Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава

КАРЛОС КАСТАНЕДА

УЧЕНИЕ ДОНА ХУАНА: ПУТЬ Познаний Краснокожих ЯКИ

...Не имеет значения, что кто-нибудь гласит либо делает... Ты сам должен быть идеальным человеком...

...Нам требуется все наше время и вся наша энергия, чтоб одолеть идиотизм внутри себя. Это и есть то, что имеет значение. Остальное не имеет никакой значимости...

Дон Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава Хуан Матус

Введение

Летом 1960 года, будучи студентом антропологии Калифорнийского института, что в Лос-Анджелесе, я сделал несколько поездок на юго-запад, чтоб собрать сведения о фармацевтических растениях, применяемых индейцами тех мест. Действия, о которых я описываю тут, начались во время одной из поездок.

Ждя автобуса в пограничном городе, я говорил со своим другом, который Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава был моим гидом и ассистентом в моих исследовательских работах. В один момент наклонившись, он указал мне на седовласого старенького индейца, сидевшего под окошком, который, по его словам, разбирался в растениях, в особенности в пейоте. Я попросил компаньона представить меня этому человеку.

Мой друг подошел к нему Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава и поздоровался. Поговорив с ним незначительно, друг жестом подозвал меня и тотчас отошел, не позаботившись о том, чтоб нас познакомить... Старик ни в коей мере не был удивлен. Я представился, а он произнес, что его зовут Хуан и что он к моим услугам. По моей инициативе мы пожали друг дружке руки и Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава малость помолчали. Это было не натянутое молчание, но спокойствие естественное и ненапряженное с обеих сторон.

Хотя его черное лицо и морщинистая шейка указывали на возраст, меня поразило, что его тело было крепкое и мускулистое... Я произнес ему, что интересуюсь фармацевтическими растениями. Хотя, по правде сказать, я Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава практически совершенно ничего не знал о пейоте, я претендовал на то, что знаю сильно много и даже намекнул, что ему будет очень полезно побеседовать со мной.

Когда я болтал в таком духе, он медлительно кивнул и поглядел на меня, но ничего не произнес. Я отвел глаза от него, и мы кончили тем Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, что посиживали друг против друга в гробовом молчании. В конце концов, как мне показалось, после очень долгого времени, дон Хуан поднялся и выглянул в окно. Как раз подходил его автобус. Он попрощался и покинул станцию.

Я был раздражен тем, что гласил ему ересь и тем, что он Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава лицезрел меня насквозь.

Когда мой друг возвратился, он попробовал утешить меня в моей беде... Он растолковал, что старик нередко бывает молчалив и замкнут – и все-же я длительно не мог успокоиться.

Я постарался выяснить, где живет дон Хуан, и позже пару раз навестил его. При каждом визите я Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава пробовал спровоцировать его на обсуждение пейота, но неудачно... Мы стали, все же, очень неплохими друзьями, и мои исследования были позабыты либо, по последней мере, перенаправлены в русло очень дальнее от моих начальных целей.

Друг, который представил меня дону Хуану, поведал позже, что старик не был уроженцем Аризоны, где мы Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава с ним повстречались, но был краснокожим племени яки из штата Сонора в Мексике.

Поначалу я лицезрел в доне Хуане просто достаточно увлекательного человека, который много знал о пейоте и который замечательно отлично гласил по-испански. Но люди, с которыми он жил, верили, что он обладает каким-то «секретным знанием», что он Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава был «брухо». Испанское слово «брухо» значит сразу доктора, чернокнижника, колдуна. Оно обозначает человека, обладающего необычными и, в большинстве случаев, злыми силами.

Я был знаком с доном Хуаном целый год, до того как вошел к нему в доверие. В один прекрасный момент он сказал, что имеет некие познания Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, которые он получил от учителя – «бенефактора» (подходящий фактор), как он называл его, который направлял его в собственного рода ученичестве. Дон Хуан, в свою очередь, взял меня в свои ученики, но предупредил, что мне необходимо принять жесткое решение, ибо обучение будет долгим и мучительным.

Рассказывая о собственном учителе, дон Хуан Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава использовал слово «диаблеро» (по-испански диабло – черт) позже я вызнал, что диаблеро – термин, применяемый только соноракскими индейцами. Он относится к злому человеку, который практикует черную магию и способен преобразовываться в животных – птицу, собаку, койота либо хоть какое другое существо.

Во время одной из поездок в Сонору, со мной произошел любознательный Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава случай, отлично иллюстрирующий чувства краснокожих к диаблеро... Как-то ночкой я ехал с 2-мя испанскими друзьями, когда я увидел крупную собаку, пересекшую дорогу. Один из моих друзей произнес, что это была не собака, а огромный койот. Я притормозил и подъехал к краю дороги, чтоб лучше рассмотреть животное. Постояв несколько Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава секунд в свете фар, оно скрылось в чапарале.

Это был, вне сомнения, койот, но вдвое крупнее обыденного. Возбужденно переговариваясь, мои друзья сделали вывод, что это было необыкновенное животное и, вероятнее всего, что это мог быть диаблеро. Я решил пользоваться этим случаем и расспросить краснокожих об их вере в существование диаблеро. Я Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава гласил со многими людьми, рассказывая им эту историю и задавая им вопросы. Последующие три разговора демонстрируют их обычные реакции.

– Ты думаешь, это был койот, Чой? – спросил я юного человека после того, как он выслушал эту историю.

– Кто знает? Хотя для койота он очевидно великоват.

– А для тебя не кажется Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, что это диаблеро?

– Ну, что за ерунда! Такового не бывает.

– Почему ты так думаешь, Чой?

– Люди сочиняют всякое. Я бьюсь об заклад, что если б ты изловил его, то удостоверился бы, что это собака. Вот я в один прекрасный момент отправился по делам, я поднялся до рассвета и оседлал Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава лошадка... Выехал я до рассвета и увидел черную тень на дороге, похожую на огромное животное. Моя лошадка шарахнулась и выбросила меня из седла... Я тоже перепугался. Но это оказалась дама, шедшая в город.

– Ты хочешь сказать, Чой, что ты не веришь в существование диаблеро?

– Диаблеро? Что такое диаблеро? Скажи Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава мне, что такое диаблеро?

– Я не знаю, Чой. Мануэль, который ехал со мной той ночкой, произнес, что этот койот мог быть диаблеро. Может быть, ты мне расскажешь, что такое диаблеро?

– Молвят, что диаблеро – это брухо, который может принимать всякую форму, какую он желает принять. Но каждый ребенок знает, что Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава это враки. Старики тут набиты историями о диаблеро. Но ты не отыщешь ничего подобного посреди нас, молодежи.

– Что за животное это было, как ты думаешь, донна Лус? – спросил я даму средних лет.

– Только бог знает наверное. Но я думаю, что это был не койот. Есть вещи, которые только кажутся Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава койотами, но не являются ими по правде. Да, а бежал твой койот, либо он ел?

– Огромную часть времени он стоял, но когда я впервой увидел его, то мне показалось, что он что-то ел.

– А ты уверен, что он ничего не тащил во рту?

– Может быть, и нес Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава. Но скажи мне, какая разница?

– Разница есть... Если он тащил чего-нибудть, то это был не койот.

– Что все-таки это было тогда?

– Это был мужик либо дама.

– Как вы называете таких людей, донна Лус?

Она не отвечала. Я настаивал еще некое время, но безрезультативно. В конце концов, она произнесла Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, что не знает. Я спросил, не именуют ли таких людей диаблеро, и она произнесла, что это одно из заглавий, даваемых им.

– А ты знаешь какого-либо диаблеро? – спросил я.

– Я знала одну даму, – ответила она, – она была убита. Это вышло, когда я была еще девченкой... Дама, как гласили, преобразовывалась Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава в суку, и однажды, ночкой собака забежала в дом белоснежного человека, чтоб украсть сыр. Он застрелил ее из пистолета. И в тот момент, как собака подохла в доме белоснежного человека, – дама погибла в собственной хижине. Ее родственники собрались вкупе, пришли к белоснежному человеку и востребовали выкуп Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава. И ему пришлось много выложить за ее убийство.

– Как они могли добиваться выкуп, если он убил только собаку.

– Они произнесли, что белоснежный знал, что это не собака, так как с ним были другие люди, и они все лицезрели, что собака встала на задние лапы и, как человек, потянулась к Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава сыру, который лежал на подносе, подвешенном к крыше. Люди ожидали вора, потому что сыр того белоснежного человека исчезал каждую ночь. Когда тот человек убивал вора, он знал, что это не собака.

– Есть ли диаблеро сейчас, донья Лус?

– Подобные вещи очень секретны. Молвят, что больше диаблеро нет, но я сомневаюсь в Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава этом, так как кто-либо из семейства диаблеро должен изучить то, что знает о диаблеро. У диаблеро есть свои законы, и какой-то из них заключается в том, что диаблеро должен научить своим секретам 1-го из собственного рода.

– Как ты думаешь, что это было за животное, Хенаро? – спросил я 1-го Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава глубочайшего старика.

– Какая-нибудь собака, что все-таки еще?

– А, может быть, диаблеро?

– Диаблеро? Ты с мозга сошел! Их же не существует.

– Подожди, их нет сейчас либо же не было никогда?

– Одно время они были, да. Это всем понятно. Каждый это знает. Но люди их страшились и поубивали их всех Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава.

– Кто убил их, Хенаро?

– Кто-кто, люди, естественно. Последний диаблеро, о котором я знал, был с... Он убил 10-ки, может быть, сотки людей своим колдовством. Мы не могли этого стерпеть, и люди собрались вкупе, захватили его врасплох посреди ночи и сожгли заживо...

– Когда это было, Хенаро?

– В Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава 1942 году.

– Ты лицезрел это сам?

– Нет. Но люди до сего времени молвят об этом. Молвят, от него не осталось пепла, даже невзирая на то, что костер был изготовлен из сырых дров. Все, что отыскали, так это огромную лужу грязищи...

Хотя дон Хуан обусловил собственного бенефактора, как диаблеро, он никогда Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава не называл место, где он обучался и никогда не именовал имени собственного учителя. Практически, дон Хуан сказал ничтожно не много о собственной личной жизни. Все, что он сказал, так это то, что он родился на юго-западе в 1891 году, что он провел практически всю свою жизнь в Мексике, что Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава в 1900 году его семья была изгнана мексиканским правительством в Центральную Мексику вкупе с тыщами других соноракских краснокожих, и что он жил в Центральной и Южной Мексике до 1940 года. Таким макаром, так как дон Хуан много путешествовал, то и его познания могут быть продуктом многих воздействий. И, невзирая на то, что он Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава считал себя краснокожим из Соноры, я не был уверен, можно ли привязать его познания только к культуре соноракских краснокожих. Но... Но тут я не хочет определять точно его культурное происхождение.

Мое ученичество у дона Хуана началось в июне 1961 года, и ранее я не встречался с ним нередко, но дискутировал Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава с ним всегда, как антрополог-наблюдатель. Во время этих первых дискуссий я делал записи описательного нрава. Позже, по памяти, я ворачивал весь разговор. Но когда я стал его учеником, этот способ стал очень затруднительным, потому что дискуссии затрагивали много разных тем. Позже дон Хуан все-же разрешил Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава мне, после длительных протестов, открыто записывать все, что сказано. Мне очень хотелось также фотографировать и делать записи на магнитофоне, но он этого не позволил.

Мое ученичество проходило сначала в Аризоне, а потом в Соноре, потому что дон Хуан в период моего учения переехал в Мексику. Распорядок, которым я воспользовался, состоял в Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава том, чтоб видеться с ним по нескольку дней и как можно почаще. Мои визиты стали более частыми и продолжительными в летние месяцы 1963-64 гг. Оглядываясь вспять, я сейчас считаю, что таковой способ тормозил мое продвижение, потому что он не давал мне на сто процентов попасть под воздействие учителя Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, в чем я очень нуждался для удачного обучения. Но, с моей личной точки зрения, этот способ был полезен тем, что давал мне определенную несвязанность, а это, в свою очередь, обостряло чувство критичного восприятия, которое было бы неосуществимым, будь я учеником повсевременно, без перерывов. В сентябре 1965 года я добровольно Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава отказался от ученичества.

После моего отказа от ученичества мне необходимо было понять то, что я пережил, а то, что я испытал, мне необходимо было уложить в необычную систему индейских верований. С самого начала моего обучения для меня стало естественным, что учение дона Хуана имеет точный внутренний строй. Как он начал Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава преподавать его мне, он давал свои разъяснения в определенном порядке. Распознать этот порядок и осознать его оказалось для меня труднейшей задачей. В связи с моей неспособностью осознать я и через четыре года ученичества все еще был начинающим. Было ясно, что познание дона Хуана и способ, которым он преподавал, были теми же Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, что и у его бенефактора, потому мои трудности в осознании его учения были подобны тем, с которыми повстречался он сам. Дон Хуан сам указал на наше сходство, как начинающих, упомянув случаем о собственной неспособности осознать учителя в пору собственного ученичества. Это замечание привело меня к убеждению Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, что хоть какой начинающий – краснокожий либо не краснокожий, – получает познания невоспринимаемыми исходя из убеждений каких-то черт либо систем тех явлений, которые он испытывает. Лично я, как западный человек, отыскал эти свойства такими запутанными, что было совсем нереально разъяснить их в системе понятий моей своей ежедневной жизни; и я был Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава обязан придти к заключению, что неважно какая попытка систематизировать мой полевой материал своими словами была бы неудачной.

Таким макаром, для меня стало разумеется, что познание дона Хуана следует рассматривать в том плане, в каком он сам его соображает. Только в этом плане оно может быть естественным и убедительным Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава. Пытаясь скооперировать мои собственные взоры с такими дона Хуана, я сообразил, но, что когда бы он ни пробовал разъяснить свое познание мне, он использовал понятия, относящиеся к понятным для него. Так как эти понятия и концепции были чужды мне, пробы осознать его учение так, как он его осознавал, поставили меня в Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава тупик. Потому моей первой задачей было найти его порядок изложения концепций... Работая в этом направлении, я увидел, что дон Хуан сам сделал особенное ударение на определенную часть собственного учения – внедрение галлюциногенных растений. На базе этого заключения я пересмотрел свою свою схему категорий. Дон Хуан использовал в отдельности и в Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава разных обстоятельствах три галлюциногенных растения: кактус (пейот), дурман и грибы, возможно.

За длительное время до собственного контакта с европейцами южноамериканские краснокожие знали о галлюциногенных свойствах этих растений. Из-за собственных параметров эти растения обширно применялись для получения наслаждения, для исцеления и для заслуги состояния экстаза. Необыкновенную часть собственного Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава учения дон Хуан посвящал получению силы; силы, которую он называл олли. Он разъяснял внедрение его для заслуги мудрости либо познания того, как верно жить.

Дон Хуан осознавал значение растений в их возможности продуцировать состояния особенного восприятия в людском существе. Он вводил меня в последовательное постижение этих стадий с целью развернуть Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава и показать ценность собственного познания. Я именовал их «состояния необыкновенной реальности», имея в виду необыкновенную действительность, которая противоборствует нашей ежедневной жизни. В контексте учения дона Хуана эти состояния рассматривались, как реальные, хотя их действительность была разделена от обыкновенной.

Дон Хуан считал, что состояния необыкновенной действительности были единственной формой прагматического учения Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава и единственным методом заслуги силы. Он упоминал, что все остальные пути его учения были случайными для заслуги силы. Эта точка зрения определяла отношение дона Хуана ко всему, не связанному прямо с состоянием необыкновенной действительности.

В моих полевых записках разбросаны замечания относительно того, что ощущал дон Хуан. К Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава примеру, в одном из дискуссий он увидел, что некие предметы имеют внутри себя определенное количество силы; он произнес, что они нередко использовались чернокнижниками (брухо) низшего порядка; что сам он не испытывал особенного почтения к предметам силы. Я нередко спрашивал его о таких предметах, но он, казалось, был совсем незаинтересован Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава в обсуждении этого предмета. Когда на данную тему в другой раз зашла речь, он, но, в один момент согласился поведать о их.

– Есть определенные предметы, которые наделены силой, – произнес он, – есть масса таких предметов, которые употребляются могущественными людьми при помощи дружеских духов. Эти предметы-инструменты – не обыденные инструменты, а инструменты Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава погибели. Все таки это только инструменты. У их нет силы учить. Верно говоря, они относятся к категории предметов войны и созданы для удара. Они предназначены для того, чтоб убивать.

– Что же это все-таки за предметы, дон Хуан?

– Они в действительности не предметы, быстрее это разновидности силы.

– Как стильно заполучить Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава эти разновидности силы, дон Хуан?

– Это находится в зависимости от типа предмета, который нужен для тебя.

– А какие они бывают?

– Я уже гласил, что их много. Все, что угодно, может быть предметом силы.

– Ну, а какие являются самыми сильными?

– Сила предмета находится в зависимости от его обладателя Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, от того, каким человеком он является. Предметы силы, употребляемые низшими чернокнижниками – практически что шуточка; сильный же, мужественный, могущественный брухо дает свою силу своим инструментам.

– Какие предметы силы более обыкновенны тогда? Какие из их предпочитают большая часть чернокнижников?

– Здесь нет предпочтения. Они все предметы силы. Все одно и то же.

– Есть ли Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава у тебя какие-нибудь, дон Хуан? – он не ответил, он просто смотрел на меня и хохотал. Длительное время он ничего не отвечал, и я поразмыслил, что раздражаю его своими вопросами...

– Есть ограничения для этих типов силы, – продолжал он, – но я не уверен, что это будет для тебя понятно Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава. Я издержал чуть не всю жизнь, чтоб осознать это: олли может открыть все секреты этих низших сил, показав, что это детские игрушки. Одно время у меня были инструменты подобного рода, я был очень молод.

– Какие предметы силы у тебя были?

– «Маис-пинто» – кристаллы и перья.

– Что такое «маис Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава-пинто», дон Хуан?

– Это маленький участок, вырост зерна, который имеет в собственной середине язычок красноватого цвета.

– Это один единственный вырост?

– Нет, брухо обладает 48-ю выростами.

– Зачем эти выросты, дон Хуан?

– Хоть какой из их может уничтожить человека, войдя в его тело.

– Как вырост попадает в человеческое тело?

– Это предмет силы, и Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава его силы заключаются, кроме всего остального в том, что он заходит в тело.

– Что он делает, когда войдет в тело?

– Он растворяется в теле, потом оседает в груди либо на кишечном тракте. Человек заболевает и, кроме тех случаев, когда брухо, который его вылечивает, посильнее, чем тот, который околдовал, он Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава умрет через три месяца после того, как вырост вошел в его тело.

– Есть ли какой-либо метод вылечить его?

– Единственный метод – это высосать вырост из тела, но сильно мало брухо осмеливаются делать это. Брухо может достигнуть фуррора и высосать вырост, но, если он недостаточно могуществен, чтоб извергнуть его из Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава себя, то этот вырост попадет в него самого и уничтожит его.

– Но каким образом вырост просачивается в чье-либо тело?

– Чтоб разъяснить для тебя это, я должен разъяснить для тебя чернокнижниченство из зернышек, которое является одним из самых сильных, какие я знаю. Чернокнижниченство делается 2-мя выростами. Какой-то Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава из них помещают вовнутрь бутона желтоватого цветка. Цветок потом помещают в такое место, где он войдет в контакт с жертвой; где тот прогуливается каждый денек, либо хоть какое другое место, где он обычно бывает. Как жертва наступит на вырост либо коснется его как-либо, – чернокнижниченство исполнено, вырост растворится Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава в теле.

– Что случится с выростом после того, как человек его коснется?

– Вся его сила уходит в человека, и вырост свободен. Это уже совершенно другой вырост. Он может быть оставлен на месте чернокнижническтва либо сметен прочь – не имеет значения. Лучше замести его под кустики, где птица подберет его.

– Может ли птица Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава съесть его до этого, чем его коснулся человек?

– Нет, таких глуповатых птиц нет, уверяю тебя. Птицы держатся от него подальше.

Потом дон Хуан обрисовал очень сложную функцию, методом которой эти выросты могут быть получены.

– Ты должен осознавать, что «маис-пинто» – это только инструмент, но не олли, – произнес он. – Когда Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава ты сделаешь себе это разделение, у тебя не будет тут заморочек. Но если ты рассматриваешь такие инструменты, как совершенные, ты – дурачина.

– Настолько же сильны предметы силы, как олли? – спросил я.

Дон Хуан укоризненно рассмеялся, до того как ответить. Казалось, что он очень старается быть терпеливым со Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава мной.

– Кристаллы, «маис-пинто» и перья – просто игрушки по сопоставлению с олли. Это только растрата времени – изучить их, в особенности тебе. Ты должен стараться заполучить олли. Когда ты преуспеешь в этом, ты усвоишь то, что я говорю для тебя на данный момент. Предметы силы, – это все равно, что игрушки для деток.

– Не Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава усвой меня ошибочно, дон Хуан, – запротестовал я. – Я желаю иметь олли, но я также желаю знать все, что смогу. Ты сам гласил, что познание – это сила.

– Нет, – произнес он с чувством. – Сила лежит на том, какого вида познанием ты владеешь. Какой смысл от познания вещей, которые никчемны?

В системе Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава поверий дона Хуана процесс заслуги олли означал, только, эксплуатацию состояний необыкновенной действительности, которые он продуцировал во мне с помощью галлюциногенных растений. Он считал, что фиксируя внимание на этих состояниях и опуская остальные нюансы познания, которому он учил, я подойду к стройному взору на те явления, которые я испытывал.

Потому Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава я поделил эту книжку на две части. В первой части я даю подборки из моих полевых заметок, относящиеся к состояниям необыкновенной действительности, которые я испытывал во время моего учения. Потому я расположил свои записки так, чтоб они давали непрерывность повествования, но они не всегда оказываются в правильном хронологическом порядке Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава. Я никогда не записывал состояние необыкновенной действительности ранее, чем через некоторое количество дней после того, как испытывал его; я ожидал до того времени, пока мог писать расслабленно и беспристрастно. Но мои дискуссии с доном Хуаном записывались по мере того, как они велись, сходу после каждого состояния необыкновенной действительности Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава. Потому, мои отчеты об этих дискуссиях время от времени опережают описание самого опыта. Мои полевые записки обрисовывают личную версию того, что я чувствовал во время опыта. Эта версия излагается тут точно так, как я излагал ее дону Хуану, который добивался полного и верного восстановления каждой детали и полного Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава пересказа каждого опыта.

Во время записей этих опытов я добавил отдельные детали в попытке окутать состояние необыкновенной действительности на сто процентов. Мои полевые записки также освещают содержание верований дона Хуана.

Я сжал длинноватые странички вопросов и ответов меж доном Хуаном и мной для того, чтоб избежать возвратов дискуссий в повторение Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава. Но, так как я желаю также передать общее настроение наших дискуссий, я сокращал только те диалоги, которые ничего не добавили к моему осознанию его пути познания. Информация, которую дон Хуан давал мне о собственном пути познания, всегда была спорадической, и на каждое выражение с его стороны приходились часы моих расспросов Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава. Все же, было бессчетное число случаев, когда он свободно открывал свое осознание.

Во 2-ой части этой книжки я даю структурный анализ, выведенный только из материала, изложенного в первой части.

Часть 1-ая: Учение

Мои заметки о моем первом занятии с доном Хуаном датированы 23 июля 1961 года. Это была та Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава встреча, с которой началось учение... Я уже пару раз встречался с ним ранее, но только в качестве наблюдающего. При каждом комфортном случае я просил учить меня о пейоте. Он всякий раз игнорировал мою просьбу, но никогда не отказывал наотрез, и я истолковывал его колебания, как возможность того, что он будет склонен побеседовать Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава со мной о собственном знании.

В сей раз он отдал мне осознать, что согласится на мою просьбу, если я обладаю ясностью мысли и направленностью по отношению к тому, о чем прошу. Для меня было нереально выполнить это условие, потому что моя просьба об обучении была только средством установить с Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава ним тесноватую связь. Я считал, что его знакомство с этим предметом может его расположить к тому, что он будет более открыт и поболее склонен к дискуссиям и, тем, откроет для меня дверь к собственному познанию о свойствах (качествах) растений. Он, но, объяснил мою просьбу практически и интересовался только Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава моей устремленностью в желании обучаться познанию о пейоте.

Пятница, 23 июня 1961 года.

– Ты будешь учить меня о пейоте, дон Хуан?

– Почему ты хочешь знать об этом?

– Я вправду желаю знать об этом. Разве просто желать знать – недостающая причина?

– Нет, ты должен порыться в собственном сердечко и найти, почему таковой юноша, как Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава ты, желает поставить для себя такую задачку учения.

– Почему ты обучался этому сам, дон Хуан?

– Почему ты спрашиваешь об этом?

– Может, у нас обоих одна причина?

– Сомневаюсь в этом. Я краснокожий. У нас различные пути.

– Единственная причина – это то, что я желаю выяснить об этом, просто, чтоб знать Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава. Но уверяю тебя, дон Хуан, что у меня нет нехороших целей.

– Я верю для тебя. Я курил о для тебя.

– Что ты произнес?

– Это на данный момент непринципиально. Я знаю твои намерения.

– Ты хочешь сказать, что лицезрел через меня?

– Ты можешь именовать это так.

– Ну, а будешь ли ты учить Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава меня?

– Нет.

– Это поэтому, что я не краснокожий?

– Нет, поэтому, что ты не знаешь собственного сердца. Что принципиально, так это то, чтоб ты точно знал, почему хочешь связаться с этим. Учение о «мескалито» – очень серьезно.

Воскресенье, 25 июня 1961 года.

В пятницу я весь денек находился с доном Хуаном Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, собираясь уехать в семь часов вечера. Мы посиживали на веранде перед его домом, и я отважился снова задать вопрос об его учении. Это уже был приевшийся вопрос, и я ждал получить отказ... Я спросил его, есть ли таковой метод, при котором он мог бы принять просто мое желание, как если Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава б я был краснокожий. Он длительно не отвечал. Я был обязан ожидать, потому что он, казалось, пробовал что-то решить. В конце концов, он произнес, что метод есть и начал разъяснения.

Он указал на то, что я устаю, когда сижу на полу, и что мне следует отыскать «пятно Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава» на полу, где я мог бы посиживать без вялости. Я посиживал с поджатыми к подбородку коленями, обхватив ноги руками. Когда он произнес, что я утомился, я сообразил, что спину мою ломит и что я совершенно вымотан.

Я ждал, что он растолкует мне, что же это все-таки за «пятно Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава», но он не делал этого. Я решил, что он задумывается, что мне необходимо поменять положение тела, потому поднялся и пересел поближе к нему. Он запротестовал и выделил, что «место» значит место, где человек может ощущать себя естественно счастливым и сильным. Он похлопал по месту, где я посиживал, и Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава произнес, что это его собственное место и добавил, что он поставил передо мной задачку, которую я должен решить без помощи других и немедля.

То, что он имел в виду, было для меня загадкой. Я не имел представления ни с чего начать, ни даже что я должен делать.

Пару раз я просил Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава его дать хоть какое-то разъяснение либо хотя бы намек на то, с чего следует начинать поиски места, где я буду ощущать себя счастливым и сильным. Я настаивал на разъяснении, что он имеет в виду, потому что ничего не осознавал. Он предложил мне ходить по веранде, пока я Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава не найду пятно.

Я поднялся и начал ходить по полу. Я ощущал себя очень тупо и снова сел рядом с ним.

Он, казалось, был очень недоволен мной и обвинил меня в том, что я не слушаю его и произнес, что, по-видимому, я не желаю обучаться. Через некое время Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, успокоившись, он растолковал мне, что не на каждом месте отлично посиживать либо находиться и что в границах веранды было одно место уникальное, «пятно», на котором мне будет идеальнее всего. Моей задачей было выделить его посреди всех других мест.

Основной чертой было то, что я должен «прочувствовать» все вероятные Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава места, пока я без всяких колебаний смогу найти, которое место то, что необходимо.

Я сделал возражение, что, хотя веранда и не очень велика (4х2.5м), вероятных мест на ней масса и у меня займет сильно много времени проверка их. И что, так как он не указал размеров пятна, то количество их Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава увеличивается до бесконечности. Но мои возражения пропали даром. Он поднялся и предупредил меня очень резко, что, может быть, у меня уйдут на это деньки, но что, если я не решу делему, то могу уезжать, потому что ему будет нечего сказать мне. Он выделил, что сам знает, где Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава находится «мое» пятно, потому я не смогу ему солгать. Он произнес, что это единственный метод, с помощью которого он сумеет принять мое желание обучаться о мескалито, как достаточную причину. Он добавил, что в его мире ничего не было подарком и все, что есть в нем, чему можно обучаться, изучается тяжелыми способами Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава. Он пошел в кустики за дом помочиться, позже возвратился прямо в дом через заднюю дверь.

Я задумывался, что задание отыскать конкретное место счастья было просто его методом отвертеться от меня. Но я поднялся и начал шагать туда-сюда по веранде. Небо было ясным, и я мог отлично созидать Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава, как на самой веранде, так и рядом с ней. Должно быть, я прогуливался около часа либо более того, но ничего не случилось, что открыло бы мне местопребывание «пятна». Я утомился шагать и сел. Через пару минут я пересел на другое место, а потом на другое, пока таким полусистематическим Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава образом не прошел весь пол. Я старательно старался «почувствовать» разницу меж местами, но у меня не было аспекта для различия. Я ощущал, что зря трачу время, но оставался... Я оправдывал себя тем, что я приехал издалека только для того, чтоб повстречаться с доном Хуаном, и мне вправду нечего больше Часть вторая: Приложения к первой книге 1 глава делать.

Я лег на спину и положил руки за голову, как подушку. Позже перекатился на животик и полежал так малость. Я повторил таковой процесс перекатывания по всему полу. Впервой мне показалось, что я натолкнулся хоть на некий аспект. Я ощутил себя теплее, лежа на спине.


chast-tretya-lion-fejhtvanger.html
chast-tretya-nagrada-lion-fejhtvanger.html
chast-tretya-ochishenie-i-gigiena-e-v-vasilev-sposob-zhizni-v-eru-vodoleya-teoriya-i-praktika-samopoznaniya-i-samoozdorovleniya.html