. Так как йогические идеи и практики ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА присущи не только лишь индуизму, но находятся, к примеру, в буддизме и джайнизме, можно было бы написать совсем разные истории. Но ввиду главенствующей роли индуизма в историческом развитии индийской цивилизации это только усложнило бы дело. Потому в предстоящем развитие йоги представлено с позиции индуизма, хотя я и включил недлинные главы ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА о буддизме и джайнизме. Эти две традиции рассматриваются в их относительной хронологической последовательности: джайнизм возникает после древних Упанишад и за ним следует буддизм.

До того как приступить к панорамному обзору истории йоги, мне хотелось бы кратко представить имеющий практическую ценность взор на эволюцию: модель структур сознания Жебсера ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА.

ИСТОРИЯ И СОЗНАНИЕ

В собственном на сто процентов сформировавшемся виде психодуховная техника йоги принадлежит той эре, которую Карл Ясперс именовал «осевым временем», переломному периоду приблизительно середины первого тысячелетия до н. э. — эре Лао-цзы и Конфуция в Китае, Махавиры и Гаутамы Будды в Индии, и Пифагора, Сократа, Платона и Аристотеля ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА в Греции [156]. Эти гении и целый сонм других первопроходцев тех пор возвестили новейшую парадигму, либо образ мышления.

Что означает эта новенькая ориентация во всеобщей истории людской цивилизации, блистательно показал швейцарский философ Жан Жебсер (Jean Gebser) [157]. По его воззрению, население земли прошло в собственном развитии через четыре структуры сознания, по другому ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА формы зания, которые он охарактеризовал последующим образом:

1. Архаичное сознание: это более обычная и ранешняя форма зания, которую отличает самый малый уровень самосознания и которая все еще является почта полностью подсознательной. Исторически она относит нас ко времени Австралопитека и Homo habilis (человека опытного). Сейчас данное сознание проявляется в нас, к ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА примеру, как тяга к самопреодолению. Притом оно активируется в неких видах экстатического переживания (самадхи) либо даже в определенных, вызываемых лекаретвенными продуктами, состояниях сознания, когда граница меж субъектом и объектом временно стирается.

2. Волшебное сознание: показавшееся из архаичного сознания волшебное сознание все еще является доэготическим, с размытым пониманием. Оно ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА действует на базе отождествления, как это выражается в мышлении по аналогии, которое стает ответом на уровне животика (первичным), когда связываются кажущиеся разрозненными элементы в одно целое. Данный тип сознания, может быть, был свойствен Homo erectus (человеку прямоходящему) более полутора миллионов годов назад. Он все еще результативен у нас и ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА сейчас, когда мы очарованы кем-то либо кое-чем либо испытываем размещение. Он сказывается отрицательным образом в таких разных ситуациях. как слепое обожание либо временная утрата возможности рассуждать (а иногда и человеческою вида) под гипнотическим воздействием большой толпы. Присутствие волшебного сознания также осязаемо в тех сторонах йоги, что используют исключительную внутреннюю ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА концентрацию, ведомую к утрате понимания собственного тела. Очевидно, она также является основой зания для всех форм опирающейся на внушение магии, которая заходит в состав неких йогических систем, в особенности тех школ тантризма, что делают упор на культивировании сверхъестественных возможностей, по другому сиддхи.

3. Сказочное сознание: оно представляет более выраженную степень самосознания ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА, подобающую, пусть и не тождественную, сознанию малыша. Мышление действует более на базе противопоставления, ежели волшебного отождествления либо мысленной раздвоенности. Оно разворачивается быстрее средством знака, ежели расчета, мифа, ежели догадки; чувства либо интуиции, ежели абстракции. Неандертальцы и кроманьонцы могли в большой степени владеть сказочным сознанием. Подобно другим ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА структурам сознания, оно остается действующим по нынешний денек и было основным фактором в разработке бессчетного огромного количества священных традиций, включая йогу. Мы активизируем сказочное сознание каждый раз, когда закрываем глаза и погружаемся в воображение либо когда изливаем в поэтических строчках свои глубоко пережитые мысли. Сказочная составляющая очень видна в большинстве обычных подходов ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА йоги, и их фактически можно соединить совместно под заглавием Сказочная йога, в противоположность более интегрированному направлению — Интегральной йоге Шри Ауробиндо. Сказочная йога следует вертикалистскому лозунгу «внутрь, ввысь и вовне». Более тщательно я выложил все это в книжке Целостность либо Преодоление? [158]4. Ментальное сознание: как гласит само заглавие ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА, эта форма зания является сферой мышления, оптимального разума, действующего на базе двойственности («или/или»). Тут самосознание ясно, и мир переживается разбитым на субъект и объект. Со времени евро Возрождения эта форма зания преобладает в нашей жизни и практически перевоплотился в разрушительную силу. Сейчас ментальное сознание, которое по природе сбалансировано, выродилось в то ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА, что Жебсер называет рассудочностью.

Ментальное сознание было еще на присущей ему высоте в то время, когда Патанджали писал свою Йога-сутру либо когда Вьяса составлял на нее собственный комментарий. Потому йога совсем не исключает эту личную форму зания, но все классические школы йоги выступают за преодоление разума — как ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА в его низшем проявлении в виде манаса, так и в высшем в виде буддхи. Правда всегда полагалась лежащей на той стороне разума и эмоций. Там, что я прозвал сказочной йогой, мозг представляется заклятым противником духовной практики. Это представление, но, отсутствует в более объединяющих системах йоги. Интеллектуальная работа не ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА непременно является разрушительной для духовного роста, хотя для зания Я нужно вправду преодолеть интеллектуальный аппарат и избавиться от его эго(ис)тичной привязи.

В собственном прекрасном произведении Всесущие истоки (The Ever-Present Origin) и неких других собственных книжках Жебсер обосновывает, что сейчас мы оказываемся очевидцами возникновения пятой структуры сознания ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА, которую он именовал интегральным сознанием. Тут не место давать подробное описание этой возникающей модальности людского разума, потому я только замечу, что по воззрению Жебсера, это новое сознание является антиподом однобокости чрезвычайно выпяченного оптимального разума, в который выродилось ментальное сознание. Рациональное сознание в жебсеровском осознании оказывается только эго(ис)тичным и не ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА согласуется с духовной Реальностью. Интегральное сознание, напротив, по собственной сущности является трансцендирующим эго и открыто тому, что Жебсер именовал «Истоком», другими словами Основой Сущего. Тут очевидно выслеживается параллель с философией Шри Ауробиндо, и Жебсер признает, что находится в поле духовного притяжения этого величавого мудреца.

Стоящая пред нами — раздельно ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА и сообща — задачка состоит в том, чтоб посодействовать этому появляющемуся интегральному сознанию повлиять на нас и нашу людскую цивилизацию в целом. Только таким макаром мы можем возлагать вернуть равновесие меж структурами сознания, позволив каждой самовыражаться в согласовании с присущими ей ценностями. Я убежден, что традиция йоги — как ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА и другие духовные традиции — содержит почти все из того, что при верном употреблении в нашей сегодняшней ситуации может в большой степени содействовать этой перспективной работе по интеграции [сознания].

II. ОТ ШАМАНИЗМА К ЙОГЕ

Культурные герои наподобие Гаутамы Будды либо упанишадских мудрецов стояли у истоков ментальной структуры сознания, которую они возвестили миру ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА. Таким макаром, психодуховная техника йоги является плодом творчества ранешней ментальной структуры сознания. Ранее мы находим Протойогу Вед, выраженную в чисто символической форме. Еще ранее у нас была трансовая техника шаманизма, уходящая корнями к каменному веку. Хотя шаманизм датируют приблизительно 25 000 гг. до н. э., его возраст, возможно, существенно старше. Как нам понятно ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА из других примеров, отсутствие реликвий не непременно подразумевает отсутствие системы верований, с которой их связывают.

Шаманизм — это сакральное искусство конфигурации сознания человека для путешествия по другим мирам, которые видятся в переживаниях населенными духами. Слово шаман сибирского (тунгусского) происхождения и значит опытнейшего путника по мирам духов. Шаманы достигают резкого ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА конфигурации в собственном восприятии — в большинстве случаев, слушая одинаковый бой барабана, щелканье палочек либо другого ударного инструмента, или средством психотропных веществ (наподобие мухомора). Они делают это для того, чтоб связаться с миром духов. Ими управляет не праздное любопытство; напротив, они уповают обрести могущество и сведения, которые являются ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА актуально необходимыми для психологического и физического благополучия их общества.

Согласно неким знатокам, в особенности Мирче Элиаде, шаманизм происходит из Сибири. Другие лицезреют в шаманизме всемирную традицию, которая появилась независимо в разных культурах. Я придерживаюсь первого взора, который связывает шаманизм чисто с культурной средой Сибири и Центральной Азии. В том же ключе ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА можно гласить и о йоге, которая является на самом деле индийским явлением, а духовным традициям других культур следовало бы дать другое заглавие.

Шаманы обычно бодрствовали во время собственного путешествия и могли плясать либо становились очень возбужденными… В йогическом самадхи умиротворение могло быть настолько глубочайшим, что многие интеллектуальные процессы ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА временно прекращались.

Роджер Уолш, Дух шаманства, с. 229

Потому, строго говоря, мы не должны гласить об африканском шаманизме, покуда не будет подтверждено, что он является потомком сибирского шаманизма, что правильно в отношении шаманских традиций эскимосов и краснокожих гопи. Равным образом, нам не следует гласить о христианской йоге, разве только она вправду ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА является гибридом христианства и индуизма. Определения наподобие «колдовства», «чародейства» либо «магии» могут быть приложи-мы в случаях, хороших от сибирской либо идущей оттуда духовности, а «мистицизм» либо «духовный эзотеризм» можно употреблять в связи со похожими с йогой традициями, но хорошими от тех, что относятся к Индии.

Некие ученые говорят, что ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА йога выросла конкретно из шаманизма, но это тяжело обосновать. Хоть йога и содержит элементы шаманизма, она вобрала в себя также и другие учения. Согласно Майклу Харнеру (Harner), переход от шаманизма к йоге совершился во времена ранешних городов-государств на Востоке, когда шаманов вытесняли представители официальной религии ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА [159]. Чтоб не выдать себя, тем пришлось закончить звучно стучать в барабан и заместо этого создать тихие методы конфигурации сознания. Отсюда, согласно реконструкции старой истории Харнера, и развилась традиция йоги.

Хоть догадка Харнера и любопытна, отмирание шаманской традиции, пожалуй, больше было связано с тем обстоятельством, что подъем городов-государств совпал ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА с упадком родовых обществ, которым шаманы служили. Этот упадок, в свою очередь, идеальнее всего разъясняется сдвигом в сознании в сторону более индивидуализированного самосознания, связанного с возникновением ментальной структуры сознания [160].

Шаман представляет собой привилегированного знатока сакрального, который действует на благо собственного общества. Данное свойство отличает и брахмана (брахмана ), который производит свои жертвоприношения ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА и другие ритуалы ради других, будь то духи протцов, его собственная семья либо все общество в целом. Но йогин стает знатоком сакрального, который в первую голову занят поисками собственного собственного спасения. Он, обычно, не стремится как-то конкретно способствовать обществу. Вроде бы то ни было, он вышел из ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА публичной жизни. Но опосредовано, своим примерным поведением и благотворным воздействием царящей вокруг их атмосферы, йогины Индии значительно воздействовали на становление не только лишь окружающего их общества, да и людской цивилизации вообщем [161]. Даже в карма-йоге эталон помощи миру (лока-санграха), как упоминалось ранее, преследуется сначала в интересах собственного духовного роста самого ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА йогина. Только эталон бодхисаттвы в буддизме махая-ны воплощает рвение сделать лучше нашу общую людскую судьбу. Но, в отличие от шамана, бодхисаттва приемущественно занят духовным благосостоянием людей, а не просто их физическим или чувственным здоровьем либо их вещественным благополучием. Даже те последователи пути бодхисаттвы, что являются целителями ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА, понимают свое знахарское дело как духовное служение. Помогая людям вернуть физическое здоровье либо эмоциональное равновесие, эти доктора наедятся сделать им подходящие условия для духовной практики.

Хотя сама догадка, выводящая йогу из (официально преследуемого) шаманства, представляется спорной, разумеется, что многие стороны и представления шаманства сохранились в йоге. Элиаде, который первым изучил и ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА йогу, и шаманство, последующим образом обрисовывает шаманскую традицию:

Посреди частей, из которых шаманизм состоит и которые являются для него соответствующими, по нашему' воззрению, важными являются последующие: (1) инициация, включающая символическое расчленение соискателя, его погибель, воскресение и подразумевающая его спуск в ад и восхождение на небеса; (2) способность шамана совершать путешествия в ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА состоянии экстаза в роли целителя и проводника душ (он отчаливает на поиски души хворого, украденной демонами, отбирает ее у их и возвращает в тело; он спускается за душой хворого в ад и т. д.); (3) «владение огнем» (шаман прикасается к раскаленному докрасна железу, прогуливается по раскаленным углям ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА без вреда себе; (4) шаман способен принимать вид животных (он летает как птица и т. д.), умеет становиться невидимым [162].

Йога, как мы лицезрели в первой главе, является традицией, требующей посвящения. Вся ее деятельность направляется идеей о постепенном преодолении («забвении») людской эго(ис)тичной личности. Позднее мы познакомимся с Кшурика-упанишадой («Тайное учение секиры ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА»), произведением, истолковывающим йогический способ в понятиях поэтапного удаления обыденного сознания. Это соответствует забвению, связанному с шаманским трюком с веревкой, который описывается как массовый гипноз. Тут шаман с острым клинком в зубах подымается по вертикально висячему канату, преследуя юного парня, пока они оба не исчезают из вида. Спустя некое ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА время сверху падают отрубленные члены юноши. Представление завершается воскрешением парня шаманом. Камеры заснимут только шамана, сидячего на земле, 1-го и, может быть, коварно усмехающегося.

Экстатическая погруженность йогина в себя и его магическое восхождение сродни шаманскому экстатическому полету, а наставническое назначение йогина соответствует роли шамана как проводника душ. Не считая ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА того, многие шаманские возможности также признаются в йоге, где они известны как сиддхи («свершения»), включая способность стать невидимым, что шаманы тоже могут делать. В конце концов, шаманское владение огнем — наружным огнем — сродни йогическому владению «внутренним огнем», в особенности психофизиологическим теплом, вырабатываемым при подъеме актуальной силы в кундалини-йоге. Это ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА является основой тибетской практики тумо, которая позволяет последователям данной йогической дисциплины посиживать оголенными многие часы посреди замерзших снегов, что покрывают верхушки Гималаев.

Один из более узнаваемых приемов йоги — сиденье скрестив ноги в одной из бессчетных йогических поз (асана) — имеет собственного шаманского предшественника. В собственной книжке Где духи ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА оседлали ветер (Where the Spirits Ride the Wind) южноамериканский антрополог Фелиситас Гудмен (Felicitas Goodman) изучила ряд шаманских поз, которые использовались для вхождения в состояние транса шли переживания состояния выхода из тела [163]. Видимо, любая поза обладает только ей присущим воздействием иа разум, и Гудмен, также ее ученики, способна заходить в разные состояния сознания ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА, прибегая к подходящим шаманским позам.

В предшествующей главе была представлена традиция аскезы (тапас), предшественницы йоги, у которой сильно много необыкновенных сходств с шаманством: где шаманы демонстрируют свое владение огнем, касаясь раскаленных углей, тапасвинов отличает умение «самосогреваться» — то еегь доведения себя аскезой до такового состояния, что изо всех ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА пор начинает выделяться пот. Одна старая аскетическая практика (называемая панча-агни, пишется панчагни) заключается в сиденьи меж 4 зажженных костров в разгар лета на самом солнцепеке. В последние годы эту древную технику практиковал в течение долгого времени Свами Сатьянанда Сарасвати из бихарской школы йоги. Или средством долговременной задержки дыхания, или средством преобразования ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА полового влечения в актуальную энергию (оджас) йогины идиентично стремятся подавить естественные склонности тела-ума и тем сделать внутреннее напряжение, которое перебегает в физиологическое тепло. Они ощущают себя окутанными огнем. Потом, на пике этих переживаний происходит решительный прорыв, когда все их существо заполняется светом. Они обнаруживают, что этот свет не ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА имеет совсем видимого источника, но сущность Источник всего.

Состояние озарения, либо просветления, является для йогина тем. чем для шамана — магическое путешествие в другие миры. Оба переживания выражают собой решительный уход от обыкновенной действительности и сознания. Оба владеют глубоко модифицирующим воздействием. Но только Ногину, который путешествует внутрь, раскрывается конечная тщета ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА всякого путешествия, так как он узнает, что никогда не путешествует за границы подлинной Действительности, что является целью его духовной одиссеи.

Сфера обитания шамана состоит из тонких миров существования, которыми он хочет завладеть. «Отличительной чертой шаманского экстаза, — пишет южноамериканский психиатр Роджер Уолш (Walsh), — является переживание «полета души», либо ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА «путешествия», либо опыта выхода из тела». Другими словами в собственном состоянии транса шаманы испытывают как они сами, либо их душа, либо дух летят через место и переносятся или в другие миры, или в отдаленные уголки этого мира» [164]. Шаманские путешествия осуществляются ради получения познания либо могущества, или для того ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА, чтоб вызвать конфигурации в вещественном мире воздействием на состояние тонких миров. Конечная же цель йогина связана с выходом за границы узкого бытия, которое разведывает шаман, и постижением непознаваемого Сущего, которое вне измерений и свойств и которое, как понятно йогину, есть его заветная личность. Потому, если шаман является доктором либо чудотворцем, йогин ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА, до этого по сути, — преодолеватель всего. Но в собственном духовном восхождении к запредельной Действительности йогин попутно копит большой багаж познаний о тонких мирах (сукшма-лока). Это разъясняет, почему многие йогины выказывают необыкновенные возможности и давно числятся посреди индийцев чудотворцами и колдунами. С йогической точки зрения, но, сверхъестественные ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОКЛАССИЧЕСКАЯ ЙОГА возможности, которыми владеют многие подвижники, несущественны по сопоставлению с конечным обретением Самопознания, либо просветления.


chast-x-chelovek-mozhet-podvergnutsya-bolshim-vneshnim-izmeneniyam-eto-mozhet-bit-dostignuto-sluzheniem-slova-i-vsyo-zhe-bit-tolko-pochti-hristianinom.html
chast-xii-pervosvyashennik-administrator-pyatij-mesyac-380-goda-po-kalendaryu-mira-lyudej.html
chast-xiv-gorod-snov-vestnik-baltijskoj-pedagogicheskoj-akademii-vipusk-100-2010-aktualnie-problemi-sovremennoj.html