Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава

Я поднялся и пошел за дом, где и спалил излишек энергии, очистив двор от мусора. Я запомнил, что когда-то он произнес мне, что был бы рад, если б я посодействовал ему убрать мусор.

Позже, когда он пробудился и пришел за дом, я был более расслаблен. Мы сели за пищу Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, и в процессе пищи он трижды спрашивал меня, как я себя чувствую. Так как это было редкостью, я, в конце концов, спросил:

– Почему тебя заботит мое самочувствие, дон Хуан? Уж не ждешь ли ты, что у меня будет нехорошая реакция на то, что я испил сок?

Он засмеялся. Я Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава задумывался, что он действует, как проказливый мальчик, который подстроил какую-то каверзу и временами инспектирует, нет ли уже результата. Все еще смеясь, он произнес:

– Ты не выглядишь нездоровым. Совершенно не так давно ты даже гласил грубо со мной.

– Я не делал этого, – запротестовал я. – Я вообщем не помню варианта, чтоб Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава я с тобой так говорил.

Я был очень уверен на этот счет, потому что вообщем не помнил, чтоб я когда-нибудь был раздражен доном Хуаном.

– Ты выступил в ее защиту, – произнес он.

– В чью защиту?

– Ты защищал «траву дьявола». Ты уже гласил, как влюбленный.

Я собирался еще Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава больше энергично протестовать против этого, но тормознул.

– Я вправду не отдавал для себя отчета, что защищаю ее.

– Естественно, не отдавал. Ты даже не помнишь того, что гласил, так?

– Нет, не помню. Признаю это.

– Вот видишь, «трава дьявола» такая. Она подбирается к для тебя, как дама, ты даже не замечаешь Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава этого. Все, чему ты уделяешь внимание, так это тому, что дает не плохое самочувствие и силу: мускулы надуваются актуальной силой, кулаки почесываются, подошвы ног пылают желанием затоптать кого-нибудь. Когда человек знает ее, то он вправду становится полон ухищрений. Мой бенефактор обычно гласил, что «трава дьявола» держит людей, которые желают силы, и Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава избавляется от тех, кто не умеет ею обладать. Но тогда сила была более обыкновенна, ее находили более интенсивно. Мой бенефактор был могущественным человеком и согласно тому, что он мне говорил, мой бенефактор был еще больше даровит, в смысле преследования силы. Но в те деньки было больше Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава обстоятельств быть могущественным.

– Ты думаешь, что в наши деньки нет обстоятельств для приобретения силы?

– Тебе на данный момент сила хороша. Ты молод. Ты не краснокожий. Может быть, травка беса будет хорошей. Для тебя она, будто бы нравится. Она принуждает тебя ощущать себя сильным. Я все это ощущал и сам Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава. И все таки она мне не приглянулась.

– Можешь ты сказать, почему, дон Хуан?

– Мне не нравится ее сила. Для нее больше нет внедрения. В другие времена, вроде тех, о которых говорил мне мой бенефактор, был смысл находить могущества. Люди делали феноменальные дела, их почитали за их силу, их страшились и уважали Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава за их познание. Мой бенефактор говорил мне о воистину феноменальных делах, которые производились давным-давно. Но сейчас мы, краснокожие, не ищем более этой силы. В наше время краснокожие употребляют листья и цветочки для других дел. Они даже молвят, что это вылечивает их нарывы. Но они не отыскивают больше Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава ее силы, силы, которая действует, как магнит, все более мощнейший и все более страшный для воззвания, по мере того, как корень уводит нас все поглубже в землю. Когда доходишь до глубины 4-х ярдов, а молвят, некие люди это делают, то находишь трон неизменной силы, силы без конца. Очень редчайшие Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава люди делали это в прошедшем, и никто не делает этого сейчас. Я говорю для тебя, что сила «травы дьявола» не достаточно по малу утратила энтузиазм к для себя. Я сам не ищу ее, и все ж, одно время, когда я был твоего возраста, я тоже ощущал, как она разбухала снутри Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава меня. Я ощущал себя, как ты сейчас, но исключительно в 500 раз посильнее. Я убил человека одним махом руки. Я мог кидать камни, большие камни, которые даже 20 человек не могли поднять. Раз я подскочил так высоко, что сорвал верхние листья с верхушек самых больших деревьев. Но все это было не надо Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава. Все, что я делал – это пугало краснокожих, только другие, кто ничего не знал об этом, не верили этому. Они лицезрели либо безумного индейца, либо что-то движущееся у вершин деревьев.

Мы длительное время молчали. Мне необходимо было что-то сказать.

– Было совершенно по-другому, когда были люди в мире Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, – продолжал он, – люди, которые знали, что человек может быть горным львом либо птицей, либо, что человек может просто летать. Так что я больше не использую «траву дьявола». Зачем? Чтоб пугать краснокожих?

Я лицезрел его грустным, и глубочайшее сострадание заполнило меня. Я желал что-то сказать ему Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, даже если б это была банальность.

– Дон Хуан, может быть, это судьба всех людей, которые желают знать?

– Может быть, – произнес он тихо.

23 ноября 1961 года.

Я не увидел дона Хуана сидячим на собственной веранде, когда я подъехал. Я поразмыслил, что это удивительно. Я звучно позвал его, и его невестка вышла из дома Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава.

– Он снутри, – произнесла она.

Оказалось, что он несколько недель тому вспять свихнул для себя лодыжку. Он сделал для себя сам «гипсовую повязку», смочив полосы материи в кашице, сделанной из кактуса и толченой кости. Материя, туго обернутая вокруг лодыжки, высохла в легкий и гладкий панцирь. Повязка имела твердость гипсовой, но не Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава имела ее громоздкости.

– Как это случилось? – спросил я.

Его невестка, мексиканка из Юкатана, которая за ним ухаживала, ответила мне:

– Это был злосчастный случай. Он свалился и чуть ли не сломал для себя ногу.

Дон Хуан засмеялся и подождал, пока дама вышла из дома, до того как ответить.

– Злосчастный случай Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, вроде бы ни так. У меня есть неприятель вблизи. Дама, «Ла Каталина». Она толкнула меня в момент беспомощности, и я свалился.

– Для чего она это сделала?

– Она желала таким макаром уничтожить меня, вот для чего.

– Она была тут, с тобой?

– Да.

– Но для чего ты позволил ей Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава войти?

– Я не позволял. Она влетела.

– Извини, я не сообразил.

– Она – темный дрозд. И очень удачно. Я был застигнут врасплох. Она пробовала покончить со мной в течение долгого времени. В этот момент она вправду близко подошла.

– Ты произнес, что он – темный дрозд? Я имею в виду, что она Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, птица?

– Ну вот. Ты снова со своими вопросами. Она – темный дрозд. Точно так же, как я ворона. Кто я, человек либо птица? Я человек, который знает, как становиться птицей. Но ворачиваясь к «Ла Каталине», она – агрессивная колдунья. Ее намерение – уничтожить меня, настолько очень, что я еле мог от нее отбиться. Темный Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава дрозд ворвался прямо в мой дом, и я не сумел приостановить ее.

– Ты можешь стать птицей, дон Хуан?

– Да, но это нечто такое, к чему мы подойдем с тобой позже.

– Почему она желает уничтожить тебя?

– О, это старенькые раздоры меж нами. Она вышла из рамок, и сейчас дело обстоит Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава так, что мне следует покончить с ней до этого, чем она покончит со мной.

– Ты собираешься воспользоваться колдовством? – спросил я с большой надеждой.

– Не будь глуповатым. Никакое чернокнижниченство на нее не подействует. У меня есть другие планы. Как-нибудь я расскажу для тебя о их.

– Может ли Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава твой олли защитить тебя от нее.

– Нет, дымок только гласит мне, что делать. А защищать себя должен я сам.

– Как насчет мескалито? Может он защитить тебя от нее?

– Нет, мескалито – учитель, а не сила, которую можно было бы использовать в личных целях.

– Как насчет «травы дьявола»?

– Я уже произнес, что должен защищаться Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, следуя указаниям собственного олли – дымка. И так, как я знаю, дымок в состоянии сделать все. Если ты хочешь выяснить что бы то ни было в возникшем вопросе, то дымок для тебя произнесет. И он даст для тебя не только лишь познания, да и средства для проведения его в жизнь Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава. Это самый расчудесный олли, какого только может иметь человек.

– Является ли дымок более наилучшим олли для каждого?

– Он не схож для каждого. Многие его страшатся и не станут касаться его, даже приближаться к нему. Дымок, как и все другое, не сотворен для всех нас.

– Какого рода дымок он собой Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава представляет?

– Дымок волшебников.

В его голосе было приметное преклонение. То, чего я никогда в нем не замечал.

– Я начну с того, что мой бенефактор произнес мне, когда начал учить меня об этом. Хотя в то время, так же, как и ты, я, пожалуй, не мог осознать этого.

«Трава Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава дьявола» – для тех, кто отыскивает силу. Дымок для тех, кто желает следить и созидать. И, по-моему, дымок не имеет равных. Если в один прекрасный момент человек вступил в его владения, то неважно какая другая сила оказывается под его командой. Это волшебно. Естественно, это востребует всей жизни. Уходят годы Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава лишь на знакомство с его 2-мя актуальными частями: трубкой и курительной консистенцией. Трубка была дана мне моим бенефактором, и после настолько долгого воззвания с ней, она стала моей. Она вросла в мои руки. Передать ее в твои руки, к примеру, будет вправду задачей для меня и огромным достижением Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава тебе, если ты добьешься фуррора. Трубка будет ощущать напряжение от того, что ее держит кто-то другой; если один из нас сделает ошибку, то не будет никакого метода предупредить то, что трубка сама по для себя расколется либо выскользнет собственной силой из наших рук и разобьется, даже, если она свалится Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава на кучу травы. Если это когда-нибудь случится, это будет означать конец для нас обоих. В особенности для меня. Неописуемыми способами дымок обратится против меня.

– Как он может обратиться против тебя, если это твой олли?

Мой вопрос, казалось, оборвал поток его мыслей. Длительное время он не отвечал.

– Трудность Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава составных частей, – в один момент продолжил он, – делает курительную смесь одной из самых небезопасных субстанций, какие я знаю. Никто не может приготовить ее без того, чтоб не быть пораженным. Она смертельно ядовита для каждого, не считая протеже дымка. Трубка и смесь требуют самой интимной заботы. И человек, пытающийся обучаться, должен Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава приготовить себя, ведя усердную, размеренную жизнь. Его деяния настолько ужасающи, что только очень сильный человек может выдержать даже маленькую затяжку. Все стращает и запутывает поначалу, но любая последующая затяжка проясняет вещи. И в один момент мир раскрывается поновой. Немыслимо. Когда это случится, то дымок оказывается олли этого человека. Он Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава открывает любые секреты, позволяя ему заходить в неощутимые миры.

Это величайшее качество дымка. Это его величайший дар. Он делает такую функцию, не причиняя ни мельчайшего вреда. Я называю дымок настоящим олли.

Как обычно, мы посиживали перед его домом, где земельный пол всегда чист и отлично утоптан, в Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава один момент он поднялся и вошел в дом. Через пару минут он возвратился с узеньким свертком и опять сел.

– Это моя трубка, – произнес он.

Он наклонился ко мне и показал мне трубку, которую он вынул из чехла, изготовленного из зеленоватой парусины. Она была, пожалуй, 22-25 см длиной. Чубук был из красноватого дерева Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава. Он был гладким, без украшений. Чашечка трубки тоже, казалось, изготовлена была из дерева, но она была достаточно громоздка по сопоставлению с узким чубуком. Она была гладкая до блеска, серого цвета, практически как каменный уголь.

Он подержал трубку перед моим лицом. Я задумывался, что он подает ее мне. Я протянул Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава руку, чтоб взять ее, но он стремительно отдернул свою руку назад.

– Эта трубка была дана мне моим бенефактором, – произнес он, – в свою очередь я передам ее для тебя. Но поначалу ты должен знать ее. Всякий раз, когда ты будешь приезжать сюда, я буду давать ее для тебя. Начнешь с прикосновения Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава к ней. Держи ее очень малость поначалу, пока ты и трубка не привыкнете друг к другу. Потом положи ее в собственный кармашек либо, может, за пазуху и, в конце концов, медлительно и осторожно поднеси ее ко рту. Все это должно делаться постепенно. Когда связь установится, ты будешь Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава курить из нее. Если ты последуешь моему совету и не будешь торопиться, то дымок может стать и твоим предпочитаемым олли.

Он вручил мне трубку, но не выпускал ее из собственных рук. Я протянул правую руку.

– Обеими руками.

Я коснулся трубки на очень маленький момент обеими руками. Он не стопроцентно протянул Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава ее мне, так, что я не мог ее взять, а мог только коснуться ее. Потом он упрятал ее назад.

– 1-ый шаг в том, чтоб полюбить трубку. Это просит времени.

– Может трубка невзлюбить меня?

– Нет. Трубка не может невзлюбить тебя, но ты должен научиться обожать ее, чтоб к Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава тому времени, когда ты будешь курить, трубка посодействовала бы для тебя не страшиться.

– Что ты куришь, дон Хуан?

– Это.

Он расстегнул воротник и показал сокрытый под рубахой маленькой мешочек, который висел у него на шейке наподобие медальона. Он вытащил его, развязал и очень осторожно отсыпал на ладонь незначительно содержимого Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава.

Так, как я мог судить, смесь смотрелась, как тонко натертые чайные листья, варьирующие по расцветке от темно-коричневого до зеленого с несколькими пятнышками ярко-желтого.

Он вернул смесь в мешочек назад, закрыл его, завязал ремнем и снова упрятал под рубахой.

– Что же это все-таки за смесь?

– Там масса Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава вещей. Добыча всех составных частей – очень тяжелое предприятие. Необходимо далековато путешествовать. Мелкие грибы, нужные для изготовления консистенции, вырастают исключительно в определенное время года и исключительно в определенных местах.

– У тебя есть различные виды консистенции для различных видов помощи, в какой у тебя может быть нужда?

– Нет. Есть только дымок один Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, и нет другого, подобного ему, – он показал на мешочек, висевший на его груди, и поднял трубку, которая у него была зажата меж колен.

– Эти двое – одно. Одно не может быть без другого. Эта трубка и секрет этой консистенции принадлежали моему бенефактору. Они были переданы ему точно так же, как Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава мой бенефактор передал их мне. Эта смесь, хотя ее и тяжело приготовить, восполнима. Ее секрет лежит в ее составных частях и в методе их сбора и обработки. Трубка же – предмет на всю жизнь. За ней следует смотреть с нескончаемой заботой. Она высокопрочна и крепка. Но ее никогда не следует ни обо Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава что ударять. Ее нужно держать сухими руками. Никогда не браться за нее, если руки потные и воспользоваться ею только находясь в одиночестве. И никто, полностью никто не должен созидать ее, разве что ты хочет ее передать этому человеку. Вот чему мой бенефактор учил меня. И конкретно так я обращался Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава со собственной трубкой всю мою жизнь.

– Что случится, если ты утеряешь либо сломаешь трубку?

– Я умру.

– Все трубки колдунов такие, как твоя?

– Не все имеют трубки, подобные моей, но я знаю неких, у кого они есть.

– Можешь ли ты сам сделать трубку, такую, как эта, дон Хуан Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава? – настаивал я. – Представим, что ты не имел бы ее. Вроде бы ты передал мне трубку, если б ты желал это сделать?

– Если б у меня не было трубки, то я бы не мог; ну и не возжелал бы для тебя ее передать. Я бы отдал для тебя взамен чего Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава-нибудть еще.

Казалось, что он почему-либо мною недоволен. Он положил свою трубку очень осторожно в чехол, который, должно быть, имел вкладыш из мягенького материала, так как трубка, которая заходила в чехол, скользнула вовнутрь очень мягко. Он пошел в дом убирать трубку.

– Ты не сердишься на меня, дон Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава Хуан? – спросил я, когда он возвратился. Он, казалось, опешил моему вопросу.

– Нет. Я никогда ни на кого не сержусь. Никто из людей не в состоянии сделать ничего достаточного и принципиального для этого. На людей сердишься, когда ощущаешь, что их поступки важны. Ничего подобного я больше не чувствую.

26 декабря 1961 года.

Особое время Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава для пересадки «саженца», как дон Хуан называл корень, не было установлено, хотя предполагалось, что это будет последующий шаг в приручении силы растения.

Я прибыл в дом дона Хуана в субботу, 23 декабря, сходу после обеда. Как обычно, мы некое время посиживали в молчании. Денек был теплый и пасмурный. Прошли уже месяцы Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава с того времени, как он отдал мне первую порцию.

– Время возвратить травку земле, – произнес он в один момент, – но поначалу я собираюсь устроить защиту тебе. Ты будешь держать ее и охранять ее, и никто, не считая тебя 1-го, не должен ее созидать. Так как я собираюсь устанавливать ее Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, то я тоже увижу ее. Это нехорошо, так как, как я уже гласил для тебя, я не фанат «травы дьявола», мы с тобой не одно и то же. Но моя память длительно не проживет, я очень стар. Ты должен охранять ее от глаза других, на то время, пока Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава продолжается их память об увиденном, сила защиты подпорчена. – Он пошел в свою комнату и вынул три узла из-под старенькой соломенной циновки. Он возвратился на веранду и сел.

После долгого молчания он открыл один узел. Это было женское растение дурмана, которое он отыскал вкупе со мной. Все листья, цветочки и Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава семенные коробки, которые он сложил ранее, были сухими. Он взял длиннющий кусочек корня в форме игрек и вновь завязал узел.

Корень высох и сморщился, и складки коры обширно отставали и топорщились. Он положил корень к для себя на колени, открыл свою кожаную сумку и вытащил ножик. Он держал Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава корень сухой передо мной.

– Эта часть для головы, – произнес он и сделал 1-ый надрез на хвосте игрека, который в перевернутом виде напоминал человека с расставленными ногами.

– Это для сердца, – произнес он и надрезал поблизости соединения игрека. Потом он обрезал концы корня, оставил приблизительно по 7-8 см на каждом отростке Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава. Потом медлительно и терпеливо он вырезал фигурку человека.

Корень был сухой и волокнистый. Для того чтоб вырезать из него, дон Хуан сделал два надреза, он разворошил и уложил волокна на глубину надрезов. Все же, когда он перебежал к деталям, то он придал форму и кистям рук. Окончательным продуктом была вытянутая фигура человека Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава со сложенными на груди руками и кистями рук, сплетенными в замок.

Дон Хуан поднялся и прошел в голубой агаве, которая росла перед домом рядом с верандой. Он взял жесткий шип 1-го из центральных мясистых листьев, нагнул его и повернул 3-4 раза. Радиальное движение практически отделило шип от листа. Он Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава повис. Дон Хуан взял меж зубами и выдернул. Шип вышел из мякоти листа, таща за собой хвост белоснежных нитевидных волокон, сросшихся с древесным шипом длиной около 60 см. Все еще держа шип меж зубами, дон Хуан скрутил волокна совместно меж ладонями и сделал шнур, который он обернул вокруг ног фигуры Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, чтоб свести их вкупе. Он обматывал нижнюю часть фигуры, пока шнур весь не кончился. Потом очень ловко он приделал шип, как копье, к фронтальной части фигуры, под сложенными руками так, что острый конец выступил из сцепленных ладоней. Он вновь использовал зубы и, осторожно потянув, вынул практически весь шип. Он Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава смотрелся, как длинноватое копье, выступающее из груди фигуры. Не смотря больше на фигурку, дон Хуан положил ее в свою кожаную сумку. Казалось, усилия измучили его. Он растянулся на веранде и уснул.

Было уже мрачно, когда я пробудился. Мы поели из запасов, что я привез ему, и еще Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава незначительно посидели на веранде. Потом дон Хуан пошел за дом, взяв с собой три узла. Он порубил ветвей и сухих сучьев и развел костер. Мы комфортно сели перед огнем, и он открыл все свои три узла. Не считая того, в каком были сухие части дамского растения, там был другой, содержащий все Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, что осталось от мужского растения, и 3-ий толстый узел с зеленоватыми свежесрезанными листьями дурмана.

Дон Хуан пошел в свинарник и возвратился с каменной ступкой, очень глубочайшей, похожей быстрее на горшок, с мягко округленным дном. Он сделал маленькое углубление и твердо установил ступку на земле. Он подбросил сучьев Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава в костер, потом взял два узла с сухими частями мужского и дамского растений и все сходу вываливал в ступку. Он встряхнул материю, чтоб убедиться, что все остатки растений свалились в ступку. Из третьего узла он извлек два новых кусочка дурмана.

– Я желаю приготовить их специально тебе, – произнес он.

– Что же это Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава все-таки за изготовления, дон Хуан?

Одна из этих частей происходит от дамского растения, другая – от мужского. Это единственный случай, когда эти два растения должны быть положены совместно. Это части корня с глубины один ярд.

Он растирал их в ступке равномерными ударами пестика. Делая это, он пел Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава тихим голосом, который звучал, как безритменный однообразный рокот. Слов я не мог разобрать. Он был вполне погружен в работу.

Когда корешки были совсем раздроблены, он вытащил из свертка мало листьев дурмана. Они были незапятнанными и свежесрезанными, без единой дырочки либо щербинки, проеденной гусеницами. Он кидал их в ступку по одному. Он Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава взял горсть цветов дурмана и также бросил их в ступку по одному. Я высчитал 14 каждого; потом он достал свежайшие зеленоватые семенные коробки, еще не раскрывшиеся и со всеми своими шипами. Я не мог сосчитать их, потому что он кидал их в ступку все сходу, но я считаю, что их тоже Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава было 14. Он добавил три стебля дурмана без листьев. Они были красными и незапятнанными, и, казалось, принадлежали огромным растениям, судя по их бессчетным ответвлениям.

После того, как все было положено в ступку, он растер все это в кашу равномерными ударами. В определенный момент он наклонил ступку и Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава рукою переложил всю смесь в старенькый горшок.

Он протянул руку мне, и я решил, что он просит ее вытереть. Заместо этого он взял мою левую руку и очень резвым движением поделил средний и безымянный пальцы так обширно, как мог. Потом концом собственного ножика он уколол меня как раз меж пальцами Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава и порезал кожу вниз по безымянному пальцу. Он действовал с таковой легкостью и скоростью, что, когда я отдернул руку, она уже была глубоко порезана и кровь обильно лилась.

Он снова схватил мою руку, положил ее над горшком и помассировал ее, чтоб вылить побольше крови.

Моя рука онемела. Я был Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава в состоянии шока: удивительно прохладный и напряженный, с давящим чувством в груди и в ушах. Я ощутил, что соскальзываю с места, где посиживал. Я падал в обморок.

Он опустил мою руку и перемешал содержимое горшка. Когда я очнулся от шока, я был вправду сердит на него. Мне пригодилось достаточно много времени Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, чтоб придти в себя стопроцентно.

Он положил вокруг костра три камня и расположил на их горшок. Ко всей этой консистенции он добавил что-то, что я принял за большой кусочек столярного клея, и большой ковш воды, потом оставил все это кипеть.

Растения дурмана имеют сами по для Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава себя специфичный запах. В объединении со столярным клеем, который начал издавать огромную вонь, когда смесь закипела, они сделали настолько насыщенные испарения, что я с трудом сдерживал рвоту.

Смесь бурлила длительно, в то время как мы посиживали бездвижно перед ней. Периодически, когда ветер гнал испарения в мою сторону, вонь оплетала меня Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, и я задерживал дыхание, чтоб избежать ее. Дон Хуан открыл свою кожаную сумку и вынул фигурку. Он осторожно передал ее мне и повелел положить в горшок, но не обжечь пальцев. Я отдал ей мягко соскользнуть в кипящую воду. Он вытащил собственный ножик и какую-то секунду я задумывался, что Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава он снова собирается меня резать; заместо этого он концом собственного ножика подтолкнул фигурку и утопил ее.

Он еще некое время следил, как бурлит вода, а потом начал чистить ступку. Я помогал ему. Когда мы окончили, он прислонил ступку и пестик к ограде. Мы вошли в дом, а Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава горшок оставался на камнях всю ночь.

На последующее утро, на рассвете, дон Хуан повелел мне вынуть фигурку из клея и повесить ее на крыше, лицом к востоку, чтоб она сохла на солнце. К полудню она стала жесткой, как проволока. Жара высушила клей, и зеленоватый цвет листьев смешался с ним. Фигура имела Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава стеклянный голубой сияние.

Дон Хуан попросил меня снять фигурку. Потом он вручил мне кожаную сумку, которую он сделал из старенькой кожаной куртки, которую я когда-то привез ему. Сумка смотрелась точно так же, как и его собственная. Единственное различие было в том, что его сумка была из мягенькой Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава желтоватой кожи.

– Положи свое «изображение» в сумку и закрой ее, – произнес он. Он не смотрел на меня и преднамеренно отвернул голову. Когда я упрятал фигурку в сумку, он отдал мне авоську и повелел положить в нее глиняный горшок. Он подошел к моей машине, взял ветку у меня из рук и Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава прикрепил ее к машине в висящем положении.

– Пойдем со мной, – произнес он.

Я последовал за ним. Он обошел вокруг дома, сделав полный оборот. Он постоял у веранды и снова обошел дом, сейчас в оборотную сторону, против часовой стрелки, и опять возвратился на веранду. Некое время он стоял Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава бездвижно и потом сел.

Я уже привык веровать, что все, что он делает, имеет значение. Я гадал о том, какое имеет значение кружение вокруг дома, когда он произнес:

– Хей! Я запамятовал, куда я ее поставил.

Я спросил его, что он отыскивает. Он произнес, что запамятовал, куда положил саженец, который я должен Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава пересадить. Мы снова обошли вокруг дома, до того как он вспомнил, куда он положил саженец. Он показал мне небольшую стеклянную кружку на дощечке, прибитой под крышей. В кружке была 2-ая половина порции корня дурмана. Саженец пустил отростки листьев на собственном верхнем конце. В кружке было мало воды, но земли не Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава было.

– Почему там совершенно не положено земли? – спросил я.

– Не все земли схожи, а «трава дьявола» должна знать только ту землю, на которой она будет расти. А на данный момент время возвратить ее земле до этого, чем ее успеют попортить гусеницы.

– Может, посадим ее тут перед домом? – спросил я Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава.

– Нет, нет! Не здесь вблизи. Она должна быть возвращена на то место, которое для тебя нравится.

Но где же я смогу отыскать место, которое мне нравится?

– Я этого не знаю. Ты можешь высадить ее везде, где захочешь. Но за ней нужно глядеть и ухаживать, так как Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава она должна жить, чтоб ты имел ту силу, в какой ты нуждаешься. Если она погибнет, то это будет значить, что она тебя не желает, и ты не должен ее больше тревожить. Это означает, что ты не будешь иметь над ней власти. Потому ты должен ухаживать за ней и глядеть за Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава ней, чтоб она росла. Но ты не должен ей надоедать.

– Почему?

– Так как, если она не захотит расти, то никчемно с ней делать что-либо. Но с другой стороны, ты должен обосновать, что ты заботишься о ней. Это следует делать часто, пока не появятся семечки. После того, как 1-ые семечки опадут Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, мы будем убеждены, что она желает тебя.

– Но, дон Хуан, это нереально для меня, глядеть за корнем так, как ты хочешь.

– Если ты хочешь силы, то для тебя придется это сделать. Другого выхода нет.

– Может быть, ты посмотришь за ней, пока я отсутствую, дон Хуан?

– Нет! Нет! Я Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава не могу этого сделать. Каждый должен сам растить собственный корень. У меня есть собственный. Сейчас ты обязан иметь собственный. И не ранее, чем он даст семечки, можешь себя считать готовым к учению.

– Как ты думаешь, где я смогу высадить ее?

– Это уж для тебя одному решать. Никто Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава не должен знать это место, даже я. Только так можно делать посадку. Никто, совсем никто не должен знать, где ты его посадишь. Если незнакомец пойдет за тобой и увидит тебя, бери росток и беги на другое место. Он может причинить для тебя немыслимый вред, манипулируя ростком. Он может покалечить Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава либо уничтожить тебя. Вот почему даже я не должен знать, где находится твое растение.

Он вручил мне кружку с ростком.

– Бери его сейчас.

Я взял кружку, и позже он практически потащил меня к машине.

– Сейчас для тебя нужно уезжать. Поезжай и избери место, где ты посадишь росток. Выкопай глубокую Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава яму в почве, недалеко от воды. Помни, что она должна быть недалеко от воды, чтоб расти. Копай яму только руками, пусть хоть до крови их раздерешь. Расположи росток в центр ямы и сделай вокруг него пирамидку. Потом полей его водой. Когда вода впитается, осыпь яму мягенькой землей. Последующее избери Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава место в 2-ух шагах от ростка в юго-восточном направлении. Выкопай там вторую глубокую яму, также руками и вылей в нее все, что есть в горшке. Потом разбей горшок и глубоко зарой его в другом месте, далековато от собственного ростка. Похоронив горшок, возвращайся к собственному ростку и снова полей его. Потом вытащи Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава свое изображение и, держа его меж пальцами там, где у тебя свежайшая рана и стоя на том месте, где ты похоронил клей, немного тронь росток острой иглой фигуры. Четыре раза обойди росток, всякий раз останавливаясь на том месте, чтоб коснуться головы.

– Следует ли мне придерживаться какого-то Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава определенного направления?

– Хоть какой направление годится. Но ты должен всегда держать в голове, в каком направлении ты зарыл клей и в каком направлении ты пошел вокруг ростка. Касайся ростка острием немного всякий раз, не считая последнего, когда ты должен уколоть его глубоко. Но делай это осторожно. Встань на Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава колени, чтоб рука не дрогнула, так как ты должен не сломать острие и не бросить его в ростке. Если ты сломаешь острие – с тобой покончено. Корень для тебя не годится.

– Нужно ли мне гласить какие-нибудь слова, когда буду ходить вокруг ростка?

– Нет. Я сделаю это за тебя.

27 января 1962 года.

Этим Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава днем, как я вошел в его дом, дон Хуан произнес мне, что он собирается показать мне, как готовить курительную смесь.

Мы пошли в бугры и далековато углубились в один из каньонов. Он тормознул около высочайшего узкого кустика, чей цвет приметно контрастировал с окружающей растительностью. Чапараль вокруг кустика был желтым Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава, тогда как кустик был ярко-зеленым.

– С этого деревца ты должен собрать листья и цветочки, – произнес он, – время необходимое для этого: денек всех душ.

Он вытащил ножик и срезал конец узкой ветки. Он избрал другую схожую же веточку и тоже срезал у нее вершину. Он повторил это Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава действие, пока у него в руках не оказалась горсть верхушек тонких веточек. Потом он сел на землю.

– Смотри сюда, – произнес он, – я срезал все эти ветки выше развилки, сделанной 2-мя либо более стволами с листьями. Видишь? Все они схожи. Я использовал только вершину каждой ветки, где листья свежайшие и нежные. Сейчас нам Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава нужно отыскать тенистое место.

Мы шли, пока он не отыскал то, что находил. Он вынул узкий длиннющий шнурок из собственного кармашка и привязал его к стволу и нижним веткам 2-ух кустов, сделав наподобие бельевой веревки, на которую повесил веточки, срезами ввысь. Он расположил их повдоль шнурка Часть вторая: Приложения к первой книге 4 глава умеренно: подвешенные за развилки меж листьями и стеблем, они напоминали длиннющий ряд всадников в зеленоватой одежке.


chast-tretya-per-bul-planeta-obezyan.html
chast-tretya-poryadok-rassmotreniya-voprosov-otnesennih-konstituciej-rossijskoj-federacii-k-vedeniyu-soveta-federacii.html
chast-tretya-psihicheskie-processi-i-ih-mozgovaya-organizaciya.html