ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава

— Что насчет истории с кошками? — спросил я.

— Ты говорил мне, что, по твоему воззрению, ты пользуешься своими способностями, как макс, — произнес он.

— Я считаю, что это так.

— Что я пробовал для тебя поведать, так это что, как вояка, ты не можешь просто поверить в это и все это так бросить ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава. Должен веровать в случае с максом значит, что ты принимаешь тот факт, что его побег мог быть никчемным порывом. Он мог прыгнуть в канализационный лючок и сходу погибнуть. Он мог утопнуть либо умереть от голода, либо мог быть съеден крысами. Вояка воспринимает в расчет все эти вероятности, а потом он ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава выбирает веровать в согласовании со своим внутренним предрасположением.

Как вояка, ты должен веровать, что макс сделал это. Что он не только лишь удрал, но что он сохранил свою силу. Ты должен веровать в это. Выскажемся так, что без этой веры ты не имеешь ничего.

Различие стало очень ясно. Я задумывался ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, что я вправду выбрал веровать, что макс выжил, зная, что он избалован жизнью мягенького подушечного воспитания.

— Веровать — просто и расслабленно, — продолжал дон Хуан. — должен веровать — нечто другое. В данном случае, к примеру, сила отдала для тебя прекрасный урок. Ты использовал только часть его. Предпочел использовать. Но, если ты ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава должен веровать, то ты должен использовать все действия.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду, — произнес я.

Мой разум находился в состоянии ясности, и мне казалось, что я схватываю его концепции совершенно без всяких усилий.

— Боюсь, что ты еще не понимаешь, — произнес он практически шепотом.

Он поглядел на меня. Секунду ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава я выдерживал его взор.

— Как насчет другого кота? — спросил он.

— А? Другого кота? — повторил я невольно.

Я запамятовал о нем. Мой знак вертелся вокруг макса. Другой кот не имел для меня никаких последствий. Он не имел ко мне никакого дела.

— Но он имеет! — воскрикнул дон Хуан, когда ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава я выразил свои мысли. — должен веровать значит, что ты должен брать в расчет и другого кота, того, который пошел, играя и облизывая руки несущей его к его року. Это был тот кот, который пошел к собственной погибели доверчиво, полный собственных кошачих суждений.

Ты думаешь, что ты похож на ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава макса, потому ты запамятовал о другом коте. Ты даже не знаешь его имени. Должен веровать значит, что ты должен учесть все и до того как решить, что ты похож на макса, ты должен взять в расчет, что ты может быть похож на другого кота. Заместо того, чтоб удирать, спасая свою жизнь и ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава пользуясь своими способностями, ты, может быть, отрадно идешь к собственному року, заполненный своими суждениями.

В его словах была непонятная печаль. Либо может быть печаль была моей. Длительное время мы молчали. Мне никогда не приходило в голову, что я могу прогуляться на другого кота. Идея была очень противной для меня ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава.

Какое-то замешательство и приглушенный звук голосов вывели меня в один момент из моих интеллектуальных рассуждений.

Полицейские разгоняли людей, собравшихся вокруг человека, лежащего на травке. Кто-то подложил ему под голову скатанный пиджак. Человек лежал параллельно улице лицом к востоку. С того места, где я посиживал, я практически ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава мог наверное сказать, что его глаза были открыты.

Дон Хуан вздохнул.

— Какой красивый денек, произнес он, смотря на небо.

— Я не люблю город Мехико, — произнес я.

— Почему?

— Я терпеть не могу сумел.

Он покачал ритмично головой, вроде бы соглашаясь со мной.

— Я бы лучше был с тобой в ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава пустыне либо в горах, — произнес я.

— Если б я был тобой, я бы этого не произнес, — произнес он.

— Я не имел в виду ничего отвратительного, дон Хуан.

— Мы оба знаем это. Имеет значение, но, не то, что ты желал сказать. Вояка либо хоть какой другой человек в этом ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава случае точно не может желать быть где-либо еще. Вояка, так как живет по вызову. Обыденный человек

— Так как он не знает, где его отыщет его погибель. Посмотри на того человека, что лежит на травке. Как ты думаешь, что с ним неблагополучно?

— Он либо опьянен либо болен, — произнес я.

— Он погибает! — произнес ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава дон Хуан с абсолютной уверенностью. Когда мы сели тут, я выудил блик его погибели, когда она кружила вокруг него. Вот почему я повелел для тебя не вставать. Дождик либо солнце, но ты не должен вставать в этой лавки пока все не кончится. Это тот символ, которого мы ждали. На ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава данный момент конец денька, как раз на данный момент солнце практически садится. Это твой час силы. Посмотри! Вид этого человека только для нас.

Он указал, что с того места, где мы посиживали, нам ничто не заслоняло вида этого человека. Группа зевак собралась полукругом с другой стороны от него, обратной ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава нам.

Вид человека, лежащего на травке, был для меня очень беспокоящим. Он был сухой телом, черный кожей, еще юный. Его темные волосы были коротки и вились. Рубаха его была расстегнута, и грудь не покрыта. Он носил оранжевую кофточку с дырами на локтях и какие-то старенькые, избитые ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, сероватые босоножки. Он был напряжен. Я не мог сказать, дышит он либо нет. Я раздумывал над тем, погибает он либо не погибает, как произнес дон Хуан. Либо может быть просто дон Хуан употребляет событие, чтоб сделать свою точку. Мой прошедший опыт с ним присваивал мне уверенность, что он каким-то ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава образом заставлял все улечся в свои таинственные схемы.

Поле долгого молчания я оборотился к нему. Его глаза были закрыты. Он начал гласить, не раскрывая их.

— Этот человек на данный момент умрет, — произнес он. — хотя ты не веришь этому, не так ли? — он открыл глаза и секунду смотрел на ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава меня. Глаза его были настолько пронзительны, что я застыл.

— Нет, не верю, — произнес я.

Я вправду ощущал, что все это очень просто. Мы пришли посидеть в парк и прямо в тот, как если б все это было подстроено, где был умирающий человек.

— Мир подстраивает себя к для себя самому, — произнес дон ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава Хуан, выслушав мои сомнения. — это не подстроено. Это — символ, действие силы.

Мир, поддерживаемый разумом, делает все это событием, которое мы можем понаблюдать секунду на собственном пути к более принципиальным делам. Все, что мы можем сказать об этом — так это, что человек лежит на травке парка, возможно, опьяненный.

Мир ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, поддерживаемый волей, превращает это в действие силы, которое мы можем «видеть». Мы можем созидать погибель, кружащуюся вокруг человека, погружающую свои крючки все поглубже и поглубже в его светящиеся волокна. Мы можем «видеть», как светящиеся волокна теряют свою натянутость и исчезают одна за другой.

Это две способности, открытые для нас, светящихся созданий ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава. Ты находишься кое-где в центре, все еще желая, чтоб все находилось под рубрикой разума, и все же, ты можешь откинуть тот факт, что твоя личная сила выдвинула символ. Мы пришли в этот парк после того, как ты отыскал меня, там, где я тебя ожидал. Ты отыскал меня ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, просто наткнувшись на меня, не думая, не планируя, и не используя преднамеренно собственный разум. А потом мы садимся тут и ждем знака. Мы понимаем присутствие этого человека. Каждый замечает его по-своему. Ты своим разумом, я — собственной волей.

Этот умирающий один из кубических см шанса, которых сила вояки всегда ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава делает доступными для вояки. Искусство вояки заключается в том, чтоб быть текучим для того, чтоб схватить его. Я его схватил, а ты?

Я не мог ответить. Я понял нескончаемую пропасть в себе и на мгновение ощутил те два мира, о которых он гласил.

— Какой это исчерпающий символ! — продолжал ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава он. — и все тебе. Сила указывает для тебя, что погибель постоянная добавка к долгу веровать. Без понимания погибели все обычно, элементарно. Только поэтому, что погибель подкарауливает нас, мир является неизмеримой загадкой. Сила показала для тебя это. Все, что я сделал сам, так это развернул детали знака, чтоб для тебя было ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава ясно направление. Но, развертывая детали, я показал для тебя также, что все, мною произнесенное сейчас для тебя, это то, во что я должен веровать сам, так как это — продолжение моего духа.

Мгновение мы смотрели друг дружке в глаза.

— Я помню стихотворение, которое ты читал мне, — произнес он, отводя глаза в ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава сторону, — о человеке, который давал обет умереть в париже. Как оно там?

Это было стихотворение Цезаря Вольхео «Черный камень на белоснежном камне». Я сильно много раз читал и перечитывал дону Хуану по его просьбе 1-ые две строфы:

Я умру в Париже, когда идет дождик,

В тот ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава денек, который я уже помню,

Я умру в париже, и не убегу прочь

Может быть осенью, как сейчас, в среду.

Это будет среда, так как сейчас,

Когда я пишу эти строчки — среда.

Мои кости ощущают поворот

И никогда так как сейчас за весь мой путь

Я не лицезрел себя так одиноким.

Стихотворение ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава нагнало на меня непередаваемую меланхолию.

Дон Хуан произнес, что он должен веровать, что умирающий имел довольно личной силы, чтоб иметь возможность избрать улицу городка мехико как место собственной погибели.

— Мы снова возвращаемся к рассказу о 2-ух котах, — произнес он. — мы должны веровать, что макс понял то, что над ним нависло ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, и подобно тому человеку на травке имел довольно силы по последней мере избрать место собственного конца. Но потом там был другой кот. Также, как есть другие люди, чья погибель опутает их тогда, когда они одиноки, не понимают ее и глядят на стенки и потолок отвратительной загроможденной комнаты.

Тот человек, с ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава другой стороны, погибает там, где он всегда жил, на улицах. Три полицейских — его знатный караул. И когда он растеряет сознание, его глаза поймают последний блик огней в магазинах на обратной стороне улицы, машины, деревья и череды людей, снующих вокруг, а его уши будут заполнены в последний раз звуками транспорта и ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава голосами проходящих мимо парней и дам.

Так что видишь, без понимания присутствия нашей погибели — нет никакой силы и никакой мистики.

Я длительное время смотрел на человека. Он был неподвижен. Может быть он был мертв, но мое неверие больше не имело никакого значения. Дон Хуан был прав ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава. Долг веровать, что мир таинственен и неизмерим, было выражением самогоглубокого предрасположения вояки. Без него он не имел ничего.

5. Полуостров ТОНАЛЯ

Мы с доном Хуаном повстречались на последующий денек в том же самом парке около пополудни. На нем все еще был его карий костюмчик. Он снял собственный пиджак, сложил его кропотливо, но с цветом ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава высшей небрежности, и положил на лавку. Его небрежность была очень рассчитанной и в то же время стопроцентно естественной. Я изловил себя на том, что глазею на него. Он, казалось, понимал тот феномен, перед которым меня поставил, и улыбнулся. Он поправил галстук. На нем была бежевая рубаха ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава с длинноватыми рукавами. Она прекрасно на нем посиживала.

— Я все еще имею на для себя собственный костюмчик, так как желаю поведать для тебя кое-что имеющее гигантскую значимость, — произнес он, похлопав меня по плечу. — вчера для для тебя было не плохое представление, на данный момент время придти к каким-либо окончательным соглашениям ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава.

Он сделал долгую паузу. Казалось, он подготавливает фразу. У меня было странноватое чувство в животике. Моим незамедлительным заключением было то, что он собирается поведать мне разъяснение колдунов. Он несколько раз подымался и прохаживался передо мной, как если б ему было тяжело выразить словами то, что у него на ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава уме.

— Пойдем в ресторан напротив и перекусим, — произнес он в конце концов.

Он развернул собственный пиджак и до того как надеть его показал мне, что тот отлично отглажен. «Все изготовлено согласно существующему порядку, — произнес он и улыбнулся вроде бы гордый этим, как если б это имело значение.

— Я обязан ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава направить на это твое внимание либо бы ты не увидел этого. А на данный момент очень принципиально, чтоб ты это понял. Ты осознаешь все только тогда, когда ты думаешь, что для тебя это необходимо. Условие вояки но заключается в том, чтоб обдумывать все во всякое время.

Мой ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава костюмчик и все эти девайсы важны, так как они представляют мое положение в жизни, либо скоре одну из 2-ух частей моей целостности. Этот разговор издавна ждал собственной очереди. Я чувствую, что на данный момент для него настало время. Но должен он был быть проведен как надо либо же он совершенно ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава не будет иметь смысла. Мне нужен был мой костюмчик, чтоб дать для тебя 1-ый намек. Я считаю, что он его отдал. Сейчас время говорить, так как, что касается этой темы, то здесь нереально полное осознание без разговора.

— Что же это все-таки за тема, дон Хуан?

— Целостность себя ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава самого.

Он резко поднялся и повел меня в ресторан в большенном отеле напротив. Хозяйка достаточно недружелюбно отдала нам столик в заднем углу. Разумеется избранные места были повдоль окон.

Я произнес дону Хуану, что эта дама напомнила мне другую хозяйку в Аризоне, где мы с ним когда-то ели, которая спросила нас, до ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава того как вручила нам меню, хватит ли у нас средств.

— Я не виню эту бедную даму тоже, — произнес дон Хуан, вроде бы симпатизируя ей. — она также, как и та, другая, опасается мексиканцев.

Он мягко засмеялся. Пара людей за примыкающими столами повернула головы и поглядела на нас.

Дон ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава Хуан произнес, что не зная, а может быть даже вопреки для себя, хозяйка отдала нам самый наилучший столик в доме. Столик, где мы можем говорить, а я могу писать от всего сердца.

Я только-только вынул собственный блокнот из кармашка и положил его на стол; когда к нам ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава в один момент подлетел официант. Казалось, он тоже был в нехорошем настроении. Он стоял над нами с вызывающим видом.

Дон Хуан начал заказывать очень непростой обед себе. Он заказывал, не смотря на меню, как если б знал его назубок. Я растерялся. Официант появился внезапно, и я не успел прочесть меню, поэтому ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава я произнес ему, что желаю то же самое.

Дон Хуан шепнул мне на ухо: «даю для тебя добросовестное слово, у их нет того, что я заказал.

Он растянул руки и ноги и произнес мне, чтоб я расслабился и посиживал комфортно, так как пока приготовят обед пройдет вечность.

— Ты ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава на очень приметном перекрестке, — произнес он. — может быть последнем, и может быть также самом тяжелом для осознания. Некие из числа тех вещей, которые я собираюсь указать для тебя сейчас, наверняка никогда не станут ясными. Во всяком случае от их и не ожидается этого. Потому не раздражайся и не разочаровывайся. Все ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава мы немые существа, когда вступаем в мир магии. А вступление в него ни при каких обстоятельствах не гарантирует нам, что мы изменимся. Некие из нас остаются немыми до самого конца.

Мне понравилось, когда он включил себя в среду кретинов. Я знал, что сделал это не из доброты, как ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава дидактическое средство.

— Не теряйся, если ты не улавливаешь того, что я буду для тебя гласить, — продолжал он. — беря во внимание твой характер, я боюсь, что ты сможешь сбить себя самого с ног, пытаясь осознать. Не нужно! То, что я собираюсь сказать, предназначается только для того, чтоб указать направление.

У меня ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава появилось неожиданное чувство волнения. Предупреждение дона Хуана бросило меня в нескончаемые рассуждения. В других случаях он предупреждал меня точно таким же образом, и всякий раз после того, как он это делал, то, о чем он меня предупреждал, оборачивалось разрушительным событием.

— Я становлюсь очень нервным, когда ты разговариваешь ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава со мной таким макаром, — произнес я.

— Я знаю это, — ответил он расслабленно. — я преднамеренно заставляю тебя подняться на цыпочки. Мне необходимо твое внимание, твое нераздельное внимание.

Он сделал паузу и посмотрел на меня.

Я рассмеялся нервно и неприязненно. Я знал, что он растягивает драматические способности ситуации так, как может ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава.

— Я не говорю для тебя это для эффекта, — произнес он вроде бы прочитав мои мысли. — я просто даю для тебя время сделать нужную настройку.

В этот момент к нашему столу подошел официант и заявил, что у их нет ничего из того, что мы заказали. Дон Хуан звучно засмеялся и ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава заказал кукурузные блинчики с мясом и бобы. Официант укоризненно усмехнулся и произнес, что они такового не готовят, предложив бифштекс либо курицу. Мы условились о супе.

Ели мы в молчании. Мне суп не приглянулся, и я не мог его докончить, но дон Хуан съел собственный весь.

— Я надел собственный пиджак, — произнес ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава он в один момент, — чтоб поведать для тебя о том, что ты уже знаешь, но то, что следует объяснять, чтоб оно стало действенным. Я ожидал до сего времени, так как Хенаро ощущает, что ты не только лишь должен желать пойти по дороге познания, но сами твои усилия, должны быть довольно ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава неуязвимы, чтоб сделать тебя стоящим этого познания. Ты действовал отлично. Сейчас я расскажу для тебя разъяснение колдунов.

Он снова сделал паузу, потер щеки и поиграл языком снутри рта, вроде бы ощупывая зубы.

— Я собираюсь поведать для тебя о тонале и нагвале, — произнес он и посмотрел на меня пронзительно.

Это был ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава 1-ый раз за время нашего знакомства, чтоб он использовал эти два термина. Я был смутно знаком с ними из антропологической литературы о культурах центральной Мексики. Я знал, что тональ считается собственного рода сторожевым духом, обычно животным, которого ребенок получал при рождении и с которым он был связан интимными узами ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава до конца собственной жизни. Нагваль — было заглавие, дававшееся животному, в которое колдун мог преобразовываться, либо же тому колдуну, который практиковал такие перевоплощения.

— Это мой тональ, — произнес дон Хуан, потерев руками грудь.

— Твой костюмчик?

— Моя личность.

Он похлопал по груди, по коленям по ребрам.

— Мой тональ — все это ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава. Он мне растолковал, что каждое человеческое существо имеет две стороны, два отдельных существа, две обратные стороны, которые становятся действующими в момент рождения. Одна именуется «тональ», другая — «нагваль». Я поведал ему, что антропологи знали об этих 2-ух концепциях. Он позволил мне гласить, не прерывая.

— Ну, что бы ты там ни задумывался либо ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава знал о их, это незапятнанная ересь, — произнес он. — я основываю это заявление на том факте, что то, что я для тебя говорю о тонале и нагвале, не могло быть сказано для тебя ранее. Хоть какой кретин знал бы, что ты ничего об этом не знаешь, так как, чтоб познакомиться ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава с этим, для тебя следует быть колдуном, а ты не колдун. Либо для тебя необходимо было бы гласить об этом с колдуном, а ты не гласил. Потому откинь все то, что ты слышал об этом ранее, так как это неприложимо.

— Это было только замечанием, — произнес я.

Он поднял ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава брови с смешным жестом.

— Твои замечания не к месту, — произнес он. — сейчас мне необходимо твое нераздельное внимание, так как я собираюсь познакомить тебя с тоналем и нагвалем. Колдуны имеют особенный и уникальный энтузиазм к этому познанию. Я бы произнес, что тональ и нагваль находятся только в сфере людей ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава познания. В твоем случае это заслонка, которая закрывает все то, чему я тебя учил. Потому я ждал до сего времени, чтоб заговорить о их.

— Тональ — это животное, которое охраняет человека. Я бы произнес, пожалуй, что это хранитель, который может быть представлен как животное, но это не принципиальный момент.

Он ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава улыбнулся и подмигнул мне.

— Сейчас я использую твои собственные слова, — произнес он. — тональ — это публичное лицо.

Он засмеялся, я полагаю, при виде моего замешательства. — Тональ является по праву заступником, хранителем. Хранителем, который большей частью преобразуется в сторожа.

Я путался со своим блокнотом. Я старался уделять внимание тому, что он гласит ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава. Он засмеялся и скопировал мои нервные движения.

— Тональ — это устроитель мира, — продолжал он. — может быть наилучшим методом описания его монументальной работы будет сказать, что на его плечах лежит задачка приведения хаоса мира в порядок. Но будет чрезмерным заявлять, как это делают колдуны, что все то, что мы знаем как люди ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, является работой тоналя.

На этот момент, к примеру, все, что участвует в попытке отыскать смысл в нашем разговоре, является твоим тоналем. Без него могли быть только глупые звуки и гримасы, и ты не сообразил бы ничего из того, что я говорю.

Скажу дальше, что тональ является хранителем, который ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава охраняет нечто неоценимое, нас самих. Потому прирожденным качеством тоналя является быть ограниченным и ревнивым относительно собственных действий. А так как его деяния являются самой что ни на есть важной частью нашей жизни, то не умопомрачительно, что он равномерно меняется в каждом из нас из хранителя в сторожа.

Он тормознул ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава и спросил меня, сообразил ли я. Я автоматом утвердительно кивнул головой, и он улыбнулся с видом недоверия.

— Хранитель мыслит обширно и все соображает, — растолковал он. — сторож, с другой стороны, бдительный, узко мыслящий и большей частью тиран. Скажу дальше, что тональ во всех нас был преобразован в мелочного и ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава деспотичного сторожа в то время, как он должен бы быть обширно мыслящим хранителем.

Я точно не улавливал нити его разъяснения. Я расслышал и записал каждое слово и но же, я был, казалось, забит каким-то своим своим внутренним диалогом.

— Мне очень тяжело смотреть за тобой, — произнес я.

— Если б ты не ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава цеплялся за дискуссии с самим собой, то у тебя не было бы проблем, — произнес он резко.

Его замечание ввергло меня в длинноватое пояснительное заявление. В конце концов я спохватился и извинился за свою напористость защищаться.

Он улыбнулся и сделал символ, который, казалось, демонстрировал, что его это вправду не ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава раздражает.

— Тональ — это все, что мы есть, — продолжал он. — назови его! Все, зачем у нас есть слово — это тональ. А так как тональ является его своим деянием, тогда все, разумеется, попадает в его границы.

Я напомнил ему, что он произнес, как будто «тональ» был публичным лицом. Термин, который сам я ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава использовал с ним, чтоб обозначить человеческое существо как конечный итог процесса социализации. Я указал, что тональ был продуктом. Он не мог быть всем, как он произнес, так как мир вокруг нас не является продуктом социализации.

Дон Хуан напомнил мне, что мой аргумент не имеет под собой базы ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава для него, и что намного ранее он уже отмечал, что не существует никакого мира в широком смысле, а только описание мира, которое мы научились визуализировать и принимать как само собой разумеющееся.

— Тональ — это все, что мы знаем, — произнес он. — я думаю, что это само по себе уже достаточная причина ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава для того, чтоб тональ был таким сверхсильным делом.

Он на секунду тормознул. Казалось, он точно ждет замечаний либо вопросов, но у меня их не было, но же, я ощущал себя обязанным задать вопрос и старался сконструировать подходящий. Мне не удалось. Я ощущал, что предупреждения, которыми он открыл наш разговор, являлись ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, может быть, детергентом для всех вопросов с моей стороны. Я ощущал себя удивительно онемевшим. Я не мог сконцентрироваться и привести в порядок свои мысли. Практически я ощущал и знал без тени сомнения, что я не способен мыслить, и в то же время я знал это не думая, если только ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава это может быть.

Я посмотрел на дона Хуана. Он глядел на среднюю часть моего тела. Он поднял глаза, и ясность мысли возвратилась ко мне одномоментно.

— Тональ — это все, что мы знаем, — повторил он медлительно, — и это включает не только лишь нас, как личности, да и все в нашем мире. Можно ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава сказать, что тональ это все, что встречает глаз.

Мы начинаем выращивать его с момента рождения. Тогда, когда мы делаем 1-ый вдох воздуха, мы вдыхаем также силу для тоналя. Потому верно сказать, что тональ людского существа интимно связан с его рождением.

Ты должен уяснить этот момент. Очень принципиально осознание ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава всего этого. Тональ начинается с рождения и завершается со гибелью.

Я желал пересмотреть все, что он произнес. Я уже было раскрыл рот, чтоб попросить его повторить неясные точки нашего разговора, но к собственному изумлению я не сумел произнести свои слова. Я испытывал очень любопытную неспособность. Мои слова были ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава томными, и я не имел никакого контроля над этим чувством.

Я посмотрел на дона Хуана, чтоб показать ему, что не могу гласить. Он снова смотрел на мой животик.

Он поднял глаза и спросил, как я себя чувствую. Слова полились из меня, будто бы прорвало плотину. Я сказал ему, что у меня ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава было любознательное чувство, как будто я не могу ни гласить ни мыслить, и в то же время мои мысли были кристально ясными.

— Твои мысли были кристально ясными? — спросил он.

Я сообразил тогда, что ясность не относилась к моим мыслям, а только к моему восприятию мира.

— Ты чего ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава-нибудть делаешь со мной, дон Хуан? — спросил я.

— Я пробую уверить тебя в том, что твои замечания не необходимы, — произнес он и засмеялся.

— Означает ты не хочешь, чтоб я задавал вопросы?

— Нет, нет, задавай, все, что хочешь. Но не давай отвлекаться собственному вниманию.

Я обязан был признать, что ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава был рассеян из-за безбрежности темы.

— Я все еще не могу осознать, дон Хуан, что ты имеешь в виду под тем заявлением, что тональ это все, — произнес я после секундной паузы.

— Тональ это то, что делает мир.

— Тональ является создателем мира?

Дон Хуан почесал виски.

— Тональ делает мир только образно ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава говоря. Он не может сделать либо поменять ничего, и все же он делает мир, так как его функция заключается в том, чтоб судить, свидетельствовать и оценивать. Я говорю, что тональ делает мир, так как он свидетельствует и оценивает его согласно своим тональным законам. Очень странноватым образом тональ является творцом, который не ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава творит ни единой вещи другими словами, тональ делает законы, по которым он принимает мир, так что, образно говоря, он творит мир.

Он мурлыкал пользующуюся популярностью мелодию, отбивая ритм пальцами на краю стула. Его глаза светились. Казалось, они искрятся. Он усмехнулся и покачал головой.

— Ты не слушаешь меня, — произнес ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава он улыбаясь.

— Слушаю, у меня нет никаких заморочек, — произнес я, но не очень убежденно.

— Тональ — это полуостров, — растолковал он. — наилучший метод обрисовать его, это сказать, что тональ — вот это.

Он очертил рукою середину стола.

— Мы можем сказать, что тональ как верхушка этого стола, полуостров, и на этом полуострове мы имеем ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава все. Этот полуостров практически мир.

Есть личные тонали для каждого из нас и есть коллективный тональ для всех нас в хоть какое данное время, который мы можем именовать тоналем времен.

Он показал на ряд столов в ресторане. — Посмотри, каждый стол имеет одни и те же очертания ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава. Определенные предметы есть на каждом из их. Персонально они, но, отличаются один от другого. За одними столами больше людей, чем за другими, на их различная еда, различная посуда, разная атмосфера, и но мы должны согласиться, что все столы в ресторане очень похожи. Та же самая вещь происходит с тоналем. Мы можем сказать ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, что тональ времен это то, что делает нас схожими. Точно также, как все столы в этом ресторане похожи. Каждый стол, все же, это личный случай, точно так же, как личный тональ каждого из нас. Но, следует подразумевать тот принципиальный момент, что все, что мы знаем о ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава нас самих и о нашем мире, находится на полуострове тоналя. Понимаешь, о чем я говорю?

— Если тональ это все, что мы знаем о нас и нашем мире, что все-таки такое нагваль?

— Нагваль — это та часть нас, с которой мы вообщем не имеем никакого дела.

— Прости, я не сообразил.

— Нагваль — это ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава та часть нас, для которой нет никакого описания. Нет слов, нет заглавий, нет эмоций, нет познания.

— Но это противоречие, дон Хуан. По моему воззрению, если это не может быть почувствовано, описано либо названо, то оно не может существовать.

— Это противоречие только по твоему воззрению. Я предупреждал тебя ранее ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, чтоб ты не пробовал сбить себя самого с ног, стараясь осознать это.

— Не говоришь ли ты, что нагваль это мозг?

— Нет, разум — это предмет на столе, разум — это часть тоналя. Выскажемся так, что мозг — это чилийский соус.

Он взял бутылку соуса и поставил ее передо мной.

— Может нагваль — душа?

— Нет, душа ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава тоже на столе. Скажем, душа — это пепельница.

— Может это мысли людей?

— Нет, мысли тоже на столе. Мысли как столовое серебро. Он взял вилку и положил ее рядом с чилийским соусом и пепельницей.

— Может быть это состояние блаженства, неба?

— И не это тоже. Это, чем бы оно ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава ни было, есть часть тоналя. Это, скажем, картонная салфетка.

Я продолжал перечислять вероятные методы описания того, о чем он гласит: незапятнанный ум, психика, энергия, актуальная сила, бессмертие, принцип жизни. Для всего, что я называл, он отыскал предмет на столе как противовес и ставил его передо мной, пока все предметы ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава на столе не были собраны в одну кучу.

Дон Хуан, казалось, услаждался нескончаемо. Он хихикал, потирал руки всякий раз, когда я называл другую возможность.

— Может быть нагваль — высшее существо, всевластный бог? — спросил я.

— Нет, бог тоже на столе. Выскажемся так, что бог — это скатерть. Он сделал шутливый жест для ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава того, чтоб скомкать ее и положить с другими предметами передо мной.

— Но означает ты говоришь, что бога не существует?

— Нет, я не произнес этого. Все, что я произнес, так это что нагваль — не бог, так как бог является предметом нашего личного тоналя и тоналя времен. Тональ является, как я уже произнес ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, всем тем, из чего мы думаем, состоит мир, включая бога, естественно.

Бог менее важен, чем что-либо другое, будучи тоналем нашего времени.

— В моем осознании, дон Хуан, — бог — это все. Разве мы не говорим об одной и той же вещи?

— Нет, бог это только все то, о ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава чем мы можем мыслить, потому, верно говоря, он только другой предмет на этом полуострове. Бога нельзя поглядеть по собственному желанию, о нем можно только гласить. Нагваль, с другой стороны, к услугам вояки. Можно быть его очевидцем, но о нем нельзя побеседовать.

— Если нагваль не является ни одной из числа тех ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава вещей, которые я перечислил, то может быть ты сможешь поведать мне о его местоположении. Где он?

Дон Хуан сделал широкий жест и показал на область за границами стола. Он провел рукою, как если б ее тыльной стороной очищал воображаемую поверхность, которая длилась за краями стола.

— Нагваль там, — произнес он. — там ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТОНАЛЬ И НАГВАЛЬ 8 глава, окружающий полуостров. Нагваль там, где обитает сила.


chast-vtoraya-osnovnie-metodi-analiza-bespokojstva-kak-bila-napisana-eta-kniga-i-pochemu.html
chast-vtoraya-pedro-kalderon-de-la-barka.html
chast-vtoraya-pisha-i-pitanie-e-v-vasilev-sposob-zhizni-v-eru-vodoleya-teoriya-i-praktika-samopoznaniya-i-samoozdorovleniya-moskva.html