Часть вторая. Следователь 4 глава

— Да не били меня в участке! Откуда ты это взяла? И вообщем у нас в милиции никого не лупят, это для тебя не Швеция.

Сельма присвистнула.

— Ну-ну, — произнесла она саркастически. — Означает, мне померещилось.

Она засунула окурок в пепельницу, закурила новейшую сигарету, поднялась и, как-то весело пританцовывая, прошлась по Часть вторая. Следователь 4 глава комнате.

— А кто здесь до тебя жил? — спросила она, останавливаясь перед не малым округлым портретом некий сиреневой дамы с болонкой на коленях.

— У меня, к примеру, очевидный сексапильный маньяк. По углам — порнуха, на стенках — использованные презервативы, а в шкафу — целая коллекция дамских подвязок. Даже не усвоишь, или он фетишист, или Часть вторая. Следователь 4 глава лизунчик.

— Врешь, — произнес Андрей, обмирая. — Врешь ты все, Сельма Нагель.

— Для чего это мне лгать? — опешила Сельма. — А кто жил? Не знаешь?

— Мэр! Мэр сегодняшний там жил, понятно?

— А, — произнесла Сельма флегмантично. — Понятно.

— Что — понятно? — произнес Андрей. — Что это для тебя понятно?! — воскликнул он, накаляясь. — Что ты Часть вторая. Следователь 4 глава вообщем можешь тут осознавать?! — Он замолчал. Об этом нельзя было гласить. Это было надо пережить в себе.

— Лет ему, наверняка, под 50, — с видом знатока объявила Сельма. — Старость на носу, бесится человек. Климакс! — Она усмехнулась и опять уставилась на портрет с болонкой.

Пришло молчание. Андрей, стиснув зубы, переживал за мэра. Мэр Часть вторая. Следователь 4 глава был большой, презентабельный, с необыкновенно располагающим лицом, сплошь великодушно седоватый. Он отлично гласил на собраниях городского актива — о воздержании, о силе духа, о внутреннем заряде стойкости и морали. А когда они встречались на лестничной площадке, он непременно протягивал для пожатия огромную теплую сухую руку и с постоянной вежливостью Часть вторая. Следователь 4 глава и предупредительностью осведомлялся, не мешает ли Андрею ночами стук его, мэра, пишущей машинки…

— Не верует! — произнесла вдруг Сельма. Она, оказывается, больше не смотрела на портрет, она с каким-то сердитым любопытством рассматривала Андрея. — Не веришь, не нужно. Мне вот только все это отмывать тошно. Нельзя здесь кого-нибудь нанять, что Часть вторая. Следователь 4 глава ли?

— Нанять… — глупо повторил Андрей. — Фиг для тебя! — произнес он злорадно. Сама отмоешь. Здесь белоручкам делать нечего.

Некое время они молчком рассматривали друг дружку с обоюдной неприязнью. Позже Сельма пробормотала, отведя глаза:

— Черт меня сюда принес! Что мне здесь делать?

— Ничего такого особенного, — произнес Андрей. Он пересилил свою неприязнь Часть вторая. Следователь 4 глава. Человеку было надо посодействовать. Он уже навидался здесь новичков. Всяких. — Что все, то и ты. Пойдешь на биржу, заполнишь книгу, бросишь в приемник… Там у нас установлена распределяющая машина. Ты кем была на том свете?

— Фокстейлером, — произнесла Сельма.

— Кем?

— Ну, как для тебя разъяснить… Раз-два, ножки поврозь…

Андрей Часть вторая. Следователь 4 глава снова обмер. Лжет, пронеслось у него в голове. Все ведь брешет, девка. Кретина из меня делает.

— И отлично зарабатывала? — насмешливо спросил он.

— Дурачина, — произнесла она практически нежно. — Это не для средств. Просто любопытно. Скукотища же…

— Как так? — спросил Андрей горестно. — Куда же твои предки смотрели? Ты же юная, для Часть вторая. Следователь 4 глава тебя бы обучаться и обучаться…

— Для чего? — спросила Сельма.

— Как — для чего? В люди вышла бы… Инженером бы стала, учителем… Могла бы вступить в компартию, боролась бы за социализм…

— Боже мой, боже мой… — осипло шепнула Сельма, как подрубленная свалилась в кресло и уронила лицо в ладошки. Андрей ужаснулся, но в то Часть вторая. Следователь 4 глава же время ощутил и гордость, и страшенную свою ответственность.

— Ну что ты, что ты… — произнес он, неудобно придвигаясь к ней. — Что было, то было. Все. Не расстраивайся. Может быть, и отлично, что все так вышло: тут ты все наверстаешь. У меня много друзей, все — истинные люди Часть вторая. Следователь 4 глава… — Он вспомнил Изю и сморщился. — Поможем. Совместно будем драться. Тут ведь дела до черта! Кавардака много, неразберихи, просто дряни — каждый добросовестный человек на счету. Ты представить для себя не можешь, сколько сюда всякого барахла набежало. Не спрашиваешь его, естественно, но время от времени так и тянет спросить: ну чего Часть вторая. Следователь 4 глава тебя сюда принесло, на кой ляд ты тут кому нужен?

Он совершенно было уже отважился по-дружески, даже по братски, потрепать Сельму по плечу, но здесь она спросила, не отрывая ладоней от лица:

— Означает, не все тут такие?

— Какие?

— Как ты. Кретины.

— Ну знаешь!

Андрей соскочил со стола и пошел кругами по Часть вторая. Следователь 4 глава комнате. Ведь вот буржуйка. Шлюха, а туда же. Любопытно ей, как видите… Вобщем, прямолинейность Сельмы ему даже импонировала. Прямолинейность всегда хороша. Лицом к лицу, через баррикаду. Это не то, что Изя, скажем: ни нашим ни вашим — скользкий, как червь, и всюду просочится…

Сельма хихикнула у него за спиной.

— Ну Часть вторая. Следователь 4 глава чего забегал? — произнесла она. — Я же не повинна, что ты таковой идиотик. Ну, извини.

Не давая для себя оттаять, Андрей решительно рубанул ладонью воздух.

— Вот что, — произнес он. — Ты, Сельма, очень запущенный человек, и отмывать тебя придется длительно. И ты не воображай, пожалуйста, что я обиделся лично Часть вторая. Следователь 4 глава на тебя. Это с теми, кто тебя до такового довел, у меня да — личные счеты. А с тобой — никаких. Ты тут — означает, ты наш товарищ. Будешь работать отлично — будем неплохими друзьями. А работать отлично — придется. Тут у нас, знаешь, как в армии: не умеешь — научим, не хочешь — заставим! — Ему очень нравилось Часть вторая. Следователь 4 глава, как он гласит — так и вспоминались выступления Леши Балдаева, комсомольского вожака факультета. Здесь он нашел, что Сельма, в конце концов, отняла ладошки от лица и глядит на него с испуганным любопытством. Он ободряюще подмигнул ей. — Да-да, заставим, как ты задумывалась? У нас, бывало, на стройку уж такие Часть вторая. Следователь 4 глава сачки приезжали — сначала только и норовили в ларек да в лесок. И ничего. Как миленькие. Труд, знаешь, даже мортышку очеловечивает…

— А тут у вас всегда мортышки по улицам бродят? — спросила Сельма.

— Нет, — произнес Андрей, помрачнев. — Только с нынешнего денька. В честь твоего прибытия.

— Очеловечивать их будете? — вкрадчиво осведомилась Часть вторая. Следователь 4 глава Сельма.

Андрей через силу ухмыльнулся.

— Это уж как придется, — произнес он. — Может быть, вправду придется очеловечивать. Опыт есть Опыт.

При всей глумливой сумасбродности идея эта показалась ему не лишенной какого-то оптимального зерна. Нужно будет вечерком этот вопрос поднять, мелькнуло у него в голове. Но здесь же у него Часть вторая. Следователь 4 глава появилась и другая идея.

— Ты что вечерком собираешься делать? — спросил он.

— Не знаю. Как придется. А что тут у вас делают?

Раздался стук в дверь. Андрей поглядел на часы. Было уже семь, сборище начиналось.

— Сейчас ты — у меня, — произнес он Сельме решительно. С этим разболтанным существом действовать можно было Часть вторая. Следователь 4 глава только решительно. — Веселья особого не обещаю, но с увлекательными людьми познакомишься. Идет?

Сельма пожала плечиком и стала оправлять волосы. Андрей пошел открывать. В дверь стучали уже каблуком. Это был Изя Кацман.

— У тебя что — дама? — спросил он прямо с порога. — Когда ты, в конце концов, звонок поставишь?

Как обычно, в 1-ые Часть вторая. Следователь 4 глава минутки возникновения на сборище Изя был аккуратненько причесан, при крахмальном воротничке и при сверкающих манжетах. Узенький отглаженный галстук с высочайшей точностью размещался на полосы нос — пупок. Но все равно, Андрей предпочел бы на данный момент узреть Дональда либо Кэнси.

— Входи, входи, трепло, — произнес он. — Что это с тобой Часть вторая. Следователь 4 глава сейчас — ранее всех заявился?

— А я знал, что у тебя дама, — ответствовал Изя, потирая руки и хихикая, — и поторопился посмотреть.

Они вошли в столовую, и Изя большими шажками устремился к Сельме.

— Изя Кацман, — представился он бархатным голосом. — Мусорщик.

— Сельма Нагель, — лениво отозвалась Сельма, протягивая руку. — Шлюха.

Изя даже закряхтел от Часть вторая. Следователь 4 глава удовольствия и заботливо поцеловал протянутую руку.

— Меж иным! — произнес он, делая поворот к Андрею и опять к Сельме. — Вы слыхали? Совет районных уполномоченных рассматривает проект решения, — он поднял палец и повысил глас, — «Об упорядочении положения, создавшегося в связи с наличием в городской черте огромных скоплений собакоголовых обезьян»… Уф! Предлагается Часть вторая. Следователь 4 глава всех обезьян зарегистрировать, снабдить металлическими ошейниками и бляхами с своими именами, а потом приписать к учреждениям и личным лицам, которые впредь и будут за их несут ответственность! — Он захихикал, захрюкал и с протяжными тоненькими стонами принялся лупить кулаком правой руки в раскрытую ладонь левой. — Грандиозно! Все дела заброшены Часть вторая. Следователь 4 глава, на всех заводах срочно изготовляют ошейники и бляхи. Государь мэр лично берет под свою опеку 3-х половозрелых павианов и призывает население следовать его примеру. Ты возьмешь для себя павианиху, Андрей? Сельма будет против, но таково требование Опыта! Как понятно, Опыт есть Опыт. Надеюсь, вы не сомневаетесь, Сельма, что Опыт Часть вторая. Следователь 4 глава есть конкретно Опыт — не экскремент, не экспонент, не перманент, а конкретно Опыт?…

Андрей произнес, с трудом прорвавшись через бульканье и стоны:

— Ну пошел, пошел трепаться!…

Этого он больше всего боялся. На свежайшего человека таковой вот нигилизм и наплевизм был должен создавать самое разрушительное действие. Естественно, куда как интригующе Часть вторая. Следователь 4 глава бродить вот так из дома в дом, хихикать и оплевывать все вправо и влево, заместо того, чтоб, стиснув зубы…

Изя закончил хихикать и возбужденно прошелся по комнате.

— Может быть, это и трепотня, — произнес он. — Может быть. Но ты, Андрей, как обычно ни черта не понимаешь в психологии управления. В чем, по Часть вторая. Следователь 4 глава твоему, предназначение управления?

— Управлять! — произнес Андрей, принимая вызов. — Управлять, а не трепаться, меж иным, и не болтать. Координировать деяния людей и организаций…

— Стоп! Координировать деяния — с какой целью? Что является конечной целью этого координирования?

Андрей пожал плечами.

— Это тривиально. Всеобщее благо, порядок, создание хороших критерий для движения Часть вторая. Следователь 4 глава вперед…

— О! — Изя снова вскинул палец. Рот его приоткрылся, глаза выкатились. — О! — повторил он и опять замолчал. Сельма смотрела на него с восхищением. — Порядок! — назначил Изя. — Порядок! — глаза его выкатились еще более. — А сейчас представь, что во вверенном для тебя городке возникают бессчетные стада павианов. Прогнать ты их не Часть вторая. Следователь 4 глава можешь — кишка тонка. Подкармливать их централизованно ты тоже не можешь — не хватает жратвы, резервов. Павианы попрошайничают на улицах — возмутительный кавардак: у нас нет и не может быть побирушек! Павианы гадят, за собой не убирают, и никто за ними убирать не хочет. Какой отсюда навязывается вывод?

— Ну, уж во всяком случае, не Часть вторая. Следователь 4 глава ошейники надевать, — произнес Андрей.

— Верно! — произнес Изя с одобрением. — Естественно, не ошейники надевать. 1-ый же напрашивающийся деловой вывод: скрыть существование павианов. Сделать вид, что их совсем нету. Но это, к огорчению, тоже нереально. Их очень много, а правление у нас еще пока до омерзения демократическое. И Часть вторая. Следователь 4 глава вот здесь возникает блестящая в собственной просторе мысль: упорядочить присутствие павианов! Хаос, бесчинство узаконить и сделать таким макаром элементом стройного порядка, присущего правлению нашего хорошего мэра! Заместо нищенствующих и хулиганящих стад и шаек — милые домашние питомцы. Мы же все любим животных. Царица Виктория обожала животных. Дарвин обожал животных. Даже Часть вторая. Следователь 4 глава Берия, молвят, обожал неких животных, не говоря уже о Гитлере…

— Наш повелитель Густав тоже любит животных, — воткнула Сельма. — У него — кошки.

— Отлично! — воскрикнул Изя, ударяя кулаком в ладонь. — У короля Густава — кошки, а у Андрея Воронина — индивидуальный павиан. А если он очень любит животных, то даже два павиана…

Андрей плюнул и Часть вторая. Следователь 4 глава отправился на кухню проверить припасы. Пока он копался в шкафчиках, разворачивая и осторожно нюхая какие-то запыленные пакеты с черствыми потемневшими остатками, глас Изи в столовой безпрерывно гудел, и слышался гулкий хохот Сельмы, также неминуемое хрюканье и бульканье самого Изи.

Жрать было нечего: куль картошки, начавшей уже прорастать, непонятная банка Часть вторая. Следователь 4 глава с кильками и совсем каменной смеси буханка хлеба. Тогда Андрей залез в ящик кухонного стола и перечел наличность. Наличности было — как раз до получки и при условии, что он будет соблюдать экономию и не приглашать гостей, а напротив, похаживать в гости. В гроб они меня загонят, поразмыслил Часть вторая. Следователь 4 глава Андрей темно. К черту, хватит. Всех выпотрошу. Что я им — кухмистерская, что ли? Павианы!

Здесь в дверь опять постучали, и Андрей, устрашающе ухмыляясь, отправился открывать. Мимоходом он отметил, что Сельма посиживает на столе, подсунув под себя ладошки, накрашенный рот — до ушей, сучка и сучка, а Изя разглагольствует перед нею, размахивая Часть вторая. Следователь 4 глава павианьими лапами, и уже никакого лоска в нем нет: узел галстука под правым ухом, волосы стоймя, а манжеты — сероватые.

Оказалось, что прибыли экс-унтер-офицер вермахта Фриц Гейгер с личным дружком — рядовым такого же вермахта Отто Фрижей.

— Явились? — приветствовал их Андрей со наизловещей ухмылкой.

Фриц немедля воспринял это Часть вторая. Следователь 4 глава приветствие как выпад против плюсы германского унтер-офицера и окаменел лицом, а Отто, человек мягенький и неопределенных духовных очертаний, только щелкнул каблуками и искательно улыбнулся.

— Что за тон? — холодно осведомился Фриц. — Может быть, нам уйти?

— Ты жрать принес чего-нибудть? — спросил Андрей.

Фриц сделал широкомысленное движение нижней челюстью.

— Жрать? — переспросил он Часть вторая. Следователь 4 глава… — М-м, как для тебя сказать… — и он вопросительно поглядел на Отто. Отто на данный момент же, застенчиво улыбаясь, вынул из кармашка галифе плоскую бутылку и протянул ее Андрею. Как пропуск — этикеткой наружу.

— Ну, это хорошо… — смягчаясь произнес Андрей и взял бутылку. — Но учтите, ребята, жрать Часть вторая. Следователь 4 глава полностью нечего. Может быть, у вас средства есть хотя бы?

— Может быть, ты нас все-же впустишь в дом? — осведомился Фриц. Голова его была немного повернута ухом вперед: он прислушивался к взрывам дамского хохота в столовой.

Андрей впустил их в прихожую и произнес:

— Средства. Средства на бочку!

— Даже тут нам не удается Часть вторая. Следователь 4 глава избежать репараций, Отто, — произнес Фриц, раскрывая портмоне. — На! — он засунул Андрею несколько бумажек. — Дай Отто какую-нибудь кошелку и скажи, что приобрести — он сбегает.

— Погоди, не так стремительно, — произнес Андрей и повел их в столовую. Пока щелкали каблуки, склонялись прилизанные прически и гремели солдатские комплименты, Андрей оттащил Часть вторая. Следователь 4 глава Изю в сторону и, не давая ему опамятоваться, обыскал все его кармашки, чего Изя, вобщем, кажется, и не увидел, — он только вяло отбивался и все рвался окончить начатый смешной рассказ. Забравши все, что удалось найти, Андрей отошел и перечел репарации. Выходило не так, чтоб уж сильно много, да и много Часть вторая. Следователь 4 глава. Он осмотрелся. Сельма по прежнему посиживала на столе и болтала ногами. Меланхолия ее пропала, она была весела. Фриц закуривал ей сигаретку, Изя, давясь и повизгивая, готовил новый смешной рассказ, а Отто, красноватый от напряженности и неуверенности в собственных манерах, приметно шевелил большенными ушами, торча среди комнаты по стойке Часть вторая. Следователь 4 глава смирно.

Андрей изловил его за рукав и потащил на кухню, приговаривая: «Без тебя, без тебя обойдутся…» Отто не возражал, он был даже, кажется, доволен. Очутившись на кухне, он сходу принялся действовать. Отобрав у Андрея корзину для овощей, вытряхнул из нее мусор в ведро (чего Андрей никогда не додумался Часть вторая. Следователь 4 глава бы сделать), стремительно и аккуратненько выстелил днище старенькыми газетами, одномоментно отыскал кошелку, которую Андрей растерял еще в прошедшем месяце, со словами: «Может, томатный соус попадется…» уложил в кошелку банку из-под компота, за ранее сполоснув ее, засунул туда же несколько сложенных газет про припас («Вдруг у их тары не Часть вторая. Следователь 4 глава будет…»), так что вся деятельность Андрея свелась к перекладыванию средств из кармашка в кармашек, нетерпеливому переступанию с ноги на ногу и заунывному: «Да хорошо для тебя… Да будет… Ну, пошли, что ли…»

— А ты тоже пойдешь? — благоговейно опешил Отто, окончив сборы.

— Да, а что?

— Да я и сам могу Часть вторая. Следователь 4 глава, — произнес Отто.

— Ну, сам, сам… Вдвоем резвее. Ты встанешь к прилавку, я — в кассу…

— Это правильно, — произнес Отто. — Да. Естественно.

Они вышли через темный ход и спустились по темной лестнице. По дороге спугнули павиана — бедолага бомбой вылетел в окно, так что они даже испугались за его жизнь, но оказалось — ничего Часть вторая. Следователь 4 глава, висит на пожарной лестнице и оскаливает зубы.

— Объедков бы ему дать, — произнес Андрей вдумчиво. — У меня там объедков для целого стада…

— Сходить? — с готовностью предложил Отто.

Андрей только поглядел на него, и сказавши: «Вольно!», пошел далее. На лестнице уже пованивало. Вообще-то тут и ранее всегда пованивало, но сейчас появился некоторый Часть вторая. Следователь 4 глава новый душок, и, спустившись просветом ниже, они нашли источник, и не один.

— Да, прибавится Вану работенки, — произнес Андрей. — Не дай боже сейчас в дворники попасть. Ты кем на данный момент работаешь?

— Товарищем министра, — невесело ответствовал Отто. — 3-ий денек уже.

— Какого министра? — поинтересовался Андрей.

— Этого… проф обучения Часть вторая. Следователь 4 глава.

— Тяжело?

— Ничего не понимаю, — тоскливо произнес Отто. — Бумаг сильно много, приказы, докладные записки… сметы, бюджет… И никто у нас там ничего не осознает. Все бегают, друг у друга спрашивают… Подожди, ты куда?

— В магазин.

— Нет. Пойдем к Гофштаттеру. У него и дешевле, и германец, все-же…

Пошли к Гофштаттеру. Гофштаттер держал на Часть вторая. Следователь 4 глава углу Главной и Староперсидского некоторую помесь зеленной с бакалейной. Андрей бывал тут несколько раз и всякий раз уходил не солоно хлебавши: товаров у Гофштаттера было не достаточно и он сам выбирал для себя покупателей.

Магазин был пуст, на полках стройными рядами тянулись схожие емкости с розовым хреном. Андрей вошел Часть вторая. Следователь 4 глава первым, и Гофштаттер, поднявши от кассы одутловатое бледное лицо, на данный момент же произнес: «Закрываю». Но здесь подоспел Отто, зацепившийся корзиной за дверную ручку, и одутловатое бледное лицо расплылось в ухмылке. Закрытие лавки было, конечно, отложено. Отто и Гофштаттер удалились в недра заведения, где на данный момент же Часть вторая. Следователь 4 глава зашуршали и заскрипели передвигаемые ящики, затарахтела ссыпаемая картошка, звякнуло заполненное стекло, зазвучали приглушенные голоса…

Андрей от нечего делать озирался. Да, личная торговлишка государя Гофштаттера представляла собой жалкое зрелище. И весы, естественно, не прошли соответственного контроля, и с санитарией непринципиально. Вобщем, это меня не касается, помыслил Андрей. Когда Часть вторая. Следователь 4 глава все будет устроено, как следует, эти гофштаттеры просто вылетят в трубу. Да они, можно сказать, и на данный момент уже вылетели. Во всяком случае, любого-каждого он уже не способен обслуживать. Ишь, замаскировался, хрена всюду понаставил. Нужно бы на него Кэнси напустить — развел здесь темный рынок, националист паршивый. «Только для немцев Часть вторая. Следователь 4 глава»…

Отто выглянул из недр и шепотом произнес: «Деньги, быстренько!» Андрей торопливо передал ему ком смятых бумажек. Отто более торопливо отслюнил несколько штук, остальное возвратил Андрею и опять пропал в недрах. Через минутку он опять появился за прилавком с руками, оттянутыми полной кошелкой и полной плетенкой. Сзади него Часть вторая. Следователь 4 глава замаячила лунообразная физиономия Гофштаттера. Отто обливался позже и не переставал улыбаться, а Гофштаттер благодушно приговаривал: «Заходите, входите, юные люди, всегда вам рад, всегда рад настоящим германцам… А государю Гейгеру особый привет… На последующей неделе мне обещали подвезти малость свинины. Скажите государю Гейгеру, я ему оставлю килограмма три…» — «Так точно, государь Гофштаттер Часть вторая. Следователь 4 глава, — отзывался Отто. — Все будет передано в точности, не волнуйтесь, государь Гофштаттер… И не забудьте, пожалуйста, передать большой привет Эльзе — от нас и, в особенности, от государя Гейгера…» Они гудели все это дуэтом до самого порога лавки, где Андрей отобрал у Отто тяжеленную кошелку, битком набитую ядреной незапятанной Часть вторая. Следователь 4 глава морковью, крепкой свеклой и сладким луком, из под которых торчало залитое сургучом горлышко бутылки и поверх которых бурно выпирал наружу всякий там порей, укроп и иная петрушка.

Когда они свернули за угол, Отто поставил корзину на тротуар, вынул большой клетчатый платок и, задыхаясь, принялся обтирать лицо, приговаривая:

— Подожди… Передохнуть нужно… Ф-фу Часть вторая. Следователь 4 глава…

Андрей закурил сигарету и протянул пачку Отто.

— Где такую морковочку брали? — осведомилась, проходя мимо, дама в кожаном мужском платьице.

— Все, все, — поспешно произнес ей Отто. — Последнюю взяли. Там уже закрыто… Черт, умаял меня лысый бес… — сказал он Андрею. — Чего я ему там плел! Оторвет мне Фриц Часть вторая. Следователь 4 глава башку, когда выяснит… Да я и не помню уже, что я там плел…

Андрей ничего не осознавал, и Отто кратко растолковал ему ситуацию.

Государь Гофштаттер, зеленщик из Эрфруфта, всю жизнь был преисполнен надежд, и всю жизнь ему не везло. Когда в 30 втором году некий еврей пустил его по миру, открыв напротив большой Часть вторая. Следователь 4 глава современный зеленной магазин, Гофштаттер понял себя настоящим германцем и вступил в штурмовой отряд. В штурмовом отряде он было сделал карьеру и в 30 четвертом году уже своими руками лупил упомянутого еврея по роже и совершенно было подобрался к его предприятию, но здесь грянуло разоблачение Рема, и Гофштаттера Часть вторая. Следователь 4 глава вычистили. А он к тому времени был уже женат, и уже подрастала у него прелестная светловолосая Эльза. Пару лет он кое-как перебивался, позже его взяли в армию, и он начал было завоевание Европы, но под Дюнкерком попал под бомбы своей авиации и получил в легкие здоровый осколок, так что Часть вторая. Следователь 4 глава заместо Парижа оказался в военном лазарете в Дрездене, где провалялся до 40 4-ого и совершенно было уже выписался, когда совершился известный налет союзных армад, уничтоживший Дрезден в одну ночь. От пережитого кошмара у него выпали все волосы, и он чуть-чуть тронулся, по его же своим рассказам. Так что Часть вторая. Следователь 4 глава попав опять в родной Эрфруфт, он просидел в подвале собственного домика самое что ни на есть горячее время, когда еще можно было удрать на Запад. Когда же он отважился, в конце концов, выйти на свет божий, все было уже кончено. Зеленную лавку ему, правда, разрешили, но ни о каком расширении Часть вторая. Следователь 4 глава дела не могло быть и речи. В 40 шестом у него погибла супруга, и он в помрачении рассудка поддался на уговоры Наставника и, плохо понимая, что он, фактически, выбирает, переселился с дочерью сюда. Тут он незначительно отошел, хотя до сего времени, кажется, подозревает, что попал в большой спец концлагерь кое Часть вторая. Следователь 4 глава-где в Средней Азии, куда сослали всех германцев из Восточной Германии. С черепушкой у него так и не восстановилось совсем. Он любит настоящих германцев, уверен, что у него на их особый нюх, смертельно опасается китайцев, арабов и негров, присутствия которых тут не соображает и разъяснить не может, но более всего он Часть вторая. Следователь 4 глава почитает и уважает государя Гейгера. Дело в том, что во время 1-го из первых собственных визитов к Гофштаттеру блестящий Фриц, пока Отто заполнял кошелки, коротко, по военному, приволокнулся за белокурой Эльзой, осатаневшей без перспектив на солидное замужество. И с того времени в душе безумного лысого Гофштаттера Часть вторая. Следователь 4 глава зародилась слепящая надежда, что этот прекрасный ариец, опора фюрера и гроза евреев, выведет в конце концов злосчастное семейство Гофштаттеров из бурно кипящих вод в тихую гавань.

— …Фрицу что? — сетовал Отто, ежеминутно меняя руки, отмотанные корзиной. — Он у Гофштаттеров бывает раз, ну два за месяц, когда у нас жрать нечего — пощупает Часть вторая. Следователь 4 глава эту дурочку, и делов то… А я сюда каждую неделю хожу, и по дважды, и по трижды в неделю… Ведь Гофштаттер-то дурак-дурак, а человек деловой, знаешь, какие он связи завязал с фермерами — продукты у него 1-ый сорт и дешево… Изоврался я совсем! Нескончаемую привязанность Фрица к Эльзе я ему Часть вторая. Следователь 4 глава обеспечь. Неумолимый конец интернационального еврейства я ему обеспечь. Неуклонное движение войск величавого рейха к этой зеленной лавке я ему обеспечь… Я уже сам запутался, и его, по моему, до полного уж сумасшествия довел. Совестно все же: безумного старика до полного сумасшествия довожу. Сейчас он спрашивает меня: что, дескать, эти Часть вторая. Следователь 4 глава павианы должны означать? А я, не подумавши, ляпнул: десант, говорю, арийская, говорю, хитрость. Так ты не поверишь — он меня обнял и присосался что к твоей бутылке…

— А Эльза что? — с любопытством спросил Андрей. — Она-то ведь не безумная?

Отто залился пунцовым румянцем и зашевелил ушами.

— Эльза… — он Часть вторая. Следователь 4 глава откашлялся. — Тоже работаю, как лошадка. Ей-то ведь все равно: Фриц, Отто, Иван, Абрам… 30 лет девке, а Гофштаттер к ней подпускает только Фрица да меня.

— Ну и сволочи же вы с Фрицем, — произнес Андрей от всей души.

— Далее некуда! — согласился Отто грустно. — И ведь что самое ужасное: совсем Часть вторая. Следователь 4 глава я не представляю, как мы из этой истории выпутаемся. Слабенький я, бесхарактерный.

Они замолчали, и до самого дома Отто только пыхтел, меняя руки над корзиной. Подниматься наверх он не стал.

— Ты это отнеси и поставь воду в большой кастрюле, — произнес он. — А мне давай средства, я смотаюсь в магазин Часть вторая. Следователь 4 глава, может, консервов каких-нибудь достану. — Он помаялся, отводя глаза. — И ты, это… Фрицу… не нужно. А то он из меня душу вытрясет. Фриц, он знаешь какой, — любит, чтоб все было шито-крыто. Ну и кто не любит?

Они расстались, и Андрей попер плетенку и кошелку по темной лестнице. Корзина была Часть вторая. Следователь 4 глава такая тяжеленная, как будто нагрузил ее Гофштаттер металлическими ядрами. Да, брат, задумывался Андрей с ожесточением. Какой уж здесь Опыт, если такие дела делаются. Много ты с этим Отто, с этим Фрицем наэкспериментируешь. Нужно же, суки какие — ни чести, ни совести. А откуда? — поразмыслил он с горечью. Вермахт. Гитлерюгенд. Шваль. Нет, я Часть вторая. Следователь 4 глава с Фрицем поговорю! Этого так оставлять нельзя — морально же сгнивает человек на очах. А человек из него получиться может! Должен! В конце концов, он мне тогда, можно сказать, жизнь выручил. Ткнули бы мне перышко под лопатку — и баста. Все обгадились, все лапки наверх, один Фриц… Нет, это человек! За Часть вторая. Следователь 4 глава него драться нужно…

Он поскользнулся на следах павианьей деятельности, выматерился и стал глядеть под ноги.

Чуть очутившись на кухне, он сообразил, что в квартире все поменялось. В столовой гундел и сипел патефон. Слышался гул посуды. Шаркали ноги танцующих. И покрывая все эти звуки, раскатывался знакомый басистый Часть вторая. Следователь 4 глава глас Юрия свет-Константиновича: «Ты, браток, насчет экономии всякой и социологии — не надо. Обойдемся. А вот свобода, браток, это другой разговор. За свободу и хребет поломать можно…»

На газовой плите уже лупила ключом вода в большой кастрюле, на кухонном столе лежал готовый, поновой отточенный ножик, и упоительно пахло жареным мясом из Часть вторая. Следователь 4 глава духовки. В углу кухни стояли, оперевшись друг на друга, два тучных рогожных мешка, а сверху на их — промасленный, прожженный ватник, знакомый кнут и какая-то сбруя. Знакомый пулемет стоял здесь же — собранный, готовый к употреблению, с плоской вороненой обоймой, торчащей из казенника. Под столом масляно блестела четвертная бутыль с Часть вторая. Следователь 4 глава приставшей кукурузной шелухой и соломинками.

Андрей бросил корзину и кошелку.

— Эй, лоботрясы! — закричал он. — Вода бурлит!

Бас Давыдова смолк, а в дверцах появилась раскрасневшаяся, с блестящими очами Сельма. За ее плечом милей торчал Фриц. Видимо, они только-только плясали, и ариец пока не задумывался снимать здоровые свои красноватые лапищи с Часть вторая. Следователь 4 глава талии Сельмы.

— Привет для тебя от Гофштаттера! — произнес Андрей. — Эльза волнуется, что ты не заходишь… Ведь ребеночку уже скоро месяц!

— Дурные шуточки! — объявил Фриц с омерзением, но лапы убрал. — Где Отто?

— И правда, вода бурлит! — сказала Сельма с удивлением. — Что сейчас с ней делать?

— Бери ножик, — произнес Андрей Часть вторая. Следователь 4 глава, — и начинай чистить картошку. А ты, Фриц, по моему, очень любишь картофельный салат. Итак вот займись, а я пойду делать роль владельца.

Он двинулся было в столовую, но в дверцах его перехватил Изя Кацман. Физиономия его зияла от экстаза.

— Слушай! — шепнул он, хихикая и брызгаясь. — Откуда ты взял Часть вторая. Следователь 4 глава такового восхитительного типа? У их там на фермах, оказывается, реальный Одичавший Запад! Южноамериканская вольница!

— Российская вольница не ужаснее американской, — произнес Андрей с неприязнью.

— Ну да! Ну да! — заорал Изя. — «Когда еврейское казачество восстало, в Биробиджане был переворот-переворот, а кто захотит захватить наш Бердичев, тому фурункул вскочит на Часть вторая. Следователь 4 глава животик!…»

— Это ты брось, — произнес Андрей сердито. — Это я не люблю… Фриц, отдаю для тебя Сельму и Кацмана под командование, работайте, да побыстрее, жрать охота — сил нет… Да не кричите тут — Отто будет стучаться, он за консервами побежал.

Поставив все таким макаром на свои места, Андрей поторопился в столовую и там, сначала Часть вторая. Следователь 4 глава, поменялся крепким рукопожатием с Юрием Константиновичем. Юрий Константинович, все таковой же краснолицый и прочно пахнущий, стоял в центре комнаты, расставив ноги в кирзовых сапогах, засунув ладошки под солдатский ремень. Глаза у него были радостные и немного обезумевшие — такие глаза Андрей нередко следил у людей безбашенных, любящих Часть вторая. Следователь 4 глава отлично поработать и прочно испить и ничего на свете не страшащихся.

— Вот! — произнес Давыдов. — Пришел-таки я, как обещал. Бутыль лицезрел? Для тебя. Картошка еще для тебя — два мешка. Давали мне за их, понимаешь, одну вещь, нет, думаю, на хрен мне все это. Отвезу лучше отличному человеку. Они здесь Часть вторая. Следователь 4 глава в собственных хоромах каменных живут, как сгнивают, белоснежного света не лицезреют… Слушай, Андрей, вот я здесь Кэнси говорю, японцу, плюньте, говорю, ребята! Ну чего вы тут еще не лицезрели? Собирайте собственных детей, баб, девок, айда все к нам…

Кэнси, все еще в форме после дежурства, но в мундире нараспашку, неудобно орудуя одной Часть вторая. Следователь 4 глава рукою, расставлял на столе разнокалиберную посуду. Левая рука у него была обмотана бинтом. Он улыбнулся и покивал Давыдову.

— Этим и кончится, Юра, — произнес он. — Вот будет еще нашествие кальмаров, тогда и мы все как один подадимся к вам на болота.


chast-vi-tehnicheskaya-chast-konkursnoj-dokumentacii-konkursnaya-dokumentaciya-po-provedeniyu-otkritogo-konkursa-po.html
chast-vi-zaklyuchitelnie-stati-uslugi-po-sohraneniyu-vosstanovleniyu-i-uluchsheniyu-kachestva-okruzhayushej-sredi-obespecheniyu.html
chast-vii-poiski-glava-24-mnimaya-smert-kniga-vampirov.html